Литтл Маунтинмэн

В OZONе


14 мая 2016, 12:48
Два года назад, а то и три... бог мой, как бежит время, из центра нашего города (лишь из вежливости назову его "Угадайкой", на самом деле всё гораздо хуже) сдулся книжный магазин.

Крышевал его будто аж сам губернатор и немного мэр. А это не одно лицо. Во, вспомнил кой чего!
Приходит к нам как-то, в самый разгар чубайщины чувак: поцелуйте его в задницу. Толстый как сом на Томи: перед тем ездили на хищную рыбалку: сомиха на нересте. У них есть разделение полов? Короче: Жирный беременный Сом. С охранником из пиплов. С худым: как каспийская селёдка.  У охранника под мышкой пистоль. Он его специально, будто невзначай высунул: герой. Из Гриммов: щас ухлопает председателя Союза архитекторов города Угадая. И получится грустная сказка.
А шеф уселся в кресло, высказал позицию. А моя позиция: я только-только кресла купил: две штуки, едва денег наскрёб: один себе, другой товарищу по профессии. Сом сел в председательское кресло: из окракелюренной кожи – смотрит свинцово. Так бы я оценил взгляд Жирного Сома. Я сел на скромный стульчик: подчеркнул разницу сил: пулемёта у меня в тот раз не было.
И мечтает этот Сом вслух: какой хороший он тут замыслил автосалон. А мы – это Дом архитекторов. Мы на первом этаже.
– Машины через это окно будут въезжать, – говорил он, ковыряясь в носу. Запугивал типа. Мол, вот такой он огромный жулик, даже бандит, и ему, мол, на моё интеллигентское мнение напрочь плевать. – Тут будет касса, отсюда-вот будут выходить спецы, а тут девочка будет зажигать… танец. С бубеном…
Что за танец с бубном, мне не ведомо.
«И машину тереть», сказал он.
Да-да-да, тереть машину бубном – самое то! Тут он снова вперился в меня взглядом и про бубен забыл. Он наверно ассоциировал бубен с моим лицом: он знал, падла, что если он треснет мне в лицо, то имеется всего лишь два варианта.
Первый: я молча размажу кровь по лицу и ничего не скажу.
Вариант два: я сбегаю в соседнюю комнату и принесу стойку от микрофона, чтобы ею зах***ярить Жирного Сома.
Но я бы явно не успел по второму варианту, так как пистоль под мышкой был бы вытащен Худым скорее, чем бы я вынырнул из проёма с микрофоном.
В общем Жирный понял по моему выражению лица, что я не согласен на автосалон.
– Ты что ли против? – обиделся он. – Так мы тебя не спрашиваем. Как я решил, так и будет. Понял, да?
А я ему: «Тут до вас приходили из банка. Совсем намедни были. Сказали, что они тут банк хотят.
– Ка-а-к? Кто посмел? – заорал Жирный. – Он что, не знает, что тут моя территория?
А я хер его знает, знает банкир или не знает автосалонщиков. И карты раздела города у меня нет: не милиция поди (полицией милиция сделалась позже).
А он снова орёт: "Как его фамилия? Что за банк? Вайфай? Ты чаю гостям нальёшь?"
И я послал Маринку за чаем: Маринка – красотка та ещё, может очаровать движением ножки, настоящая Сисси Кэффри, губки-вишни, слюнявчик, видел в баньке. И крепость её далеко не песочная: Сому бы она хера с два бы дала, если даже начальству не даёт.
«А он не представлялся, – сказал я. – Кстати, у его охранника был калаш. А у вашего что за марка? А то я в оружии не разбираюсь. Я могу только из АКээМа палить».
Стреляю я на самом деле хорошо. Но он меня перебил.
Видно было как сквозь его башку протиснулась мысль.
Мол, я его могу втихаря пристрелить. Про Худого он не подумал: своя жизнь дороже. Или в чай порошку подсыпать.
И он сбавил обороты. На одно деление спидометра.
–  А кто у вас крыша, – спросил он. Неужто у вас, у драных, бля, архитекторов, бля,  крыша есть, бля?
– Есть, – сказал я. – У нас, бля, крышей мэр. – И я назвал мэра по имени-отчеству. С таким видом, будто мы с мэром, бля, не одну цистерну коньяка опустошили.
Это его задело. «Так бы сразу и сказал, – обиделся он, – Против мэра, бля, мы ничего, бля, не имеем. Васильич дядька хороший: нас не обижает. Что ж ты, сука, молчал? Может тебя и Кислый крышует? Так ты, бля, скажи!»
– А вы не спрашивали, – сказал я: в надежде получить побыстрее девять граммов свинца: для достойного завершения дискуссии. Но, не получил. Потому как у нас была крыша. В виде мэра. Хвала мэрам девяностых годов, которые не давали расстреливать вот так вот, по пустякам, угадайских архитекторов.

Ну так вот, возвращаемся к книжному магазину.
"Крыша" у двух нянек – мэра и губернатора, а это было через двадцать лет после Кислого губера и мэра Васильича, правда, Васильич рулил долго – как-то раз взяла и сильно прохудилась.
Книгопросветительский бизнес вместе с живым и напечатанным содержимым через получившуюся брешь выпростался в атмосферу издевательства над читателями.
В условиях гробового молчания окружающей губернатора публики умственный бизнес уже не вернулся.
Сарафанные глупости  стаями ворон клубились и по-весеннему стёбно каркали над убезкниженным городом.
Окна поверженного объекта литкульта и книготорговли окрестили скотчем "жди бомбёжки".
Рамы изнутри подпёрли потолком ГКЛВ.  Буква "В" в гклв обозначает "водостойкий". Подпирать рамы от проникновения воров гипсокартоно, особенно водостойким, очень надёжно. Так сказать, примета времени: ни хера не боимся и всё у нас условно: ловили загордившихся американов "на простачка". А заслуга распада СССР на самом деле не ихняя: им подвезло с президентами: один предатель, другой алкаш и карьерист.
Фасадную наружность для привлечения интереса украсили рекламой "сдаётся в аренду", «недорого» и "кризис, мать вашу!"
Чем бомжи непременно и воспользовались. Бы. Протискиваясь сквозь.
Зачем же в таком случае показательной доброты к людям навешивать на вход  амбарный замок? Ведь ключ-то под коврик не удосужились. Подкласть!
Подкласть ещё не поздно. Для меня. Граждане филологи! Дамы критики и господа писатели! Я собирался купить там пару вещиц. Например Лену Элтанг, которой у меня поэтому нет. Она улетучилась и в Озоне, разбив моё сердце парой фраз предисловия.
Мне был нанесён морально-потребительский ущерб.
Я. Вообще. Посещал. Этот. Магазин. Внедряя в него. Как в интересную работу. За деньги. Свою. Любовь.
При этом утилизировал в нём излишки прожиточного минимума.
Прочие книгосодержащие адреса в Угадайке имеются.
Но они так далеки от меня, что за невольной помощью пришлось поклониться стехпормногоуважаемому Озону Ру.
С этого времени так и повелось: моя невеликая, но исключительно библиофильского содержания библиОтека (вровень с Александрийской, ну вы же знаете: мапы, скрипты, скрины, гаджеты от: птоломея, пророков, жрецов, алхимиков, звездочётов) медленно, но верно, множится теперь из аллотронно  трёхатомного OZONа.
Несколько позже бездонные закрома озона стали пополняться также и моими электронными и бумажными BOOKами.
И несть им числа!
Ибо, если читатель внимателен, то обратил внимание, что я подписался в ЖЖ "графомэном".
Тут бы надо было добавить усиляющее стократ прилагательное "успешным", но из скромности этого делать не стану.
Каких-то несчастных 2500 страниц за три года!
Полноте, братцы, плюньте на эту цифру. Как это делаю я.

Если, вдобавок к сказанному, с этими тысячами сложить те страницы, что написаны после...
То, мамма мия, лучше даже не пытаться! А просто ёрноматюкнуться.
Например так: "долбана в ёб!"
Почему же графоМэн, а не просто графоман?
А потому, что просто графоман – это обидное слово, им каждый горазд уколоть. А попробовал бы кто уколоть Мэна!
Ух бы я ему навесил!

Таким образом, графомания, что есть заразная болезнь, графоманика, то есть искусство карябать буквы и коллекционировать результаты, или: аутентично сообразуясь с самовоздвижением на Мэна, графоМЭНИКА, что значит «граф плюс мужик, плюс Моника Левински» – это и есть моя шестилетназадная суть энд зудь.
Таким же образом, открытие мною ровно вчерась  странички в LJ (13-ёмая 2016 гэ, пожалуй, стоит запомнить дату наступления моей ноги на этот жжуЖЖащщий контЕнент) совпало с походом в бандерольный отдел главпочтамта Угадайгорода.
Там мне и вручили две моих книжки из предпоследних, фото которых я вам сейчас каааак может быть… покажу-у-у!
Это, конечно, не самые лучшие книги в мире. И не самые крутые обложки из моей графоманики с графомэникой, но всё-таки. И в них творчества до чёртиков!
    Тут пауза и... о чём это я? Стрельба по опечаткам, ломка праздника, напяливание шапочки, нет, нет, нет, всё не то!

STOP, возьмите ребёнка за руку! Не вышло однакось! Сбой! Так всегда в техномире, оно к человечеству любит задом!
Покажу-ка я вам, к превеликому сожалению, не фото. А картинки из интернета.
Потому что у кэнона напрочь сдохли макселлы.
Вставление оных в соответствующие заряжательной ситуации отверстия, пользы не добавило.

Даже у технички может случиться истерический период (климакс).
Что уж говорить про иностранную технику, хуже которой на родине только нано.
И не выходят аккумуляторные эффекты при пальчиковых-то значениях совальных в заряжалку предметов.
Пожалуй, интернетные фотки тоже не стану показывать. Отчего? Да надоел этот интернет хуже горькой максимки-пешковой.