Литтл Маунтинмэн

Украинство и малороссийство как самоидентификаторы

Данным вопросом я занялся давно и три года назад понял, что не хочу повторения подобного в России и в Сибири. Могу попробовать ответить на вопрос, почему проект украинского народа оказывается такой нежизнеспособный, или, жизнеспособный, но все оборачивается очень трагично для данной группы русского народа (или народа, который перестал к русским относиться, приняв конструкт украинства). Дело в том, что малороссов, как и великороссов в XIXв. было принято считать двумя ветвями общерусского ствола. Под Вологдой был такой диалект русского, что не всегда и не каждому был понятен. Точно так же можно найти у Шолохова в "Тихом Доне" воспроизведение местной речи, где тоже есть непонятные слова для людей, знающих общерусский литературный язык. Когда в XIXв. польская интеллигенция вроде того же Духинского стала говорить, что малоросы - вовсе не русские, а отдельный от них народ и является частью польского, поэтому желательно Польшу возродить, причем, в прежних границах, с украинскими территориями, в этот проект вкладывалась польская русофобия. И, надо сказать, что до прихода большевиков эта идея не находила большой поддержки и сторонников среди населения Малороссийской губернии. Например по поводу преподавания в школах диалектов, в 1862г. А.А. Иванов замечал:
"Доказательства наши слЂдующія. Уже a priori можно вывести положительное заключеніе, что, при незначительномъ отличіи малорусскаго нарЂчія отъ великорусскаго, въ чемъ каждый можетъ убЂдиться, заглянувъ въ любую малорусскую книгу, а тЂмъ болЂе такъ какъ къ этому отличію всЂ привыкли въ Малороосіи, и всЂ съ нимъ болЂе или менЂе знакомы, — обученіе на малорусскомъ нарЂчіи никакъ не можетъ идти втрое успЂшнЂе. Мы сами занимались болЂе года преподаваніемъ въ кіевскихъ воскресныхъ школахъ, имЂли сверхъ того случай заниматься нЂкоторое время лЂтомъ 1860 г. въ одной деревнЂ, Кіевской губерніи, обученіемъ крестьянскихъ мальчиковъ, и даже въ деревнЂ не употребляли почти ни одного малорусскаго слова, а всегда старались пріучить дЂтей къ правильному общерусскому языку; мы можемъ, на основаніи продолжительнаго опыта, положительно засвидЂтельствовать неосновательность такихъ увЂреній".
http://izbornyk.org.ua/rizne/rusvestn01.htm

Но среди интеллигенции находились таковые, вроде того же Грушевского, которые восприняли именно польский проект украинского - независимого - народа, который никак не связан с русским/великоросским, азиатами, наоборот, русские украли название у украинцев. У него труд так и называется "Украина-Русь". Филологи и литераторы творили новый язык, пытаясь малороссийский диалект отделить от русского за счет принятия множества польских и придуманных слов. С.Н. Щеголев ("Украинское движение, как современный этап южнорусского сепаратизма", Киев, 1912) приводит забавные случаи, когда местные писаки так увлекались придумыванием языка, что кроме них эти опусы никто не понимал. Вот здесь и проходит этот основополагающий разрыв. Малороссы по языку и самосознанию относились, как можно понять по тому же Гоголю, Шевченко, к русским, наравне с великороссами, как тогда писали и говорили. А украинская самоидентификация базировалась на неприятии всего русского, на искусственном языке. Т.е. русского заставляли быть не русским и ненавидеть все русское. За 100 лет украинизации именно русофобия и побеждает. Наверное, в этом и заключена вся трагедия, конфликтность и столкновение этих "направлений". Фактически получается, малоросы и украинцы - два разных народа...точнее малоросы - субэтнос русских со своим южнорусским диалектом, а украинцы - независимый народ со своим языком, у которого украли название.
Точно так же уратрцев нельзя считать армянами, они не были индоевропейцами, так же нельзя галлов смешивать с французами. Скифов нельзя считать русскими.