Литтл Маунтинмэн

PANOPTIKUM. ПАРАДНОЕ




Привет! Я Эдгар По.

У нас тут сломался звук.
Но я хочу познакомить вас с одним вашим современником.
Он графоман, но, какой-то необычный..
Зовут тоже как попало:  какой-то Пол Эктоф:
ну  куда это годится!
Ну да ладно:

  он выстроил для вас нечто забавное.
Вон он внизу: рвётся к микрофону...
Пол Эктоф у микрофона:Свернуть )
звёздочка пустая 1 штука.png



 
Литтл Маунтинмэн

Американцы провели в невесомости эксперименты с поведением воды

Американцы провели в невесомости эксперименты с поведением воды

НАСА публикует видео с невероятными превращениями воды в условиях открытого космоса

24 июня 2015 в 10:20, просмотров: 10312
Едва ли не самым любопытным физическим опытом в «безгравитационном» состоянии стало пристальное наблюдение за движениями капелек воды. Из познавательного киноролика, сделанного американскими исследователями, можно узнать, насколько причудливые и невероятные формы способны приобретать водные капли в «подвешенном состоянии».

Американцы провели в невесомости эксперименты с поведением воды
youtube.com/Sploid

Специалисты отмечают, что в открытом космосе на воду оказывают воздействие известные со школьного курса физики силы поверхностного натяжения.

Экспериментаторы увидели, что разлившаяся вода в условиях космоса не «прилипает» ни к каким поверхностям, не падает на них, а собирается в точно такой же шар, каковым является наша родная Земля.

Другая вещь. Там, в невесомости, мы будем не в состоянии налить в сосуд воду, поскольку жидкость на дне не остается, а словно плавает внутри ёмкости маленькими шариками.

Причем, «вылить» из сосуда жидкость в космосе отнюдь не просто. Требуется емкость трясти или раскручивать так, чтобы вода стала липнуть к стеклянным стенкам. 

Метки: ,
Литтл Маунтинмэн

Забывшим физику 10-го класса об энтропии (нет, лучше о хаосе) и её связи с термодинамикой

ЧТО ТАКОЕ ВТОРОЕ НАЧАЛО ТЕРМОДИНАМИКИ

Термодинамика – это раздел физики, изучающий соотношения и превращения теплоты и других форм энергии. Оно базируется на нескольких основополагающих принципах, называемых началами (иногда – законами) термодинамики. Среди них наиболее известно, наверное, второе начало.

три начала о термодинамикеСвернуть )

Второе начало термодинамики, помимо приведённой выше, имеет и другие формулировки. Вокруг одной из них и вращаются все упомянутые нами споры о сотворении. Эта формулировка связана с понятием энтропии, с которым нам придётся познакомиться.

Энтропия (по одному из определений) – это показатель неупорядоченности, или хаотичности, системы. Говоря простым языком, чем больший хаос царит в системе, тем выше её энтропия. Для термодинамических систем энтропия тем выше, чем более хаотично движение материальных частиц, составляющих систему (например, молекул).

Со временем учёным стало понятно, что энтропия – понятие более широкое и может применяться не только к термодинамическим системам. В общем-то, любая система имеет определённую долю хаоса, которая может изменяться – увеличиваться или уменьшаться. В таком случае уместно говорить и об энтропии. Приведём примеры:

примеры энтропииСвернуть )

Метки:
Литтл Маунтинмэн

Соло Моно

Интеллектуальный прорыв года

Александр Потёмкин

Александр Потёмкин – профессор МГУ, доктор экономических наук, автор 10 книг интеллектуальной прозы. Его романы переведены на английский, немецкий, французский, китайский, японский, польский и другие языки.

Александр Потёмкин всегда был в авангарде литературного поиска, используя в своих романах новаторские композиционные модели, нестандартные приёмы и стиль повествования. Его художественные тексты посвящены глобальным вопросам – от сотворения мира и его биологической эволюции до будущего социально-инженерного мироустройства. В них рассматриваются вопросы, которые ставит перед нами современная наука и технический прогресс. Творчество Александра Потёмкина отличает всечеловеческий масштаб онтологических проблем, глубина их художественного осмысления и неординарные варианты решения. А ещё – устремлённость в будущее не только России, но и всего человечества.

Однако особенность его прозы в том, что при всей футуристичности отображаемых в ней идей и проектов, она всегда оставалась глубоко связанной с русской классической литературой, наследуя Достоевскому, Толстому, Гоголю. В романах Потёмкина человек вновь и вновь ищет ответы на вечные вопросы бытия, выбирая между духовным и душевным, добром и злом. Также следует отметить, что Потёмкин – один из немногих авторов, которые занимаются проблемой сознания как такового. Данный предмет – прерогатива современной философии и науки, на поле литературы с этой темой решаются работать редкие писатели. Как возникает сознание? Как оно организовано и работает? Что есть "Я"? Как соотносится мое тело с сознанием, разумом, интеллектом? Что такое виртуальность? Что останется после меня, когда я умру? Герои Александра Потёмкина подвержены этому бесконечному исследованию-рефлексии.

Его новый роман «Соло Моно. Путешествие сознания пораженца» стал заметным событием в литературной жизни России. Впервые в художественной литературе максимально ярко освещены актуальные проблемы современности – антропологический кризис нашей цивилизации, возможность генетической модификации человека, опасность искусственного интеллекта.

Читать дальше...Свернуть )
Метки:
Литтл Маунтинмэн

Жизнь да, но ой. Об "Айфаке 10" Пелевина


Оригинал взял у себя тут:
http://www.proza.ru/2017/11/15/1534

   Пока я усы жевал, читая с подчёркиванием заляпух карандашом (так что мой экземпляр в итоге сильно "покраснел")  свежекупленный мною "iPhuck 10", некто TibetanFoks (притом оное некто оказалось дамского полу, что отрадно, ибо, оказывается, не все дамы подались в безграничные Донцовые Степи, а некоторые могут запросто соорудить  и поиметь смелость накатить на букеро- и даже на быковообласканного кумира телегу, притом ни грамма феминистики) написала критику. Написала от души.  Написала о впрок пропиаренном и ясноёжику будто однозначно неошедевре Пелевина... и будто бы даже лучшему из лучших шедевров. Во всяком случае, нас пытаются убедить в этом.
А как же иначе свалить эту глыбу, ежели поскорей не назвать её свежеиспечённым памятником пелевинской словесности. И, по аналогии с пелевинскими же метафорами из свежего Айфака, - памятником, сделанным "из гипса первой половины XXI века", против прежних глиняных, равно как и российских, притом колоссовидных, на соответствующих, шатких и кривых ножках авангардо-постперестроечных конструкций?
И, пока материал не набрал проектной прочности, и пока не накинута на памятник сетевидная, почитательская, интернет- и всякая прочая защита, и пока не заорали фаны, началось испытание ТибетФоксом постамента. Испытание - методом вонзания в массивное тело его жаловидных, со свёрлами, соответствующих хронотопу Айфака, накладных ноготочков из недетского набора. В советское время наборчик назвали бы "дамским". А в пелевинское убыстренное время имена подобных приспособлений стремятся к межгендерным терминам. 
Изучайте же, господа современники Пелевина, приведённый внизу текст мастер-критикессы, пока мастера цензуры "неумодерировали" его отсюдова напрочь.
Чуть позже засуну данный опус в раздел "цЫтаты не себя", подчёркивая тем самым, что это именно длинненькая цитата; что  она, даже минимальным образом, не претендует ни на соавторство, ни на плагиат; а лишь имеет учительскую цель для начинающих графоманов.
А также критическая цитата имеет познавательную ценность: расширяющую кругозор тех знатоков современной прозы, которые принципиально и искренне не читают Пелевина.
Я же прочёл его: от корки, как говорится, до корки, и копнув по дороге сердцевину.
Что же оказалось, если не кривить душой, а резать матку-правду?
А оказалось, что не так уж хорош роман, как его на все лады крестят и возносят угодные постмодернистскому мэйнстриму СМИ.
По моему рабоче-крестьянскому ощущению, дак большинство владельцев ведущих СМИ, занимающихся по инерции девяностых пропагандой западного образа жизни и по самую макушку обросшие зелёненькими, сами имеют таковскую ДНК.
Ибо модно это пока что. И гниёт вонюче, то бишь "красиво" в переводе на "их" язык.
И гниение всё ещё в тренде: сужу по тому, что живы и творят вовсю апологеты помойно-порнографической стилистики. Фамилий не называю: и сами всё знаете.
А взамен ничего другого не придумали. Дождёшься от них! Вот и реперы туда же: разные Гнойные и Оксимироны (Оксимирон, правда, чуть поменьше, там даже рифма и перлы есть, но всё в ту же прозападную, то бишь модную, то бишь подражательскую дудку). Как бы на волне превозносимого на все лады свободнейшего, в том числе в области культуры и творчества, Запада... который знает "что и как" во всём мире.
Ну да ладно: и сам Пелевин не прочь снова пройтись по знакомой, истоптанной вдоль и поперёк тропинке... будто неизбежной теперь славы... И вообще брать надо выше: не просто славы, а с некоторых пор славы мировой. Со встроенными в ту тропинку шлифованными, из искусственного лосанжелесскаго мрамора, звёздами, по которым критикам и завистникам топтаться в кайф. Если, конечно, не отвлекаться на такие мелочи и парадоксально точные тавтологии, такие, например, как "регулярная ежегодность" этой самой заранее ожидаемой славы.
А также любопытна версия о якобы существующем договоре (название условно!) "О регулярности творчества"  - со своим в доску издательством, гарантирующим в случае соблюдения данного условия договора, победную поступь любого регулярного пелевинского творения.
Имя. Имя - в этом всё дело! Как же не венчать венками новую книгу, когда не все деньги, потраченные издательствами на рекламу, отработаны самим Пелевиным!
И не весь мозг  ещё выкачан из Пелевина. Это здорово вообще-то. Какая-никакая звезда, а всётки звезда национальная, русская. Это плюс. А всё остальное иногда бывает в минусе.
Я не сильно озабочен провалами и подъёмами Пелевина. Он оригинал и крепкий орешек. За это стоит уважать писателя. За неряшливость степень уважения снижается. За оболванивание читателя степень почитания падает на порядок. Но не для фанов. Фаны слепы и будут бороться за собственную фановость до конца.
Другое дело я. Я графоман. И, как бы поэтому не подвержен пассам волшебников на расстоянии. И в лохотрон я не ходок. Я люблю орудовать скальпелем. Притом народным, использованным, ржавым, зазубренным, подобранным у помойки. Поэтому с методикой написания литературы, и что творится в мозгах "литератора" во время написания так называемой "литературы", знаком изнутри процесса, то есть изнутри части физического тела, называемой головой.
А также я, ибо я на 90 процентов с критической оценкой TibetanFox согласен. И только лишь самую малость завидую, что меня опередили, и что это не мой текст.
А также жаль, что не довелось мне пообсуждать этот текст с авторшей (симпотная, наверно, и не совсем молодуха, скорее промежуточного возраста, если судить по незамороченности языка) за стаканчиком-другим пепси-пива. Можно и без танцулек.
Однако, придёт время и, вполне, почему бы нет, напишу сам.
Ибо:
1. Очень уж хочется поделиться своим пусть не рентгеновским, не тонким, а обывательским "толстовИдением" Айфака;
2. Уж так смешны некоторые сюжетные и хронотопные совпадения Айфака 10 с некоторыми идеями, которые год как торчали в моей башке: невоплощёнными в романы. А некоторые идейки аж публиковались в интернетах. Так что невольно и шутливо возникают теперь подозрения вот такого примерно рода:
"Да, да, да, этот господин П., похоже, не просто заглядывает на страницы Прозы.ру, но тыбзит свежие хронотопические и прочие сюжетообразующие мысли у графоманов... нуэ... моего склада... равно моего завода: безумности, комбинирования, синтеза прозорливых вспышек.
Или другой - космическо-демократичный, романтично-толерантный вариант плагиатообразных совпадений.
В нём также всё просто: одинаковые идеи будущих романов от разных будущих авторов носятся в ноосфере свободолюбиво и хвастливо. Нужно только лишь изредка замечать и вовремя отлавливать их - диких, недооформленных, глупых и всяко: прозаических Пегасов то бишь. И засовывать их в свои романы. Кто первый вставит, того и лошадь! Уж простите за случайные смыслы по-быстрому состряпанных фраз."
--------



ЖИЗНЬ ДА, НО ОЙ
Читать дальше...Свернуть )
Литтл Маунтинмэн

Noémie Merlant dans « Le Ciel Attendra »





Я сфоткал Ноэми с её подружкой в 2009 году. Дело было на площади Ференца Листа в Париже.

И даже "недописал" небольшой рассказ на тему этой случайной встречи.
Читать "недорассказ" по  тегу Ноэми_Мерлан.
Литтл Маунтинмэн

Кампус Apple в Купертино


Ни один архитектурный проект в мире не привлекал столько внимания, как новый кампус Apple в Купертино.





Комплекс зданий был задуман еще при жизни Стива Джобса; создатель Apple принимал огромное участие в строительстве будущей штаб-квартиры вплоть до конца своих дней. В июне 2011 года он выступил перед мэрией города Купертино — хотел убедиться, что Apple Park получится именно таким, каким он задумал. К тому моменту Джобс уже испытывал серьезные проблемы со здоровьем. Это публичное выступление стало для него последним.
Читать дальше...Свернуть )
Литтл Маунтинмэн

Роль архитектора в современном обществе

В апреле Дэвида Аджайе назвали самым влиятельным архитектором мира, в мае возвели в ранг рыцаря, а в июне архитектор привез персональную выставку в Москву. К открытию экспозиции в музее «Гараж» Аджайе рассказал archspeech, на какие две составляющих он делит архитектуру и за какой проект чуть не угодил в тюрьму.





Дэвид Аджайе основал собственное бюро в 2000 году после учебы в Королевском колледже искусств, стажировок у Дэвида Чипперфильда и Эдуардо Соуто де Моуры. В 2017 году Adjaye Associates насчитывает чуть более 100 сотрудников в офисах Лондона и Нью-Йорка.



Роль архитектора в современном обществе


Архитектура как никогда важна, и все из-за возросшей роли индустриализации. Еще 100 лет назад Бруно Таут и конструктивисты в России предсказывали эту эпоху, и вот она наступила — для возведения здания архитектор больше не нужен. Девелоперы теперь и сами знают, как нужно организовать проект, а нас зовут лишь для стилизации фасадов: «Мы тут все уже решили, а теперь сделайте, чтобы это еще и красиво было».

Всеобщая индустриализации — это точка, в которой наша профессия надломилась и изменилась навсегда. Поэтому вопрос теперь стоит так: какая у архитекторов новая миссия в этом мире? И я думаю, мы должны вернуться к первоначальной роли — стать адвокатами общества. Архитектура через здания, через изобретение форм и пустот (а архитекторы именно тем и занимаются, что создают пустоты в пространстве) должна создавать человеческую среду и приятное городское окружение.

Я не призываю только расчищать место под одни парки. Но архитекторы должны бороться с засильем капиталистического подхода. Это роль должна быть закреплена именно за нами, потому что мы знаем всю строительную систему изнутри и понимаем, как и где ее можно менять.

Без архитекторов все превратится в рутинное строительство, а понятие общественной жизни потеряется. Если дать слабину, сразу начнется повальное увеличение индустриализацией ради экономии. Каждое решение будет основано на деньгах, и верх возьмет капиталистический мир, где квадратный метр оценивается исключительно по прибыли.