Литтл Маунтинмэн

Волшебные кульбиты "Чокнутых русских"

Наверху:
фото главного фасада и пара интерьеров "Чокнутых русских" - флагманского издания.
Изданный в 2011 фолиант "Чокнутые русские" содержит всего-то навсего 500 страниц. Но я-то знаю, что эта цифра обманчива.
Ибо размер сей книжицы 30х30 см, вес книги "мне три кило колбасы" (по уточнённым данныи "4 кг", и текст в ней расположен разно: формат велел баловаться, но преимущественно в три колонки.

Иначе стало бы нечитабельно: строку в сто знаков вы бы, несомненно, осилили, зато заблудились бы при переходе на следующую.
Ибо не в пещере, и никаких туристических верёвочек в тексте нет.
И автор с дизайнером унавозились бы проклятиями по самое нихочу.
Превращая этот текст в стандартный формат А5, а шрифт в таймс кегль 11 (в Ridero мельче нет), получаем чуть более 2000 страниц.
Таким образом, повторить книгу подобно первоначальному формату, то есть в одном томе, ЗАБЕСПЛАТНО не представляется возможным.
Таким образом, хошь не хошь, получится четыре разностраничных тома. Это жаль: никакой архитектуры, чистый пост и сюр!
Но, идею доведу до конца.
Хочу иметь первотекст "Чокнутых русских"   в демократичном бумагоформате.
Пусть даже никто не купит: не в этом дело. Мне это нужно самому: для собственной графоманской истории.
Собираюсь создать самую полную в мире библиотеку собою изданного.
С памятником на фронтоне.
Там же урна. С прахом.
И горшок-морозильник: с анализами, стволовыми клетками, набором хромосом и рентгеном полового органа.
Первый том, кроме серийной надписи "RETRO EKTOF. Чокнутые русские", будет иметь  подназвание "А слона-то я приметилъ". Так назывался первотекст "Фуй-Шуя" с вкрапленными в них "Чокнутыми детками".
Окончательной обложки ещё нет.
Как повится - выложу.

А книжку снабжуPRESKRIPTUMом к серии. Ниже публикую его черновой текст.

Речь пойдёт об архивной перепечатке самых ранних версий мною напечатанного. То есть: о книжной серии под стягом «RETRO EKTOF. Чокнутые русские».
А  самые первые, самые экстраоригинальные «Чокнутые русские» – можно без натяжек назвать это литературное сооружение «фолиантом» – впервые напечатано было в 2011 году, причём, по правилам издания серьёзных и малотиражных – до микроскопичного – книг.
Можно было бы, не маясь дурью, обозначить тираж цифрой. И было бы короче. А читателю понятней.
Но тут начинаются «но». Я противник информационно-изобильного мира «викопедийного типа», в котором на все вопросы есть ответы.
Я люблю неоднозначность и многоцветность.
Мне вовсе не нужны тупые ответы, которые, как правило, замешаны на подлой, литературоподобной, нарративной сущности мира, а порой тупо политизированы – как в нынешнем спорте, медицине, психологии, войне, торговле, и так далее до бесконечности.
Итак, мне важней вопросы.
Именно из такой позиции – можно назвать её шаткой, но мне оппозиционные мнения, особенно когда касается романтики,  безразличны – проистекает сопротивление.
Например: хочется чтобы в этой книжной первоистории была бы хоть какусенькой величины тайна. Лишь бы эта «какусенька» смахивала на масонское приключение, лучше с приставкой «псевдо». Ибо я ненавижу настоящее масонство. А игрушечное, литературное масонство и всякие тайны, которые не остаются тайнами навсегда, а раскрываются, но лишь при некоторых поисковых усилиях, – приветствую. Это идёт на пользу истории литературы, а также двигает вперёд самоё книгу.
Отсюда вытекает другая, не менее интересная задача:  будущие библиографы, которые уже появились, но «покамест выращивают сиськи» (это высказывание героя одной из книжек серии Retro, книжек, а вовсе не автора этой статьи), немного поломали бы головы, и попробовали бы сосчитать стоимость такой книжки: при попадании её в Сотбис.
Можно такое допустить? Я допускаю. В этом смысле я –романтик. А романтики ли вы – не знаю.
Итак, первокнига получилась «серьёзной». Под «серьёзной книгой» в данном конкретном случае понимаю не внутреннее текстовое содержание, которое в вежливом сообществе литераторов и поднаторённых читателей определяется не целиком, но во многих местах книги, как «оставляющее желать лучшего», а подчёркиваю именно предметную составлющую.
Повторюсь, что книга не одна. А в таинственном количестве «N». Или «X» (икс, а не «хэ», а то мало ли что можно подумать).
Расшифровываю собственное понимание термина  «серьёзная книга как изделие». Это: наличие издательства (пусть даже формально участвующего», приличную типографию, высокое качество книжного блока и его профессиональную сборку, твёрдую обложку с глянцем, нестандартный размер (30х30см), плотные мелованные страницы, полноцвет: включая иллюстрации и шрифты, прозрачные лавсановые вставки, продуманный дизайн. Всё это в первом издании было. Была даже закладка в виде шёлковой ленточки. И даже был футляр, что совсем не пошлость, а элемент защиты. И даже заказывал позолоченные обрезы: это сознательное барство: каюсь, каюс, каюс-с-с: тут Высоцкий: ;.
Но, фокус с золочением не удался: издатели не успевали к сроку. А я сроком был поджат. Я торопил издателей, и это было указано в договоре: один экземпляр подразумевалось подарить собственному сыну: на свадьбу. Лучше бы автомобиль, но на автомобиль мне не хватало. Как и сейчас не хватает, честно говоря. Да и не стремлюсь. Зачем мне автомобиль, когда я усердствую в графомании: чтобы влететь в фонарный столб и писать реанимационные воспоминания? В общем, книжка в той ситуации была выходом: недорого, зато сердито. От души. И стимул. И себе приятно.
В этом фолианте я воплотил все свои знания о настоящих книгах, место которым в библиотеках реликтов, и из-за которых библиофилы готовы стрелять друг в дружку.
Не было лишь тиража и пресловутого ISBN.
На большой тираж я не потянул. Даже если бы затянул поясок до самой крайней дырочки, то всё равно бы не смог.  Одолжил денег у коллеги ровно на количество «N» или «X», что, повторюсь, не от «хер».
А до ISBN в моей ситуации и дела не было никакого: оно спустилось само собой: как шарик на тормозах: нет да и нет. Тем редкостней станет… то есть стала, уже, книжка.
При создании указанного полиграфического изделия я получил невероятный кайф: я  позабавился, и будто поиграл в прелестную, редкую интеллектуальную  игрушку (надеюсь, не поймёте превратно). К тому же она созидалась с моим непосредственным участием: в качестве автора текстов и дизайнера предмета.
После «успеха» на свадьбе я потешил самолюбие, «раздав тираж» нужным людям (причём, слово «раздав» не отражает истинной сущности раздавания. Ибо – некоторым из друзей – я эту книжку всучил полунасильно. Возможно даже не особенно она им была нужна… разве что принята была ими из жалости. А я, несчастный до наглости, будто папертный нищий, содрал с них «по дружбе» денежную компенсацию: в размере стоимости издания на выходе из типографии. Само собой, что без какой-либо личной прибыли. Ведь я не только не бизнесмен, но даже не еврей, как это жаль.
Всё, что связано с деньгами, мне стыдно и неловко, хоть и пришлось привыкать к новым правилам. Я родился в Советском Союзе. И не принял капиталистическую перестройку, которая есть американщина, криминал и превращение наивного и поэтому прекрасного, непротивливого советского народа одним ельцин-гайдаровским чубайсмахом в быдломассу.  Последнее, славу богу и перволицам, в полной запланированной мере не удалось. Я рукоплещу Богу. Я говорю спасибо всем недоперестройщикам, предателям границ, младореформаторам, либералам, мерикосам и пиндосам за их немощь против великого и молчаливого, морального, справедливого сопротивления народа, которое довело бы до взрыва, если бы катило так дальше. Я обожаю талантливый русский народ и люблю русскую землю. Понимаю и приветствую… ну да ладно, ведь мы не на уроке истории…
О внутреннем содержании книги долго говорить… нет, вообще говорить не буду: потому что после этого я многократно переделывал все тексты: не поддаётся воображению количество энергии и времени, затраченных на пульсирующие перфекции. Что, кстати, опять же, не обозначает принципиального и качественного улучшения текстов: всё по-прежнему находится в развитии: конца-края перфекционистской хворь-эпидемии не видно.
Также не наблюдается очевидно волшебного превращении  гадкого утёнка-графомана в белого лебедя-писателя.
Надеюсь, что всё ещё впереди.
Надеюсь также не отдать концы раньше времени, не успев чего-нибудь там претворить, что вбито в мою головушку с тех пор как качусь по рельсам графомании; и свербит: ещесуточно, хлеще гипертонии.

Да здравствует великий Авось!

Записи из этого журнала по тегу «ЧОКНУТЫЕ_РУССКИЕ»