Литтл Маунтинмэн

Быть честным не означает неумения хитрить

Быть честным учат родители и учила, извиняюсь, «совковая» школа. Как обстоит в этой части теперь (при особом "русском капитализме") мне не известно. Думаю, что теперешним учителям, как субъектам "производителей услуг», сия грамота в обязанности не вменена.
Моральный кодекс строителей коммунизма канул в вечность и не заменён ничем. В каком-то смысле и «слава богу»:  целее будем. В применении к неорусским=прозападным условиям бытия понятие хитрости и поведенческая манера прислоняемости к тем местам, где водятся денежки, очень даже полезны. А кто этого не понял, тот «совок»: на нём не только можно, а нужно ездить, он сам по-простовщинке «сдал себя», и именно из него наиболее удобно выдавливать эти самые денежки: курочки по зёрнышку клюют.
В теперешных гуманитарных ВУЗах, надеюсь, понятия лжи и честности каким-либо "стыдливо приукрашенным" методом расшифровывают и втолковывают: с позиций реального (не книжного, не лозунгового) применения.
Увы, подробности эти, и настоящая правда касабельно естественной принадлежности лжи к разумной цивилизации (по-простому: вранья, наёба и прочих не особо толерантных синонимов) в обычных ВУЗах не преподаётся.
Знание приёмов лжи ведомо ИЗБРАННЫМ.
ИЗДРЕВЛЯ!
Ибо это весьма и весьма полезная прикладная наука от избранных - избранным ученикам.
Стопроцентно (без всяких вариантов), что  "лжеведение" в определённого сорта «избранных» заведениях является основным предметом.
Наматывайте на ус, простые люди: честность, навяливаемая сверху (учреждениями по управлению обществом, любыми бизнескурсами,  разного рода «шпионскими университетами», церковью и многими другими заведениями по управлению человеческими массами и отдельными особями) это удел низшей касты человечества.
"Институт честности"  в капиталистическом обществе насквозь лжив сам. Вот такой уж получается нонсенс.
При лживой конструкции общества честность есть тяжкий удел, ярмо народа.
Честность хороша в семье, где базовым поведением является любовь и открытость ближнему.
Честность же безудержная, впитанная с материнским молоком, то же порядочность, для применения во внешнем, преимущественно враждебном (в лучшем случае нейтральном, безразличном мире) оказывается  слабым местом человека. Это всё равно, что иметь (причём на виду у всех кольцо в носу - ибо честность видна невооружённым взглядом), за которое хитрому человеку удобно таскать туда-сюда человека честного. Честность в наше пусть "особо капиталистическое" время - всё равно, что глупость и наивность в мире лгунов и лжецов. Искренне честный в наше время выглядит скоморохом и юродивым (речь не о нормальной семье, а именно об обществе).
Вспомним ещё. Вот "институт исповеди" у христиан. А что? очень даже удобный приёмчик! Вроде бы взаимополезный. Человек облегчает душу, а церковь, вовремя и без особых усилий поддакивая, прощая грехи, или нравоучая (это уже умственный труд), получает заслуженную, законную мзду.
А за кадром остаётся: духовный клерк, тот что за занавесочкой, получает очень даже нелишние (духовно шпионские, разведочные) сведения об этом человеке. В это момент человеку в ноздри вставляют кольцо, а он даже этого не замечает и хвалит Бога.
Верующий это часть паствы, то есть дойного стада, которым владеет церковь.
Причём жульничает церковь очень даже нередко. За полторы тыщи лет вона как объелись: на обыкновенных паствующих куличиках, свечечных заводиках, книжечках, сувенирчиках, освящениях, погребениях, праздниках и т.д. (бывало брали и поболее чем свечечки: на строительство храмиков и часовенок). Всё это в пользу бога и веры, то есть дела-то все вроде богоугодные. Вот как можно распорядиться человеческим духом: и обобрать его, и успокоить: это честность такая своеобразная, человеколюбивая, но не бескорыстная, а с оплатой труда. Или это особая, отточенная веками хитрость, в которой эксплуатируют и превратили в товар чувства человеческие?
Больше верующих – больше честных (наивных, исповедующихся простачков) – больше правдивой (внутренней и скрытой от посторонних ушей) информации – ну оченно это удобно верховодителям духа и наблюдателям за политнравственностью!
Не зря в России «охранка» и церковь очень даже между собою ладили!
При отсутствии отличной мировой мусорки – интернета, куда очень удобно сбрасывать все свои «грешные» помыслы, зановесочка в исповедальне сотнями лет служила таким инструментом очищения от гложущего наболевшего одним субъектом – грешником (то есть нарушителем религиозного канона), и накапливания суперполезной, притом сортированной информации лицом и организацией, заведующими духовным состоянием отдельных групп общества и общества в совокупности.

Не забываем также о другой стороне жизни - о прямых контактах честных и добрых  с хитрыми и злыми. Опыт гласит: если ты невыносимо, до неприличия добр (так тебе сказала супруга), то у тебя про запас, и всегда с собой, должны быть кулаки. Они как аргумент: если тебя за твою доброту чересчур контактно дрючат.
А до пуска кулаков, как минимум, проверочно и упреждающе, у вас должен наличествовать и пускаться в ход дипломатический инструмент - остро наточенный, литературно-саркастический язык с миллионом язв, незаметных простоватому хитрецу - гопнику и быдлу (а вам-то от этого станет легче!), и некоторые, шире обычного, знания в области нравов.
Я к тому, что должно быть  звериное чутьё точки: когда перепалка вас-остроумника и гопника через секунду перейдёт в физдраку. Бейте тогда упреждающе первым: вы до этого сделали всё что могли. Можете ногой в пах, если кулаки соперника толще. Полиция может этого не оценить и составить протокол не в вашу пользу, но история, супруга и ваши дети вас простят и не осудят (вы же никого не убили, а победили в кулачной дуэли).
Это как раз тот случай, когда законы не успевают за изменениями в атмосфере: заведомо слабый должен иметь право на первый удар.

Записи из этого журнала по тегу «нравственность»