Литтл Маунтинмэн

ВСЕ РАВНЫ, НО НЕКОТОРЫЕ РАВНЫ БОЛЕЕ ДРУГИХ

все животные равны 4.jpg
Как-то не задумывался даже – откуда появилось выражение «все равны, но некоторые равны более других», употребимое ныне у политиков, или у людей, рассуждающих о политике, и об отношениях людей в части сословно-иерархического и материального неравенства.
И тут попался на глаза древний опус (сказка, повесть, притча, эссе) писателя-англичанина Дж. Оруээлла: «Скотный двор». Переводят ещё как «Звериная ферма» (в оригинале «Animal Farm»). Эссе было написано в 1943-45 году
Кажется в детстве я эту книжку читал. Может, и не в детстве, а позже, так как на русский язык эта книжка была переведена явно не мгновенно после войны. И такое ощущение, что давненько даже видел мультфильм, сделанный по данному произведению. А не так давно (правда, мельком) видел художественный фильм. В общем, чтобы разобраться, пришлось ощущения обновить: через новую инфу.
Оказалось, что указанная в названии известная фраза – слегка переиначенная в миру и ставшая настоящим ходячим политическим и весьма применительным на практике перевёртышем, – появилась именно там.
Возвращаясь к дате возникновения опуса, обращаем внимание, что писался он в то время, когда шла вторая  мировая война, а ежели приблизиться, то именно в то время, когда на русско-немецких фронтах складывалась переломная ситуация: советская армия набирала силы и начинала побеждать, а фашистская армия начинала сдавать позиции: и так вплоть до разгрома. А в Европе наконец-то был высажен английский десант, активнее стала действовать американская армия и флот.
Ради исторической справедливости не будет преувеличением добавить к словам «фашистская армия» приставку «евро», ибо немецкой армии – кто под оккупационным давлением, а кто идеологически осознанно, – помогало пол-Европы.
Оруэлловская «революционно-военно-политическая» притча, сочинённая в указанное время написана несколько с другого разворота. Не без влияния современных событий того времени, но и согласно бытовавшим в то время в Англии художественным, а также общественно-политическим и историческим взглядам.
Если коротко, то речь у Оруэлла в начале шла о революции домашних животных на ферме.
Проклятого хозяина фермы – забулдыгу и «истязателя» восставшие животные свергли. Они установили свою демократию. Под демократию сочинили идеологическую платформу, названную «анимализмом».
Чуете подоплёку: коммунизм, социализм, фашизм, тоталитаризм?

В анимализме главными принципами (а их СЕМЬ, как в Библии) были:
1. Все двуногие – враги.
2. Все четвероногие или с крыльями – друзья.
3. Животные не должны носить одежду.
4. Животные не должны спать в постели.
5. Животные не должны употреблять алкоголь.
6. Животные не должны убивать других животных без причины.
7. Все животные равны.

Дальнейшее развитие нового общества привело к «расслоению» животных на управленцев, аппарат насилия и работающих.
В управление попали свиньи – как наиболее умные (по Оруэллу) твари. Инструментом подавления инакомыслия стали собаки. Это понятно без расшифровки.
Все прочие, разумеется, довольно скоро оказались в подчинении.
Семь заповедей для не особенно умных зверюшек сократили (для их же пользы) до одной: «Четыре ного хорошо, две ноги плохо». Крылья (для кур и уток) приравняли к ногам.
Животные счастливы, хоть и стали работать от зари до зари. Зато на себя! Конь-тяжеловес Боксёр придумал себе лозунг: «Я буду трудиться ещё усердней».
Произошла очередная победа домашних зверюшек над людьми. Битву назвали «Победой при Коровнике».
По воскресеньям устраивались собрания с демократическим голосованием.
Однажды, когда результаты голосования не совпали с ожиданиями руководства (а главную свинью этого общества звали Наполеоном), тут же нашли виновного. Это был прежний дружок Наполеона по имени Снежок. Нашлись и животные, поддерживающие Снежка.
Всем им вскоре пришлось расстаться с жизнью.
Как бы само собой установился новый порядок, ассоциирующийся с диктатурой.
Все собрания отменились.
Решения стали приниматься комитетом из нескольких свиней. Решения «утверждал» Наполеон.
Конь Боксёр объявил новый лозунг, подменяющий общее мнение: «Если это говорит товарищ Наполеон, то значит это правильно».
(Узнаём генеральных секретарей и любых диктаторов?)
Шестой принцип «Животные не должны убивать других животных без причины» наконец-то раскрылся во всей неприглядной полноте. Если животное созналось в своей неправоте, то его следовало убить.
(Похоже на «сталинщину», «ленинские революционные тройки», пытки с «добровольными признаниями» своей вины?) 
Принцип «Все животные равны», пользуясь глупостью животных, незаметно переписался на «Все животные равны, но некоторые животные равны более других».
Первый и второй принципы превратились в «Четыре ноги – хорошо, две ноги – лучше»
В конце концов свиньи извратили все заповеди: они стали ходить на двух ногах, спать в постелях людей, приоделись, принялись употреблять спиртное.
К свиньям в гости стали приходить люди и жрать алкоголь совместно. Старые обиды забылись.
Напоминает эта антикоммунистическая притча мощного английского писателя современную историю с недавней попыткой «американизации» русского государства? По мне так  очень даже много аналогий.
Оруэлл об этом, естественно, и думать даже не мог.
История и исторические ошибки ходят вокруг мирового общества кругами и выискивают жертвы!
Написанное прозорливыми нострадамусами об одном, через определённое время (причём, недолгое)  буквально меняет пару символов на другое, и вот готова «новая-старая» притча: всего лишь при другом антураже.
А смысл остаётся.

Записи из этого журнала по тегу «pol_ektof_creativity»