Литтл Маунтинмэн

Дневниковое. Вместо того чтобы...

дневник.jpg

Вместо того, чтобы заниматься делом, а оно есть: зачать "книгазету" "Архивариус Проектов": стратегия наполовину придумана, надо  тупо начинать, подловился на своей же статье о некой структурной похожести Божественной Вселенной и Литературного произведения.
Написал. А его содержание потребовало продолжения.
Занялся.
Думал: напишу строк 100 и привет. А оно не выходит так. Уже 40 страниц, а всё не кончается.
Из Вселенной и Литературы ПРЁТ ПРЁТ и ПРЁТ... принцип построения мира.
Уж и на гравитацию наехал, уж и Эйнштейна опарафинил, замахнулся на ЛОГОС.
Логос потребовал своего внутристатейного логоса, чтоб без натяжек, чтоб от точки до точки, чтобы просто, чётко, пусть многословно, зато доходчиво и честно.
Тянет на новую библию. Но нет! Какая там библия! Сборник сказок эта библия. Сказки и намёки. Половина паршивых. Кровь, извращения, предательства.
Библия - полная параша. Как она умудрилась стать СЛОВОМ, духовным божественным наставлением? С точки зрения литературы это больше чем полная невнятица. Мусорная куча разношёрстных сведений. Большая часть из них историчного вида... нет, истеричного оно вида. Сборник извращённой фантазий, ну никак не клеится к этому божественное наставничество, человеколюбие. Всё в говне. Сорокин отдыхает! Заповеди среди всего этого как десяток бриллиантов, утоновших в фекалиях…
Потянуло на чистое, славное, без дерьма: объяснить материю, движение, первородство, вечность-невечность, абсолютную пустоту, вакуум, эфир.
Полезла структурность, переход простого в сложное… Объяснить себе субъект и системы, единичное и множественное, гармоничное, уравновешенное, взрывное, принципы существования устойчивых систем и их разрушения.
В общем, логика, приставляемая к Вселенной, - заразная вещь. Не отпускает. Заразился. Пишу. Ощущение, что знаю, что смогу... как Раскольников: хрясь старушку по черепу и: "Я человек! Я не вошь, я сделал, я смог..."
В общем, такой-вот сломанный этап.
Рейтинг в ЖЖ катится. Книгазета застопорилась. Чешу затылок. Оправдание возникло: а, нахрен! всё равно не успеваю. К марту... В марте напечатать уже хотел. И включилось бы сарафанное радио. Приблизилась бы славаславаслава... Ох, о чём это я?
Теперь не включится радио, отодвинулась слава, может и к лучшему: пишу Вселенную.
Можно и надорваться. Не один я такой... горячий. Вспомнились грабли.