Это, конечно, не тот пост №1, что у мавзолея, но...

Webcams worldwide - Webcams.travel

Ярослав Полуэктов на сервере Проза.ру



..но и верхнеприкреплён не от балды.

======================================= ДЕВИЗЫ И ЛОЗУНГИ

Я плюю на СК и рейтинги, ведь я не на работе, и не на стадионе. Я не хочу упираться тут и превращать удовольствие в обязаловку. Я не делаю в ЖЖ карьеры. Я тут не для этого. Разумеетя, я хотел бы, чтобы меня читали. Ведь я всё-таки позиционируюсь как "графоман неконченный", при этом проходящий лечение в собственном Санаториуме.  Надеюсь, выйду здоровеньким. Но, больше графоманского удовлетворения мне нужен кайф, и личный комфорт. Поэтому я не пыжусь, не артачусь, не надуваю по-генеральски живот, и не прошу таблеток для потенции. Я не делаю перепостов ради поднятия рейтингов и ловли посетителей. Если я сделал репост, значит материал поразил меня в сердце, и я делюсь личным восторгом с другими.
Я ненавижу политику. Хоть и приходится иногда реагировать: когда "достают" тупизной и слюнями. Я люблю троллей: они наивны как котики. Мне нравятся злобные личности: они такие непосредственные. Они похожи на старомодные, ржавые громоотводы. Рядом с ними я становлюсь белой молнией, заряженной положительно, и чувствую себя оттого прекрасно. Они вовремя попадаются: ровно тогда, когда я начинаю скучать. Они как безрукие вратари вражеской команды из педиков, дебилов, русофобов. Спасибо за такие подарки ЖЖ и цирконету!

Читать дальше...Свернуть )

=================================== НАВИГАЦИЯ

Пробежка по МОЕЙ КНИЖНОЙ ГАЛЕРЕЕ.
Каталожить по тегу: КНИГИ_ОТЛИЧНЫЕ_ОТ_ДРУГИХ.

Содержание тега ЛЕЧЕБНИК_ГРАФОМАНИИ.

Читать дальше...Свернуть )

Машины и механизмы античного и древнего мира

Далеко не лохи люди античного и древнего мира. Уж что-что, а с механикой они дружили по-настоящему.

а) древний бурав
б) водяная мельница

в) клиновой пресс и его схема
г) египетский шадуф - водоподъёмник

д) древнеегипетский подъёмный кран

е) молот Герона

ж) самоходная тележка Герона

з) многоступенчатый редуктор с барабаном для подъёма грузов, описанный Героном
Метки:

Почему графоманы пишут в стол?


   На этот вопрос у меня ответ другой: современные графоманы пишут "не В стол", а "НА стол". А это две большие разницы.
В качестве примера привожу себя.
На фотографии:

  1. реально напечатанные книги с бумажными обложками, в издательствах типа "принт он деманд";

  2. книга малотиражная (2013, 17 экз.), с твёрдой обложкой, напечатанные за свой счёт;

  3. книга класса  VIP (2011, 5 экз.), напечатанная за свой счёт,

  4. сборничек самиздатовский "Русь ядрёная моя", напечатанный в 1986 году на РЭМе (многие и машинку-то такую не знают!),

  5. каталог выставки "А.Smak"(1991 г., РЭМ, никакого переплёта, держится на обыкновенных скобках),

  6. книжки "серия ReroEktof" класса "принт он деманд" (на верху стопки, под номерами 1,2,3, подрисованные в фотошопе; заказал в издательстве, но пока они ещё не пришли).

Бумажные книги – это кайф!
Это не какие-то там цифровые книги за три копейки, а то и даровые.
Закончится электричество в мире (в 3-ю мировую), и крякнут ваши интернет-книжки!
А мои – бумажные – останутся.
И вы будете кусать свои писательские локти: если мир не рухнет вместе с вами – личностью и биотелом.
А мой графоманский череп и кости, при полном уюте, будут, как торжественным саваном, накрыты реальными страницами из моей библиотеки.
А выжившие читатели, сидя в пещерах, и выковыривая из зубов листья папортника, поджаривая на костре какашки летучих мышей, ибо кушать-то больше нечего, будут листать... перед сном... пожелтевшие и потрёпанные, но реальные архео-фолианты, превратившиеся в библии и в сборники легенд о прекрасной довоенной жизни.
И приговаривать: «Какой же всё-таки молодец был этот Pol_Ektof:
он печатался на бумаге!
а не как мы – тупые электронные простофили…»

Глиняные чашки, искусно сделанные так, будто они из картона (16 фото)

(перепостил pol_ektof)
Чашки из картона? Что за ерунда?!



И это действительно было бы глупо, если бы это был картон. Потому что на самом деле это — глиняные чашки, искусно замаскированные под картонные, которые виртуозно делает Тим Ковальчик (Tim Kowalczyk).



Свободное от преподавания в Центральном колледже Иллинойса время он проводит в своей домашней студии, создавая вот такие керамические шедевры.



  1. Читать дальше...Свернуть )

    via
    Сертификат на никнейм shaltay-boltay, зарегистрирован на http://shaltay-boltay.livejournal.com

Инаугурация онлайн

слоппи джоес 7-57.jpg
На таймере 7-57 американского утра (западное побережье Атлантики).
     Не знаю кто как, но мне интересно поведение простых американцев во время инаугурации Трампа. Она начнётся вот-вот, буквально через несколько часов: 20 января, в 20-00 по МСК.

Я буду наблюдать за американцами в живом режиме: по вэб-камере. По адресу http://sloppyjoes.com/cam-bar/. Это известный пивной бар SLOPPY JOES в городе Ки-Уэст (Флорида, США). Бар известен некоторым отношением к нему известного писателя 20 века Эрнеста Хэмингуэя.

Я заглядываю в эту камеру довольно-таки часто. Их там четыре штуки. Две на улице, в разных точках, конечно. И две внутри помещения: одна камера - стационарно прикреплённая и смотрит на сцену. Другая установлена в геометрическом центре главного зала и медленно вращается на 360 градусов.

Слова посетителей разобрать трудно, но то, что происходит на сцене, когда включают микрофоны и динамики вполне сносно слышно: не качественно, но ощущение «присутствия» имеется.

Заглянул я в камеру в ихние 7.26 утра. Там негр в количестве 1 чел бродил по залу: складывал стулья на столы и шурудил пол шваброй.

Минут через десять стали появляться работники: бармены, тётка какая-то прошмыгнула.

Никаких анти-трамповских плакатов. Никаких приветственно-трамповских растяжек я не заметил.

Никакой «ажитации»!

Но, посмотрим, что будет в «ихние» 12 часов дня.

..............................................

А также буду заглядывать ещё в одну вэб-камеру. Она установлена в городе Дублин, Ирландия, в историческом районе Темпле-бар, напротив пивбвра с одноимённым названием. Это бар, вероятно, имеет отношение к Джеймсу Джойсу. Но точно я этого не знаю. Просто предполагаю, так как бар этот довольно древний и с тучей старинных прибамбасов (типа памятных литых табличек каких-то лордов и лордесс, и подобной хрени).

Я люблю и эту камеру. Она круглосуточная. Один онлайн-романчик («Дублин Кам») я начал именно отсюда: понаблюдал за посетителями, и они навели меня на мысль.

Вот адрес этой камеры: http://www.earthcam.com/world/ireland/dublin/?cam=templebar

Таймер к картинке показывает 12.35 дня. Обратите внимание - какое низкое солнце (судя по длине теней).

Две книжки. Живые!


Ну вот, курьер с утра обрадовал: принёс сразу две посылки из RIDERO!  Ребятыы! Графоманьё клятое! Писаки! Бумагомараки и прочая и прочиа! Чёрт вас дери! Печатайтесь чаще. Марайте, губите бумагу! Получать свои книги по почте ТАК ПРИЯТНО!

Рефрен, кумиры, непредвзятость критики и другое

Рефрен, кумиры, непредвзятость критики и другое


     Пишет некто Кисляев. А мы-то на самом деле знаем, что это никакой не Кисляев. А покамест не скажем кто.

                                   

«Я московский Гамлет. (Круто! – прим. автора статьи, а он живёт в первой квадриге 21 века) Да. Я в Москве хожу по домам, по театрам, ресторанам и редакциям и всюду говорю одно и то же:

– Боже, какая скука! Какая гнетущая скука!

И мне сочувственно отвечают:

– Да, действительно, ужасно скучно. (Разумеется: ни айфона, ни телевизора, ни интернета – прим. автора статьи)

Это днем и вечером. А ночью, когда я, вернувшись домой, ложусь спать и в потемках спрашиваю себя, отчего же это в самом деле мне так мучительно скучно, в груди моей беспокойно поворачивается какая-то тяжесть, – и я припоминаю, как неделю тому назад в одном доме, когда я стал спрашивать, что мне делать от скуки, какой-то незнакомый господин, очевидно не москвич, вдруг повернулся ко мне и сказал раздраженно:

– Ах, возьмите вы кусок телефонной проволоки и повесьтесь вы на первом попавшемся телеграфном столбе! Больше вам ничего не остается делать!»

Хороший кусочек. Но какой-то почти обыкновенный. Тут же приходит на ум Москва или Питер, годов этак восьмидесятых конца 19-го века. Как определили век?

Элементарно, Ватсон! Включите дедукцию: «незнакомый господин», «телефонная проволока», «телеграфный столб» с какого века это всё?

Ну вот, ещё выдержка, оттуда же:

«Я с купцами бормочу о том, что пора бы Москве завести торговые сношения с Китаем и с Персией, но мы не знаем, где эти Китай и Персия и нужно ли им еще что-нибудь, кроме гнилого и подмоченного сырца. Я от утра до вечера жру в трактире Тестова и сам не знаю, для чего жру. Играю роль в какой-нибудь пьесе и не знаю содержания этой пьесы. Иду слушать «Пиковую даму» и, только когда уже подняли занавес, вспоминаю, что я, кажется, не читал пушкинской повести или забыл ее. Я пишу пьесу и ставлю ее, и только когда она проваливается с треском, я узнаю, что точно такая же пьеса была уже раньше написана Вл. Александровым, а до него Федотовым, а до Федотова Шпажинским».

Тоже обыкновенно. Но при этом некоторые бытовые тонкости. А также узнаём, что и в 19-м веке читатели и знатоки театра попадали впросак. Это радует. Так как напоминает нас сегодняшних. И говорит о том, что, вот, те наши, близкие, «предки» совсем не лучше нас теперешних. Они тоже не все профессора, но и не полные болваны, хоть у них нет интернета, и цифры они не складывают на калькуляторе, как наши теперешние детки. Что не может не говорить о некоей лени и даже отуплении, деградации современного человечества взамен на блага цивилизации.

Цитирую ещё:

«Оттого, что я ничего не знаю, я совсем некультурен. Правда, я одеваюсь по моде, стригусь у Теодора, и обстановка у меня шикарная, но все-таки я азиАт и моветон. У меня письменный стол рублей в четыреста, с инкрустациями, бархатная мебель, картины, ковры, бюсты, тигровая шкура, но, гляди, отдушина в печке заткнута женской кофтой или нет плевальницы, и я вместе со своими гостями плюю на ковер. На лестнице у меня воняет жареным гусем, у лакея сонная рожа, в кухне грязь и смрад, а под кроватью и за шкафами пыль, паутина, старые сапоги, покрытые зеленой плесенью, и бумаги, от которых пахнет кошкой. Всегда у меня какой-нибудь скандал: или печи дымят, или удобства холодные, или форточка не затворяется, и, чтобы с улицы в кабинет не летел снег, я спешу заткнуть форточку подушкой».

Это уже вполне живописно. Напоминает Гоголя, чуть-чуть Чехова, может быть графомана Боборыкина, Соллогуба, А.Толстого. Могли написать похоже: Крестовский, Успенский, Гарин-Михайловский, Короленко.

Честно говоря, если бы это написал я, то, безусловно, не возгордился бы, но сказал бы сам себе так: «А что, вполне сносно: можешь, когда захочешь, хоть и пишешься в графоманы. Бери машинку времени и жми, где обозначен конец девятнадцатого века: заработаешь бабло, переведи его в слитки».

Попутно отмечу, что вначале писатель пишет слово «азиат», а ближе к концу читаю это:

«А между тем ведь я мог бы учиться и знать всё; если бы я совлек с себя азиЯта, то мог бы изучить и полюбить европейскую культуру, торговлю, ремесла, сельское хозяйство, литературу, музыку, живопись, архитектуру, гигиену; я мог бы строить в Москве отличные мостовые, торговать с Китаем и Персией, уменьшить процент смертности, бороться с невежеством, развратом и со всякою мерзостью, которая так мешает нам жить; я бы мог быть скромным, приветливым, веселым, радушным; я бы мог искренно радоваться всякому чужому успеху, так как всякий, даже маленький успех есть уже шаг к счастью и к правде.

Да, я мог бы! Мог бы! Но я гнилая тряпка, дрянь, кислятина, я московский Гамлет. Тащите меня на Ваганьково!»

И в этом тексте уже нахожу «азиЯта».

Вот ведь, думаю, писатель известный, а также проскакивает неряшливость, или такой подворотно-дворницко-гимназистский сленг.

Текст даже не пропитан морализированием, а он совмещает диванное ничегонеделанье с головной болью по поводу судьбы народа, самодержавия, демократий и своего местоположения в этом столпотворении.

Ну, думаю, этот писатель точно не буревестник революции, не Базаров, не Обломов. Ну а кто же тогда? Это я вас спрашиваю. Так как я–то ларчик открыл заранее.

Но тут читаем завершающую фразу:

«Я ворочаюсь под своим одеялом с боку на бок, не сплю и всё думаю, отчего мне так мучительно скучно, и до самого рассвета в ушах моих звучат слова:

– Возьмите вы кусок телефонной проволоки и повесьтесь вы на первом попавшемся телеграфном столбе! Больше вам ничего не остается делать».

Опаньки! Эту фразу (о телефонном проводе) мы уже читали: в самом начале.

Этот приём называется рефреном. Фраза, прозвучавшая в начале, повторилась в конце. Это уже искусство. Театральное и литературное. Напоминает Набокова с его знаменитыми словами в конце и начале «О, Лолита, свет моих очей, огонь моих чресел…». За правильность цитаты не ручаюсь.

Неужто Набоков?

А вот и нет. Это Антон Павлович. Который Чехов.

Это правда. И это доказано. С помощью его же письма издателю.

Но интересен другой момент.

Подписываясь неизвестным Кисляевым, и уже будучи известным мастером малой прозы, Чехов решил проверить на себе непредвзятое мнение критиков.

И он его получил. Критика по большей части была порой убийственной, порой отрицательной, но с отметинами о имеющихся «вкусных кусочках прозы», что, по их мнению, говорило о некоторой, неполной, безнадёжности автора.

А мы-то знаем всё. Что это великий Чехов – образец и камертон.

И поэтому, такие огрехи критики, нам кажутся, с одной стороны, смешными.

А с другой стороны, мы знаем теперь то, что в прежние времена критика была пожёстче теперешней: когда положительный отклик критики можно запросто купить за рубли, а лучше за баксы.

А можно обойтись вообще без профессиональной критики, обойдясь рекламой. Издательство само позаботится.

И похрену такому издательству, что книжка-то на самом деле «гэ» и ни в какие ворота: главное, чтобы продавалась: побольше грязи, крови, секса, помоек, стрельбы. С другого конца: рюшки, юношеские сопли, бабские фантазии – и вперёд!

А также знаем, что раньше могли «утопить» кумира, не особенно жалея вероятного гения, и даже не предполагая о том, что жёсткая критика вообще-то полезна не только автору, но и потенциальному читателю.

Литература от умной критики чистится, а от злорадной крепчает и вырабатывает иммунитет.

А также: кумир тех времён, сам, порой, был заинтересован в наличии непредвзятых мнений.

Чехов, в данном случае, операцию «Непредвзятость критики» провёл с блеском. Мнение критики, коллег и читателей он получил.

Высокий штиль эпистолярного жанра

Никакой не секрет, что во времена Антона Павловича Чехова интернета, а также телефона в нынешнем понимании не было.

Отсюда вытекает, что одной, чуть ли не единственной, отдушиной для общения на расстоянии служили письма.

Эпистолярный жанр в те далёкие времена был весьма и весьма развит. Без всякого преувеличения можно сказать, что это являлось неким живым ответвлением если не литературы, то мемуаристики уж точно.

Многие письма тех лет являются теперь не только живыми свидетельствами быта и нравов тех времён, но также и образцами художественного слова. Люди, пишущие письма друг другу, умели выражать свои мысли точно, живо и с поразительной художественностью.

Письма являлись в то время неким родом искусства. Назовём это «эпистолярным искусством».

Коли уж намёк превратился в обнародованное откровение, то, не раздувая лишнего и не превращая эту простую мысль в научную статью, остаётся лишь привести доказательный пример. Выбор не составил никакого труда. Я лишь открыл тома с перепиской А.П.Чехова и почти наугад ткнул пальцем.

И вот, в качестве иллюстрации сказанного привожу письмецо брата Антон Палыча самому Антон Палычу, где Антон Палыч обвиняется младшим братцем в некотором, мягко говоря, неаккуратном обращении с эпистолярным жанром. Обратите внимание на художественные достоинства, а также на искромётный и неподдельный юмор с обидой вперемежку.

Ежели это не разновидность высокого литературного искусства, то что же это тогда такое?

Читать дальше...Свернуть )