Литтл Маунтинмэн

РЕАЛИСТ И МИСТИФИКАТОР ГЕНРИХ ШЛИМАН

Оригинал взят у philologist в РЕАЛИСТ И МИСТИФИКАТОР ГЕНРИХ ШЛИМАН
Originally posted by rettro_blog at РЕАЛИСТ И МИСТИФИКАТОР ГЕНРИХ ШЛИМАН

 (464x669, 178Kb)

Генрих Шлиман раскопал Трою. Это всем известно со школьной скамьи. Однако мало кто знает о том, что в ученом мире до сих пор, по выражению немецкого ученого Эриха Цорена, идет "Троянская война".




Начало этой "войны" да и нынешние "бомбардировки" частенько уходят корнями в элементарные чувства зависти, неприязни к преуспевшему дилетанту, - ведь археология - сложнейшая из наук, несмотря на кажущуюся простоту и доступность ее едва ли не каждому, взявшему в руки кайло. Все это и так, и не так. Вот уже сто двадцать пять лет не утихают и настоящие научные дискуссии на тему -- которая же Троя - та, Гомеровская?
 (600x396, 85Kb)

Генрих Шлиман родился в 1822 году в семье протестантского пастора в немецком городе Нойбуков. Его отец Эрнст Шлиман, несмотря на свою благочестивую профессию, был человеком буйным и большим дамским угодником. Мать Генриха, Луиза, покорно сносила неприятности, которые достались на её долю. Но однажды и её терпению пришел конец - когда муж привел в дом новую служанку, свою любовницу.

Жизнь втроем длилась недолго. Луиза скончалась от нервного истощения, сделав перед смертью сыну подарок, который, по версии Генриха, стал для него толчком, направившим на дорогу к мифической Трое. Вот как это случилось. Помня о тяге сына к знаниям, мать на Рождество подарила Генриху книгу историка Йеррера "Всеобщая история для детей".

Позже Шлиман в своей автобиографии напишет, что, увидев картинки с изображением Трои, города, воспетого слепым Гомером в бессмертной "Илиаде", он, будучи семи лет от роду, раз и навсегда решил найти этот город.

На деле всё было совершенно иначе: сын сочинил историю о подарке матери - равно как и всю свою биографию. Знаменитый фолиант до сих пор хранится в семье потомков Шлимана, но куплен он был в букинистическом магазине Санкт-Петербурга много лет спустя после описанного рождественского вечера.

  После смерти матери Генрих вынужден был переехать жить к дяде, тоже пастору. Дядя выделил деньги на обучение Генриха в гимназии, а после её окончания отправил в лавку бакалейных товаров.  В  лавке он работал долгие пять с половиной лет с пяти часов утра до одиннадцати вечера.
Бакалейщик практически ничего не платил ему.


Не видя для себя дальнейшей перспективы, Генрих ушел из бакалейной лавки и завербовался на работу в Латинскую Америку. Но корабль, на котором он плывет, терпит крушение. Его спасают рыбаки, и будущий археолог вдруг оказывается в Голландии. Амстердам, в те времена деловой центр Европы, очаровывает молодого Шлимана. Здесь он находит работу посыльного, за которую ему, в отличие от бакалейной лавки, неплохо платят.

Но вскоре новое поприще начинает раздражать его.


 (421x699, 65Kb)



"Человек, говорящий на двух языках, стоит двоих", - говорил в свое время Наполеон. Желая проверить истинность этого высказывания, Генрих решает учить иностранные языки. Причем начинает с родного, немецкого, шлифуя произношение. В приемной коменданта порта - там говорили преимущественно на английском - он запоминает иностранные слова и по дороге в район "красных фонарей", куда ему надо отнести образцы носовых платков, повторяет выученное. Денег на учителя у него почти нет, зато есть свой собственный метод обучения. Надо очень много читать вслух на иностранном языке, чтобы научиться не только произносить слова с правильной интонацией, но и постоянно их слышать. Упражнения в переводе, имеющие своей целью лишь усвоение грамматических правил, вовсе не нужны. Вместо них - вольные сочинения на интересную тему или же вымышленные диалоги. Вечером, исправленное репетитором сочинение заучивается наизусть, а на следующий день читается по памяти преподавателю.

Пользуясь таким методом, Генрих за три месяца выучил английский, за следующие три - французский. И принялся за итальянский. Однако его штудии вызывают удивление и даже осуждение окружающих. Чудака увольняют с одного места за другим. Но он не унывает, а смело идет в самую богатую фирму Амстердама "Шредер и К" и предлагает себя в качестве торгового агента для работы с иностранными партнерами. "Сумасшедших не берем!" - с порога разворачивает его управляющий. Мыслимое ли дело - в 22 года знать три языка! Однако Шлиман так настойчив, что его - лишь бы отделаться - экзаменуют и по результатам тестирования ту же берут на работу.


 (457x550, 8Kb)

Фирма "Шредер и К" вела свои торговые дела практически по всему миру. Вновь принятый работник не только знал языки, но и умел торговать, то есть работал за двоих, получая одно жалованье. Для "Шредер и К" он оказался находкой, тем более что не стал почивать на лаврах, а продолжал совершенствовать свои умения. За год упорного труда новый сотрудник добился больших успехов - директор фирмы сделал его своим личным помощником.

В то время наиболее выгодным рынком для фирмы была Россия - рынок огромный и ненасыщенный. Техническая сложность его освоения состояла в том, что представители русских торговых компаний, как правило, не владели никакими языками, кроме родного. Проводить переговоры было затруднительно. Шлиман берется исправить ситуацию и начинает учить русский язык. Неожиданно он сталкивается с большой проблемой - в Европе нет ни одного учителя русского языка. "Какая дикость в наш просвещенный XIX век!" - с горечью восклицает начинающий коммерсант и разрабатывает еще один метод изучения языка. Он покупает у букиниста русские книги и начинает их заучивать. Основой ему служит русско-французский разговорник.

После трех месяцев каторжного труда Генрих предстает перед русскими купцами и пробует им что-то сказать. В ответ, к своему изумлению, полиглот слышит неудержимый хохот. Дело в том, что среди купленных им книг оказалось запрещенное в России издание неприличных стихов Баркова. Их поэтическую лексику он и усвоил. Но речь Шлимана так поразила представителей русского купечества, что они немедленно предложили ему создать совместное предприятие на паях - их капитал и его голова. Предприимчивый немец не привык откладывать решения в долгий ящик и уже на следующий день отправился в Санкт-Петербург.


 (459x699, 46Kb)

Россия встречает Шлимана нестерпимыми морозами. Как бы ни было далеко отсюда до обласканной солнцем Трои, но другой дороги туда нет. Путь лежит через бесконечные снега, которые еще надо умудриться превратить в золото.

Пока русские компаньоны собирают деньги на общее предприятие, Генрих знакомится со страной. Его беспокойный ум требует новой работы, и случай предоставляет её. Из окон гостиницы, где поселился Шлиман, прекрасно видны заброшенные портовые строения. Пока санкт-петербургский гость рассчитывает возможную оплату за аренду складов, они сгорают. Немедленно, этой же ночью, он арендует за бесценок выгоревшие строения. А на следующий день нанимает рабочих и начинает строить все заново, ориентируясь на план амстердамского порта.

Чтобы заставить русских рабочих работать на европейский лад, Шлиман вынужден сам руководить строительством. Вот где ему действительно пригодились вызубренные выражения из Баркова!

Весна принесла Генриху Шлиману баснословные барыши. Отстроенной к началу навигации и оживлению торговли оказалась лишь его часть порта, поэтому и аренда складских помещений стоила, как никогда, дорого. Заработанные в порту деньги позволили ему отказаться от компаньонов и открыть свою фирму. В 1852  году Шлиман
женится на Екатерине Лыжиной.

В течение последующих нескольких лет он создает целую торговую империю, специализирующуюся на закупке европейских товаров в Амстердаме и продаже их в России. Но отлаженный бизнес - не для беспокойного Генриха. Он передает дело в руки приказчиков, а сам с частью свободного капитала отправляется в Америку.

Первым, к кому с визитом направляется Шлиман в этой совершенно незнакомой ему стране, оказывается президент страны Филмор(этот факт считают вымышленным). И тот сразу же принял его. Шлиман без труда получил льготную лицензию на право открыть в Америке свою компанию по скупке золотого песка у старателей Сан-Франциско и его вывозу.

Дела со спекуляциями золотом шли успешно, но начавшаяся в России Крымская война 1854 года открыла перед компанией новые горизонты. Шлиман добился, чтобы его фирма стала генеральным подрядчиком русской армии и начал беспрецедентную аферу. Специально для армии были разработаны сапоги с картонной подошвой, мундиры из некачественной ткани, ремни, провисающие под тяжестью амуниции, фляги, пропускающие воду и т. д. Разумеется, все это представлялось как товар наивысшего качества.

Сложно сказать, насколько такое снабжение русской армии повлияло на поражение России, но в любом случае её снабженец вел себя как преступник. Много лет спустя он обратился к российскому императору Александру II с просьбой о въезде в Россию, чтобы раскопать скифские курганы. На прошении император написал кратко: "Пусть приезжает, повесим!"




 (600x400, 111Kb)

Имя Шлимана по-прежнему гремело, но теперь как имя афериста. Не только в России, но и в любой другой стране никто не хотел иметь дело с откровенным жуликом. Не зная, чем себя занять, Генрих начинает много читать и, случайно наткнувшись на пресловутую "Всемирную историю для детей", решает заняться археологией. Он готовит почву для новой славы - издает автобиографию, в которой утверждает, что вся его предыдущая деятельность была лишь подготовкой к осуществлению заветной мечты детства - найти Трою.

Парадоксально, но в эту мистификацию верили вплоть до недавнего времени, когда увидели свет подлинные дневники Шлимана, хранившиеся у его наследников.

  В 1868 год он совершил через Пелопоннес и Трою поездку в Итаку. Там он начал осуществление своей заветной мечты, он начал поиски Трои.


 (382x600, 47Kb)



  В 1869 году Шлиман женился на гречанке Софье Энгастроменос. Второй брак Шлимана выглядит весьма сомнительно . По законам Российской империи Шлиман и Екатерина Петровна Лыжина-Шлиман не были разведены, Шлиман сделал это в штате Огайо, для чего и принял американское гражданство. Фактически была совершена покупка 17-летней Софьи Энгастроменос за 150 тыс. франков. Вскоре она, так же как и ее супруг, с головой ушла в поиски страны Гомера. Раскопки начались в апреле 1870 года; в 1871 году Шлиман посвятил им два месяца, а в последующие за этим два года - по четыре с половиной месяца.


 (700x468, 172Kb)



  Шлиман предпринял свои раскопки для того, чтобы разыскать гомеровскую Трою, но за сравнительно небольшой период он и его помощники нашли не менее семи исчезнувших городов.

  Пятнадцатое июня 1873 года было ориентировочно назначено последним днем раскопок. И вот тогда-то, Шлиман нашел то, что увенчало всю его работу, то, что привело в восторг весь мир... Сокровища царя Приама! И лишь незадолго до его смерти было доказано, что в пылу увлечения он допустил ошибку, что Троя находилась вовсе не во втором и не в третьем слое снизу, а в шестом и что найденый Шлиманом клад принадлежал царю, жившиму за тысячу лет до Приама.


 (570x414, 96Kb)



  Найдя "сокровища царя Приама", Шлиман почувствовал, что достиг вершины жизни.  Об увлеченности Шлимана древностями говорит хотя бы тот факт, что своих "греческих" детей он назвал Агамемноном и Андромахой.


Состоянию миллионера Шлимана повезло меньше, чем его обладателю: перед самой смертью ученого-дилетанта миллионы Шлимана закончились, и он умер почти нищим - точно таким же бедным, каким и родился.

 (650x367, 119Kb)



Да, купец, забросивший свое дело и взявшийся за археологию, мягко говоря, порезвился, хотя и за свой счет. Однако никто не станет спорить, - ему, дилетанту, очень везло. Он ведь раскопал не только Трою, но и царские гробницы в Микенах. Правда, так и не осознав, чьи же захоронения он там откопал. Он написал семь книг. Он знал многие языки - английский, французский... (впрочем, смотри карту Европы). За шесть недель в 1866 году (ему было 44) освоил древнегреческий, - чтобы читать греческих авторов в подлиннике! Это ему было очень необходимо: ведь Генрих Шлиман поставил перед собой задачу последовать за "поэтом поэтов" Гомером буквально построчно и найти легендарную Трою. Вероятно, ему казалось, что Троянский конь все еще стоит на древних улицах, а петли на его деревянной дверце еще не проржавели. Ах, да! Ведь Троя была сожжена! Как жаль: значит, конь сгорел в пожаре.

Генрих Шлиман упорно копал глубже. Хотя Троянский холм он нашел еще в 1868 году, постоял на нем и молча удалился: писать свою восторженную вторую книгу "Итака, Пелопоннес и Троя". В ней он сам себе поставил задачу, решение которой уже знал. Другое дело - не предполагал вариантов.

Археологи были злы на него. Особенно педантичные немцы: как это так - проскочить все культурные слои?..


 (480x600, 118Kb)



"Дилетант" Шлиман, охваченный навязчивой идеей откопать Гомеровскую Трою (а ведь нашел-то он ее с текстом "Илиады" в руках!), сам того не подозревая, на столетие раньше совершил и еще одно открытие: пренебрегая верхними (поздними) культурными слоями, он докопался до скалы - материка, как принято говорить в археологии. Теперь ученые так поступают сознательно, хотя и по другим, чем Генрих Шлиман, причинам.

Шлиман по-своему определил Гомеровский слой: самый нижний представлял город каким-то убогим и примитивным. Нет, не мог великий поэт вдохновиться маленьким поселочком! Величественной и с признаками пожара оказалась Троя II, окруженная городской стеной. Стена была массивной, с остатками широких ворот (их было двое) и такой же формы калиточкой... Не имея никакого понятия о стратиграфии, Шлиман решал, который слой больше всего подходит именоваться Троей.


 (468x560, 119Kb)



Немцы вместо того, чтобы восхищаться, смеялись Шлиману в лицо. А уж когда в 1873 году вышла его книга "Троянские древности." Не только археологи, профессора и академики, но и простые никому не известные журналисты в открытую писали о Генрихе Шлимане, как о нелепом дилетанте. А ученые, которым в жизни повезло, наверно, меньше, чем ему, вдруг и сами повели себя, как торговцы с Троянской площади. Один уважаемый профессор - видимо, пытаясь подделаться под "ненаучное" происхождение Шлимана, - сказал, что Шлиман свое состояние нажил в России (это-то так и есть), занимаясь контрабандной торговлей селитрой! Такой ненаучный подход "авторитета" археологии многим вдруг показался вполне приемлемым, и другие всерьез объявили о том, что, видимо, свое "сокровище Приама" Шлиман "заранее закопал на месте находки".


 (699x428, 163Kb)



О чем идет речь?

Дело было так (со слов Шлимана). Удовлетворившись своей трехлетней работой и откопав желанную Трою, он постановил завершить работу 15 июня 1873 года и уехать домой, чтобы засесть за описание результатов и составление полного отчета. И вот за сутки до этого, 14 июня, в отверстии стены недалеко от западных ворот что-то блеснуло! Шлиман моментально принял решение и отослал под приемлемым предлогом всех рабочих. Оставшись вдвоем с женой Софией, он полез в отверстие в стене и извлек из него массу вещей - килограммы великолепных золотых изделий (флакон весом 403 грамма, 200-граммовый кубок, 601-граммовый ладьеобразный кубок, золотые диадемы, цепочки, браслеты, перстни, пуговицы, бесконечное множество мелких золотых изделий, - всего 8700 изделий из чистого золота), посуду из серебра, меди, разные изделия из слоновой кости, полудрагоценных камней.

Да. Несомненно, раз сокровище найдено неподалеку от дворца (а он, конечно же, принадлежал Приаму!), значит, царь Приам, видя, что Троя обречена и делать нечего, решил замуровать свои сокровища в городской стене у западных ворот (тайник там был заготовлен заранее).


 (466x698, 229Kb)

С великими усилиями (история почти детективная, - потом такой способ нелегального провоза переймут большевики) Шлиман в корзине с овощами вывез "сокровища Приама" за пределы Турции.

И поступил, как самый заурядный купец: он начал торговаться с правительствами Франции и Англии, потом России, - с тем, чтобы повыгоднее продать золотой клад Трои.

Надо отдать должное, ни Англия, ни Франция (Шлиман жил в Париже), ни государь Александр II не пожелали приобрести бесценный "клад Приама". А турецкое правительство тем временем, изучив прессу и тоже, вероятно, обсудив "дилетантизм" первооткрывателя Трои, затеяло судебный процесс по обвинению Шлимана в незаконном присвоении золота, добытого в турецкой земле, и в контрабандном вывозе его за пределы Турции. Только после выплаты Турции 50 тысяч франков турки прекратили судебное преследование археолога.


 (541x699, 195Kb)

Впрочем, у Генриха Шлимана в Германии были не только противники, но и мудрые сторонники: знаменитый Рудольф Вирхов, врач, антрополог и исследователь античности; Эмиль Луи Бюрнуф, блестящий филолог, директор Французской школы в Афинах. Именно с ними-то Шлиман и возвратился в Трою в 1879 году продолжать раскопки. И выпустил свою пятую книгу - "Илион". И в том же 1879 году Ростокский университет присвоил ему звание почетного доктора.

Долго колебался "дилетант", но все же решился и подарил "сокровища Приама" городу Берлину. Случилось это в 1881 году, и тогда благодарный Берлин, с соизволения кайзера Вильгельма I, объявил Шлимана почетным гражданином города. Клад поступил в Берлинский музей первобытной и древней истории, и о нем напрочь забыли и ученый мир, и мировая общественность. Будто никаких "сокровищ Приама" не было в помине!


 (380x600, 58Kb)

В 1882 году Шлиман опять вернулся к Трое. Молодой археолог и архитектор Вильгельм Дерпфельд предложил ему свои услуги, и Генрих Шлиман принял его помощь.

Седьмую книгу Шлиман назвал "Троя". Это было слово и дело, на которое он истратил все свое состояние. Однако ученый мир (даже германский) уже повернулся лицом к первооткрывателю древней легенды: в 1889 году в Трое состоялась первая международная конференция. В 1890 - вторая.

Знаменитый "дилетант", конечно, не первый решил следовать за Гомером. Еще в XVIII веке француз ле Шевалье копал в Троаде. В 1864 году австриец фон Хан заложил разведочный раскоп (за 6 лет до Шлимана) именно на том месте, где потом копал Шлиман, - на холме Гиссарлык. Но раскопал Трою все же Шлиман!


 (515x699, 35Kb)



И после его смерти немецкие ученые не хотели, чтобы Шлимана считали открывателем Трои. Когда его молодой коллега откопал Трою VI (один из слоев, которые Шлиман проскочил, не удостоив вниманием), ученые обрадовались: пусть не маститый, пусть молодой, но археолог с хорошей школой!

Если рассуждать и дальше именно с этих позиций, то до послевоенного времени Троя Гомера вовсе не была найдена: Трою VII откопал американец С.В. Бледжен. Как только в Германии узнали об этом, немедленно объявили Гомеровской Троей Трою Генриха Шлимана!

Современная наука насчитывает XII культурных слоев Трои. Троя II Шлимана относится примерно к 2600-2300 годам до н.э. Троя I - к 2900-2600 годам до н.э. - эпохе ранней бронзы. Последняя (самая поздняя) Троя прекратила свое существование, тихо угаснув в 500-х годах н. э. Называлась она уже не Троей, и не Новым Илионом.


Фигура Генриха Шлимана - не рядовое, но и не слишком уж выбивающееся из ряда своего века явление. Конечно, кроме огромной любви к истории богатый купец жаждал славы. Немного странно для его приличного возраста, но, с другой стороны, кто из нас и каких игрушек не дополучил в детстве?


 (593x599, 68Kb)

Тут важно другое.

Практически доказано, что никакого "клада Приама" не было.

"А золото?" - спросите вы.

Да, золото есть. Оно, вероятно, набрано из разных слоев. Не было в Трое II такого слоя. "Сокровище" скомплектовано ( а может быть, и куплено?) Шлиманом ради доказательства, ради самоутверждения. Разнородность собрания очевидна. К тому же сопоставление дневников Генриха Шлимана, его книг и материалов прессы говорит о том, что его и его жены в Гиссарлыке в момент находки вовсе не было! Многие "факты" биографии Шлимана подтасованы им самим: не было приема у американского президента, не выступал он в Конгрессе. Встречаются подделки фактов при раскопке Микен.


 (491x699, 58Kb)

С другой стороны, как уже говорилось, Шлиман дитя своего времени. Археологи (и известные!) XIX века принимались за раскопки часто лишь тогда, когда была надежда на обогащение. Например, Служба древностей Египта заключала от имени правительства контракт, по которому разрешала тому или иному ученому производить раскопки, оговаривая при этом процент, который ученый забирал себе. Даже английский лорд Карнарвон судился и рядился с египетским правительством за этот процент, когда неожиданно наткнулся на золото Тутанхамона. Только очень богатый американец Теодор Дэвис позволил себе милостиво отказаться от положенного процента. Но никто и никогда не интересовался (и не узнает), как и чем на него воздействовали. Нет ничего предосудительного в том, что в 1873 году  Генрих Шлиман хотел сбыть "сокровище Приама" какому-нибудь правительству. Так поступил бы каждый или почти каждый, нашедший это золото. Как раз к нему-то Турция имела самое малое отношение: земля Трои не была ее исторической родиной. Правда, в таких случаях, когда возраст находки весьма почтенен, а миграция населения высока и трудно говорить о поиске "подлинного хозяина", конечно, следовало бы считать клад как бы природным месторождением и соответственно его рассматривать.

 (490x699, 153Kb)



Но какова же судьба "сокровища Приама"? Не сказка ли это?

Нет, не сказка. Не столь уж трудно выяснить причины, по которым "клад" замалчивался и был недоступен зрителю в течение первых 50-60 лет. Затем в 1934 году он все-таки был классифицирован по своей ценности (Гитлер, пришедший в 1933 году к власти, подсчитывал все государственные ресурсы, и в Берлинском музее первобытной и древней истории провели элементарную инвентаризацию). С началом Второй мировой войны экспонаты были запакованы и заперты в банковские сейфы (Турция ведь была союзником Германии и могла неожиданно протянуть за сокровищами "волосатую лапу"). Вскоре, учитывая бомбежки Германии союзниками, невеселую судьбу Дрезденских дворцов, "сокровища Приама" были заперты в бомбоубежище на территории Берлинского зоопарка. 1 мая 1945 года директор музея В. Унферцагг передал ящики советской экспертной комиссии. И они исчезли еще на 50 лет. Кажется, если у "сокровища" есть это отличительное свойство - исчезать на 50-60 лет, лучше не осуществлять больше акций передачи или дара, а все-таки выставить на всеобщее обозрение.


 (700x350, 127Kb)



Турецкий эксперт, ученая дама, профессор Стамбульского университета Юфук Есин, приглашенная Германией в составе экспертной группы в октябре 1994 года, осмотрев коллекцию Шлимана, заявила, что "в III тысячелетии до н.э. многие золотые, серебряные, костяные вещи изготовлялись с помощью лупы и пинцета".

Еще одна загадка? Может быть, даже отгадка: ведь купил же Парижский музей древнюю тиару Сайтаферна из чистого золота за 200 тысяч франков, и это был "подлинный античный шлем", а оказался, в конце концов, бессовестной подделкой, выполненной одесским мастером. Не это ли имела в виду госпожа Юфук Есин, говоря о "сокровище Приама"?

Загадка в другом. Генрих Шлиман увлеченно рассказывал, как София перевезла находку в корзине с капустой, а Берлинский музей передал советским представителям три запечатанных ящика! Какой же физической силой обладала стройная молодая гречанка из Афин?


 (699x459, 145Kb)



Спеша к жене в Афины из очередного вояжа, Шлиман скончался в неаполитанском отеле. Он бы обязательно доехал, если бы не воспаление мозга, из-за чего археолог 4 января 1891 года потерял сознание и через несколько часов умер.  В зал его афинского дома, где стоял гроб, отдать последние почести пришел весь цвет тогдашнего общества: придворные, министры, дипломатический корпус, представители академий и университетов Европы, членом которых являлся Шлиман. Было произнесено много речей. Каждый из ораторов считал усопшего принадлежащим своей стране: немцы претендовали на него как на земляка, англичане - как на доктора Оксфордского университета, американцы - как на человека, воплотившего подлинный дух американских пионеров, греки - как на глашатая их древней истории.

Софии и детям он оставил не большое, но приличное наследство. У его сына Агамемнона был сын - Пауль Шлиман. Он пошел в деда-авантюриста и хвастался, что знает координаты Атлантиды. Пауль погиб в начале Первой мировой войны.

Дочь Шлимана Надежда вышла замуж за Николая Андрусова, родом из Одессы. Он заведовал кафедрой геологии Киевского университета, а в 1918 году стал академиком Украинской академии наук. В 1920-х Андрусовы эмигрировали в Париж — там у них был дом, купленный еще Шлиманом. Надежда с Николаем вырастили пятерых детей: Дмитрия (геолог, академик Словацкой академии наук), Леонида (биолог), Вадима (скульптор), Веру (училась музыке), Марианну (училась на историко-филологическом факультете Сорбонны).


 (628x518, 132Kb)

Шлиман похоронен в Афинах - на той земле, которую считал священной, потому что на ней жил и творил легендарный (как и он сам) Гомер. Хотя до сих пор не ясно - существовал ли слепой певец Илиона и Итаки, не собирательный ли он "образ" древнего поэта?

Может быть, когда-нибудь так же будут обсуждать проблему - жил ли на свете Генрих Шлиман, не легенда ли он? А Троя - останется.


 (699x534, 181Kb)

"Господь Бог создал Трою, господин Шлиман раскопал её для человечества", - гласит надпись у входа в Музей Трои. В этих словах, несмотря на внешний пафос, есть и грустная ирония. Любые археологические раскопки сопровождаются частичным уничтожением памятника, а такие, какие провел Шлиман, полнейший дилетант в археологии, были полным уничтожением. Но то, что один из самых богатых бизнесменов Америки и Европы, археолог-самоучка Генрих Шлиман уничтожил подлинную Трою, стало известно лишь много лет спустя.