Литтл Маунтинмэн

"Hotel De La Poste". Хоррор для взрослых


  Затеял писать следующую полижанровую серию текстов под рабочим названием «Графоманус Санаториум».
Всех тайн  не открою, но сквозной красной линией пройдёт  деятельность некоего «Сообщества натуралистов» (другое имя организации: чисто для гордого и тайного внутреннего использования «Ряженые шкуры»), против которых выступает оппозиционная миссия «Герои против».
Определённые группы  Сообщества занимаются расследованием жизней и творчества писателей прошлого, находя в них явные несоответствия, которые в сообществе принято считать не просто преступными, а со злодейским "клеймом особой жестокости".
Для этой цели – и в качестве одного из средств – Сообщество отряжает специальные расследовательские Делегации. Иногда это происходит под видом Семинаров Писателей (своеобразный аналог мозгового штурма у следовательского звена уголовной полиции), иногда с приуроченным Костюмированным Парадом  так называемых «ряженых». А по сути дела, это неявная анархического вида и формы, внедрённая в Парад, Инквизиция).
Первая короткая повесть  этой "весёленькой" хоррорской серии – Лавкрафт тут отдыхает – называется «Отель Де Ла Посте». Разумеется, что с грифом "+18".
Действие первой книги происходит в городе-крепости Лангр (Франция), в реальных интерьерах, и на реальной планировке отеля De La Poste, что главным фасадом на площади Ziegler а боковым на Rue Boulier.
Крепость Лангр автор изучил по имеющимся в BnF (Bibliotheque nationale de France) манускриптам. С макимально возможной доскональностью.
В 2009 году, он, совместно с коллегами – а заодно прототипами "недоавантюристского" романа-шванка «Чочочо» – предпринял  специальную поездку в указанный город: для рекогносцировки и сбора достоверной, живой информации, включая интервьюирование жителей-аборигенов и туристской братии. Об этом в книге также пойдёт речь.
Слава богу, администрация отеля пока что ничего об этом ожидаемо скандальном непотребстве не знает. Иначе автору станет туго: особенно в нынешних условиях, когда "синим пламенем горит" Европа и множатся тяжбы государств.
Но есть и другой вариант: с выходом книжки, и в случае удачной пиар-кампании, погасшая ныне популярность объявленного трёхзвёздного, а фактически второразрядного отеля (правда, с романтическими шкилетами в шкафах) возрастёт в разы.
Книжка-сказка обещает стать супер какой "живенькой".
Герои и персонажи не прочь позабавиться: изящно по-современному и грубо по-старинке, может и наоборот (это в зависимости из какого века глядеть), а также с минимумом одежды, и без всяких послаблений на возраст, родственность душ, коллегиальность. И с культурным минимумом цензуры слова. Автор умеет балансировать в этом смысле очень даже неплохо. А также, при желании, конечно, может обойтись и без окультуривания вообще: как бы "а ля прима с диктофоном".
Диктофонное романописание… э-э-э, даже можно сказать, это фирменный приёмчик автора, хоть и тихо ненавидит журналистику, а также блогеров. Знаю абсолютно точно! ибо речь не о Чехове с Гоголем, а о себе самом. Этак оно растаскивает,  когда шлея под хвостом, бес в ребре, а пишущий инструмент  близко к дамскому бель... оп, под подушкой, то всё это не просто правдиво… диво… иво… а неподдельно и «дагерротипо-забавно». Как если бы при излишней выдержке, и достаточном количестве серебра на диапозитиве, у подвижной натуры выросли бы дополнительные пальцы, руки и головы.
Кроме того, пришлось изучить биографию и творчество Жюля-Клода Циглера – современника Наполеона, художника, керамиста, одного из первых фотографов мира, преподавателя французских школ, церкви и университета.
    Он имеет некое абсолютно реальное отношение к зданию отеля De La Poste, Cafe De Paris, Messageries Nationales, расположенных под одной крышей. Следовательно, волей или неволей, он обязан влиться в сюжет книги. Место его среди героев пока не определено, ибо сюжет намечен пока что начерно.
    Ж.-К.Цигель родился в этом здании, а его родители являлись вторыми владельцами, вплоть до продажи здания очередному покупателю несколькими десятилетиями позже.

Дополнительно штудируется биография, писательское и фотографическая деятельности  Льюиса Кэрролла, имя которого будет фигурировать в книге. Родственники его под фамилиями Доджсон вошли в ряды президиума «Ряженых шкур»: с целью защиты (изнутри  команды) доброго имени экстравагантного писателя. И, по этой вполне ясной причине, «попали в передовики=герои», изощрённой по-иезуитски, книги-хоррора-сказки.
А также изучается жизнь и биографии некоторых реально существовавших исторических личностей – известных и «проходных», в частности:
- Алисы Лиддел (прототипа сказки «Алиса в Зазеркалье»);
      - Джона Рёскина (преподавателя в Оксфорде и учителя Алисы Лиддел по рисованию;
      - Генри Парри Лиддона (сопутешественника Кэррола в поездке по России в 1867 году и друга Кэрролла по колледжу Крайст-Чёрч);
     - Некоего фотографа и "забывчивого" компаньона Ж.-К.Циглера по фамилии Баярд (Bayard).

После такого предательского приоткрытия завесы над волшебным  механизмом сюжетообразования, вам остаётся:
1-е - Ухмыльнуться: надо же, каков Сусанин!
Мне же досталось 2-е, 3-е, 4-е и 5-е:
- засучить рукава (ага, у майки),
- запастись чернилами (подкрутить компу ручки, убрать к чёрту экономию в мониторе),
- навострить перья (включить мозги и настроиться на круглосуточный литературный трах),
- запастись анальгином и нитроспринтом (на случай мигрени, инфаркта, другое).
До встречи!