Литтл Маунтинмэн

Бывшая. Фрагмент 3

(без названия)
3

Ну и вот. Дальше рассказывать не буду.

Вывод из рассказанной истории прост, и без претензий на изящество и на называние его литературой: все эти истории о чёрных средах и живых, но по-фальшивому мёртвых мужьях, случаются от приезда порядочных бывших жён из Москвы, которые не только не забывают, но даже заботятся о своих бывших.

Не все, конечно, такие, а только те, кто, на самом-то деле, верные и ЛУЧШИЕ. Это мужики – козлы.

Это они не ценят!

Всё им чего-то надо.

Всё их меж рёбер черти щекотят.

Всё у таких среды какие-то мёртвые и чёрные. Рейтинги ползут черепахами, и сами-то они графоманы, а не писатели, и живут-то они в провинциях: не то что их успешно пробившиеся, московские жёны!

– Чё сам-то не поехал? Куда-куда! В Москву эту драную.

Типа coda.

***

Ага, coda. Как же!

На следующий день мы с жёнкой встретились по поводу очередного этапа заботы. И тут она с некоторой дрожью  в голосе сообщает:

А-а-а, я, кажется, глобальную ошибку сделала.

А что такое?

Ты знаешь, ведь мы у А. (так зовут мою сеструху) её собственную кровать отобрали...

Как так? А зачем же она отдала собственную кровать? Решила, что мне кровать нужнее?

Не знаю... может от доброты...

А, может, от твоего напора заботы? и я прищурился. Не от смеха. А от холодного пота, который меня прошиб с ног до головы, а где же она теперь спит? Ну дела! Что делает спешка при ловле блох!

На этот чудной вопрос «где спит сестра» я получил ответ через несколько дней: когда нас с женой позвали в гости: на встречу с приехавшей из другого города моей племянницей и её жениха.

Поговорив с женихом, я улучил секундочку и заглянул в спальню моей сестры, и откуда мы на днях, сообща, реквизировали в пользу «нищих братьев» кровать-самоделку.

На том месте, где раньше деревянно красовалось лежбище на ножках, теперь навалено шмотьё. На полу - в центре комнаты – развёрнутый матрас. Постель была совсем не такой как у меня - из вороха тряпок, а культурной, хоть и слегка спартанской на вид.

Спецификация её:

одна единица матраса;

простынь – 1шт., белая;

подушка в наволочке – одна;

одеяло зелёное, шерстяное, от бабушки, помню, помню, как в армии – одно штуко.

Пока я рассматривал это чудо и оценивал свалившееся на, и без того небогатую, семью настоящий бразильский подмостовый фестиваль нищебродства, в комнату прошмыгнул кот.

Кот добр, взлохмачен и кастрирован.

Но кастрация, как известно практикам-кастрологам, не обозначает отсечения у котов любопытства.

А доброта животного не подразумевает отсутствия крайней степени ехидства касабельно людей.

А было бы животное побольше, то факт величины его тела и зубов, автоматически лишал бы гарантий целостности человека от чисто опытного животно-каннибальского аппетита.

Кот остановился у подушки. Понюхал. Страдальчески изогнулся. И повернул голову, снайперски установив немигающие свои синие оки чуть ниже моих кустистых бровей.

Я на языке взглядов разговаривать не умею.

Кот понял: я даун: а то он-было засомневался однажды.

И он тогда громогласно и протяжно, как тоскующий лев, раскрыв пасть: ещё чуть шире и потолок схавает! мявкнул мне: с досады: по-даррелловски ясно и безапелляционно.

В переводе на человеческий язык столько многозначный мявк обозначил следующее: "А вот у котов  обижать родственников не принято! Стыдно тебе должно быть. А принимать укоры от младших своих братьев – котов полезно. Как тебе, нигде не свербит? И не обидно? А за державу?"

Мне стало стыдно, обидно и свербиво: на сердце: за державу и зоологию, которую травят ГМФ-кити-кэтами.

Добрая же моя душа опустилась в ноги: не собираясь поворачивать к пяткам, досадуя, набираясь злости.

Опухнув достаточно, душа велела вывести язвительного кота–прокурора из спальни суда.

Я так и сделал: джентльменским пинком под зад. Уж не знаю насколько это толерантно смотрелось со стороны. Котов из ОБСЕ за дверью не было.

А если бы и были, то мне всё равно пофигу. Я был уверен, что коты – не скоты, они по пустякам в Гааги не пишут.

А кровать у сестры я не отнимал: она сама отдала, добровольно. Так и скажите моим будущим биографам. Вон они: уже из роддома выписались и материны сиськи сосут.
-----------------------
фрагмент 4 читать тут

Записи из этого журнала по тегу «Бывшая»

  • Бывшая. Фрагмент 1

    1 Мёртвый сегодня день. Чёрный. Весна со снегом. Апрель. Вот же! Природа! Никакой жалости к сибирякам. Асфальт у нас какой-то…

  • Бывшая. Фрагмент 2

    2 И ка-а-ак взялась за бывшего мужа! Пункт 1: Отдраила интерьеры! ЗА ДЕНЬ! Я вообще не хотел! Так снасильничала же! Тот объём,…

  • Бывшая. Фрагмент 4

    4 Не успела жена (бывшая, бывшая, я по-прежнему свободен, дорогие мои любовницы из Америки и Лондона, а также богатенькие мои…