Литтл Маунтинмэн

Тихая кончина Дома Архитекторов города Кемерово/ Часть 3

1548925.jpg
Часть 3
(начало читать здесь)

Вот ещё вариант вполне по-человечески импульсного, реактивного поведения после сдачи творческо-союзными людьми Дома Архитекторов на Красной 4:

- востребованной станет следующая архитектурная дислокация: забраться в оппозиционное подполье;

- оттуда верещать: «обидели, не оценили, не поняли, не будем ходить на градосовет, мэру позор, а мы пушистые, архитекторам-варягам бойкот, неархитектора-менеджера архуправления вон из города! Заменить не знаем кем, главное «вон» и всё тут!»

- и так далее.

В таких условиях, являясь частью народа, частичкой (без пафоса) культурной прослойки, притом с привкусом инженерии и ответственности совсем не такой, как, скажем, у художников, начинаешь думать так:

- да, архитекторы сами виноваты;

- а Союз архитекторов никакая не элита, а самое что ни на есть нищебродство;

- они такие же как и все, и нечего задаваться и выпячиваться;

- надо же, не сумели в «условиях преференций» (цитата из письма Госкомимущества) организоваться и содержать здание в надлежащем порядке.

Или так, от лица людей более-менее состоятельных:

- Архитекторам Кемерова страшно повезло: у них хоть здание с выставочным залом есть (а у сотен других городов нет ни того, ни другого), а коли не платят за аренду, то надо их «гасить» окончательно, с приписочкой: обжалованию не подлежит».

Или от лица, извините, олигархов:

- Туда им (кемеровским архитекторам) и дорога: не сумели влиться в рынок – долой с глаз! Нам же удалось! Наприглашаем варягов из Москвы и пусть они нам напроектируют того, что нам надо, без всяких там кодексов архитектурной чести. Провинциальщина, блин, стыдно за вас и вашу неорганизованность, художники, едрён паровоз!

Как-то, видимо, забывается о патриотизме, о сохранении культуры, о творческих людях: когда работаешь в департаменте, напрямую не связанным с этими «антирыночными»=попрошайскими понятиями.

Имею в виду муниципальное образование при администрации города Кемерово: Госкомимущества.

Это не диво: современному Госкомимуществу (выросшему на недвижимости, созданной вовсе НЕ ИМИ) важно, и это вполне логично, чтобы любое недвижимое имущество, находящееся в их собственности, приносило какую-либо пользу городу: либо в виде аренды, либо в виде продажи имущества с молотка.

Разумеется, что способ получения прибыли с аренды, гораздо более долгоиграющ, нежели просто продажа.

Про сопутствующие продажам так называемые «распилы», в данной статье опустим, так как (ради всех неприкасаемых, ибо остальные все прикасаемы) об этом снова лучше не знать.

Однако, заметим, что в некоторых случаях лучше «сбагрить» такое неудобное в обращении имущество: с точки зрения принесения прибыли, конечно.

И плевать комитету имущества на патриотизм, жалость неуместна: они государевы люди, плевать на сохранение очажка культуры, ответ на все ваши завывания о ремонте протекающей крыши такой: вертеться надо, господа архитекторы, вы не исполняете условия договора.

И в этом смысле, формально и неформально комитет прав.

Неудобным в обращении имуществом (около тридцати лет кряду) оказалось помещение, именуемое «Домом архитектора». Адрес: улица Красная 4. Это самый центр города. Центрее не бывает. Говорю это некемеровчанам, кемеровчане улицу Красную знают и даже ходят по ней ногами, изредка спотыкаясь о Красную 4. А споткнувшись, зайдут. И скажут «ого». И: «А мы не знали, что в Кемерове такие ну просто такие… такие, других слов не найдут, как клё-о-о-вые архитекторы есть».

И становится сладко на душе клёооовых архитекторов.

***

Если «плохие товарищи коммунисты» в самом начале 80-х годов аж прошлого века (!) буквально «подарили» эту площадку местной (никоим образом не политизированной, а максимально приближенной к идеалам и кодексу профессии) творческой общественной организации «Кемеровская организация Союза архитекторов СССР», то последующая история, начиная с года распада СССР и образования «капиталистической» России, распорядилась этим помещением по-своему. Несколько дико, зато в полном соответствии с теми нравами (90-х). «Те нравы» как бы пролонгируются на наше время. Если же что-либо оформляется как «учреждение культуры», то такому учреждению, считай, повезло. Его даже могут защитить. Иногда не по заслугам, а иногда и «по делу» облагодетельствовать.

Но ахитекторам не везёт издревля. То им выкалывают глаза (если собор слишком хорош), то отнесут к строительству, а не к культуре. Отсюда основные беды: плестись в пасынках у строительства не особо ловко.

Архитекторам поломают руки-ноги, если что не так. Ломать будет и Заказчик и Строитель: не смог предугадать общественной реакции, гад этакий! А архитектор им: «Я же говорил, что тут нужно сплошное остекление, а не окошки» и что «вот тут в проекте специально так красиво искривлено, а вы господа, зачем спрямили? А теперь с меня спрашиваете».

Выходит по факту, что незаменим иногда архитектор, когда касается эстетики. Причём, хороший архитектор, со вкусом и умеренно умный, не выпендрёжник, по хорошему должен бы цениться: не деньгами, а честностью: перед профессией и людьми!

Строить воздушные замки, как известно, ни один строитель ещё не научился. Приходится приноравливаться. При этом не стоит забывать триединство Витрувия, где после двух запятых звучит «красота».

Красота нужна горожанину. А как же! Когда он идёт по городу и смотрит по сторонам... то он не просто смотрит, он впитывает в себя окружение. От этого зависит его настроение, и дети от такого настроения получаются красивыми и уравновешенными. А здание это не картина в рамке, про которую можно ничего не знать – настолько она маленькая. Нечего сравнивать архитектора с художником. Это разные весовые категории! И при этом с элементом искусства. Про место архитектуры в искусстве говорить нет времени. Это место однозначно ПЕРВОЕ в строю прочих искусств, которые мы умалять не собираемся.

Зачем же в таком случае умалять искусство архитектуры теперь, пристраивая архитектора в арьергард строительства? делая его рабом заказчика и городского администратора в каких-то глобальных, хоть и в переносных смыслах? А если Заказчик груб и неотёсан? Думаете, не бывает таких? А вот и нет, сталкивались многие архитекторы с такими, не только я. Многие перед грубостью ломаются. А некоторые, из честных профессионалов, на сделки с совестью не идут. Они знают, что мошна денег у заказчика это не синоним вкуса. И гонят иной раз такого упорного душевладельца совершенно не по правилам бизнеса, а грубо по-русски: на три известные кириллические буквы.

Деньги пахнут: ими можно обмарать честное звание архитектора, если бездумно продаваться каждому подряд. Приходится выбирать между совесть и деньгами: полтыщи лет назад было то же самое. Только тогда ещё можно было наградить батогами и посадить на кол. Против таких аргументов особенно не попрёшь.

А в наше время можно «послать» такого «назойливого с мошной».

Это получается вроде проверки на зрелость: отказываешь непонравившемуся тебе заказчику, хаму – ты настоящий архитектор. Вешаешься на шею любому, лишь бы платил – ты дитя бизнес-века (варианты: хитрый и уверенный, беспринципный хочу бабла, слегка или полностью продажный).

***

Мимо мерзкого (серого, скользкого, типового) здания же не пройти. Стукнешься об него, и настроение испортится.

Благо если на один день: жена поправит.

А если каждый день да по одному месту бить, да по глазам, а глаза близко к мозгу… что получится тогда?

И виноват будто бы в этом безобразии архитектор (на нём возят воду и вымещают зло: не на строителе же).

Строитель же по архитектурному проекту строит. И архитектор, а не строитель рулит ОБРАЗОМ здания. И средой вокруг, и начертанием плана города, и стоянкой автомобиля, и местом, где размещён магазин, и сам магазин: за «внутри» и за «наружу».

И за малую архитектурную форму архитектор ответственность несёт: вот родили подспециальность: дизайнер ландшафта и малой формы. А также за брусчатку архитектор отвечает, и за рекламу – частично, и уж за фасад здания тем более и… Тысяча слов за этим «и». нужный человек в любом государстве архитектор. Надо бы бережно к нему… А он в рамках и кандалах… наш талантливый архитектор. И Дом Архитектора у него отнимают. И в рынок силком затаскивают.

– Не можем вам аренду понизить, – говорят, – противоречит закону о конкуренции и монополии.

О ценообразовании вспоминают: «Обидим других желающих на это здание, в тюрьму из-за вас неохота. Отлипните!»

Ага. Мы понимаем. Банк или магазин в этом месте гораздо лучше будет. Хоть их полно – полнее некуда – а лучше. Проблем не будет: ни с арендой, ни если продадут.

Уникальность Домов Архитекторов в расчёт, естественно, не берётся, снова: «В тюрьму не хотим. Да вы же к культуре не относитесь, вы – часть строительного процесса».

Ну-ну. Что ещё скажете, дорогие наши руководители города, и дорогое наше, неподкупное Комимущества?!

А вот ещё хохма. Некоторые умники (изнутри нас! Они из талантливых инженеров. Вот зачем их в Союз принимали?) говорят, что архитектура к культуре никакого отношения не имеет. Что архитектура это, мол, чистый бизнес.

Ну-ка же это, братцы!? Как же не имеет? Какой же это чистый бизнес! Есть, конечно, составляющая бизнеса, ну а другая составляющая где, которая именно культура и искусство режиссуры масс, пропорций, цвета, вкусовых ощущений, гармонии и т.д.?

Дыть, градостроительство и архитектура это самая нужная, самая близкая, к телу, и к зрению, культура, и польза. Нужнее такой культуры, которая самая что ни на есть «архитектурная культура» и самая близкая, каждодневная для человека, на Земле просто нет.

Кто не согласен – бегом на деревья, в пещеры, в соломенные хижины!
-------------------------------
окончание следует
-------------------------------

Записи из этого журнала по тегу «Кемерово-моя-родина»