Литтл Маунтинмэн

Книжка с морозца

Ждал, ждал. Дождался. Выписал свою книгу в Ridero, да не угадал сезон. Выпало на "предновыйгод". Пришлось написать вопросительное письмецо в редакцию. Отвечают: "Извините, извините, запарка, поймите правильно, но завтра точно напечатаем и вышлем".
Я: "Понимаю, понимаю, ничего страшного, бывает, да я не спешу, буду ждать не торопясь, извините, что так некстати, но я же с предосторожностями: вдруг нечаянно забыли, с Наступающим".
В итоге, вместо обещаемых издательством "десяти дней и всё будет в ажуре", получил книгу аж только сегодня. Обёртка – сыктывкарская, отлично, познакомились, что за город? столичной бумаги не было что ли, ах была да кончилась, понимаю: сэкономили, да не беда, разве в обёртке дело.
Да ещё и сам сплоховал. Чтобы меня не тревожили друзья и не позвали водку пить, чтобы отстали на время каникул кредиторы, банки, билайны, отключил напрочь телефон и занялся чисто собой.
Даже на ёлку не пошёл, к которой меня прикрепили по линии союза архитекторов: по старой памяти: я залихватски пляшу. Вернее, плясал, до инфаркта.
Попивал винцо в одиночестве, чокнулся с Путиным в компьютере онлайн, через час после начала Нового года.
В общем, говорят, "как ёлку встретишь, так и год пройдёт".
Пока всё совпадает: год идёт как захмелевшая корова по сугробам: вроде и спешит, копытами сучит, мычит, а движения вперёд нету.
Но вот и пришла книжка. Через месяц. Ого, это рекорд неторопыжности.
Ну да и ладно. Распечатываю бандерольку, а она немножко с морозца: ибо вручали мне её на улице, на бегу. А я почти в трусах, и в шапке на мокрую, только что вымытую голову.
Распечатываю, распечатываю, ножницы попробовал: не берёт, вооружился ножом. Самым кухонным, самым вострым, самым огромным почти-что Золингеном, только из города Павлово.
Золинген-Павлов справился.
Достаю книжку из обёрток, и кладу на подоконник: подоконник чумазый, но кто про это знает! Зато там светло.
Нахожу фотоаппарат, вынимаю из футляра, включаю кнопку: ура, горит зелёненькая, не разрядился за три месяца бездействия. Это Кэнон: отличный прибор, отличные батарейки, как их звать не помню.
Прыжками подбегаю к подоконнику и вижу картинку: книжка моя будто живая, будто бутончик раскрывается при ускоренной прокрутке записи. Оттопырилась обложка бумажная она и выпархивают страницы. А их в книжке аж шестьсот. А если сбоку посмотреть, то странички изогнулись волнами: любопытный такой дизайн организовал Дедушка.  Мороз который, блин! Сибирь, граждане, это вам не Москва.
Хотя Москва нынче, ей богу, удивила с погодой.
А также пусть пораскинут мозгами триста раз враги: нужны ли им замороженные тундрой и зимой российские недра.
А сибирякам недра хоть замороженные, хоть оттаявшие, а всё равно нравятся. И будут продолжать их копать, пока они не закончатся. Тогда подумают: может пора пустить в гости Европу: с оливками своими, с розочками, мерседесиками. Но с условием: пусть сначала перепроектируют сибирскую погоду: градусов хотя бы на пятнадцать Цельсия.
…Фотографирую этот книжный бутончик.
ЗГЕ 7658 (2).JPG
А справа виден уголок новогодней открытки от издательства. Подписано PR-менеджером Алёной. А Алёна симпотная! Привет, Алёна! В открытке бонус на 500 русских $. Это скидка при заказе тиража. Спасибо, Алёна! Лучше бы, конечно, в американских рублях, но всё равно приятно.



А о чём эта книжка, напишу в следующем посте.
Она, на самом-то деле, при всех её графоманских вывертах, вышла забавной.
Можно читать. А хоть бы и в туалете.

Записи из этого журнала по тегу «pol_ektof_creativity»