Литтл Маунтинмэн

Увидеть Париж и... стать привидением

париж 9.jpg
     На фото: завершающий слайд из гротеска "Увидеть Париж и... стать привидением".


ПарЫж фр.29

/Звук перелистывания последней страницы. Эта страница с подозрительным скрежетом./

Возвращаемся к нашим проблемам…

…А уж как за три ночёвки и целых четыре световых дня пешего хождения не суметь полюбить Париж? Нет, без спору – я-то уж точно – полюбил и город, и – умозрительно – его людей, с которыми толком не удалось даже поговорить.

Они как кыски. Они как милые лоботрясы. Они желанны даже под мухой. Как сладко они трахаются, жрут, убивают товарищей на войне и просто так – для дуэли.

Они снимают кино про любовь, и снимают проституток. Так культурно снимают, что никто не обижается, даже замужние дамы. Сами они тоже не прочь пошалить.

«П» их нынче дешевле чем «Ж».

Хотя по мне, так единообразно. Дырки да и дырки. Для сувания посторонних предметов они, когда не по естеству.

Войну двенадцатого французы помнить не хотят, а мост Александра чтят – исторически, хотя кто его знает что будет в дальнейшем: ибо ислам на носу, как великий Прыщ! Да, Порфирий, именно так.

А весёлые дома, а бары, а клубы! Ты согласен, Порфирий, развлечься на полную?

А соборы, а набережные? Неужто они не великолепны и не романтичны? А ночные огни, карусели, баржи? А элита и бомжатник? А шпили, метро, памятники, кладбища, ангелы и воры, мещане и звёзды, середнячки и артистки, студенты и никто!

Одинаково всё: пока как в украинском борще вкусно. Покудова по-французски ментально.

Господи помилуй: дай денег мне и Порфирию, и Ксан Иванычу с Малёхой – на свечки. Для каждого жителя Парижа.

***

Плотно и непритязательно, не спрашивая разрешения, наш башкирский мэн, скифов последыш, по имени Порфирий вписался во Францию. Со всеми своими ухмылочками, напоминающими кривые улицы Монмартра, забавами с пивком, грозящими дорогостоящим заграничным коматозом, с показным равнодушием к великому городу и с высшим наплевательством к самому себе!

Великий город – кладбище кладбищ – поглотил Порфирия Бима Нетотова-Несётова, заблудшего и забредшего. Как маленького, но своего в доску человечка.

Может, сочиняю я метафоры, может, думаю я: это не Париж надкусил Бима-путешественника. А, думаю: это Бим проглотил Париж. И чуть не умер на мраморной скамейке в Лувре: лежмя – соснув пять минуток. Пока автор сего занимался дурью. А именно: на фоне стекла и барокко брал интервью у младых белоруссочек: вдруг пригодится: в романе. Не пригодилось: вот только эта фраза и вошла. И то не в роман, а в недоповесть какую-то. Извини недоповесть: ты таки красава. Войти в тебя через парадное – это надо ещё очередь отстоять. Многие тут старались, и где они в истории литературы, позвольте спросить? А ты вот она: на пороге этой самой истории…

Герой наш лишь нечаянно не гикнулся. Он как иностранный бомж, как голодный мэн, как архитектор Великих Тартарских Провинций при том. Который просил кусочек хлеба, чисто для смеху, конечно, это приятно, не в первый раз, говорят, и, говорят, было дело: он и в рубище похаживал, с посохом. Но то было в Золотом Кольце. А тут же ему подсунули вазищу-тарелищу сладких круассанов.

При этом Катьки небесные, требовательные, нахальные то и дело трезвякивали по часикам: тук-тук, дорогой, пора завязывать кое с чем, ехать, мол, пора, дальше, хватит шуточки шутить с Парыжиками, пора, мол, в град Бельгию-Брюгге, далее в Амстер-где-дам-полно, и в попутные Гамбурги, и Бременских осликов посмотреть – краем глаза.

И да прикройте свой кран, наконец, мистер башкир, некрасиво как-то поливать цоколя зарубежного средневековья едкой сибирской влагой. Это вам не угольки тушить, это негорючий травертин, а то и обдолбанные гранитные плиты с римских могил.

– Всё русское пахнет не так как надо, – говорят Катьки – небесные странницы! Европе это вдолбили. В начале христосом, позже прикладами, теперь продолжают мягко и разно всверливать в мозги. На то Интернет.

У меня нет цели переубеждать: ни читателя, тем более француза: бесполезно это. Но капать буду, почему бы нет?

***

Коты французские, псы немецкие, лебеди лесбийские. Разбегутся, разлетятся… От Бима подальше.

Да и автор хорош. Хоть он не исполнитель, а на стрёме у Бима.

Занавес.

Пиккала пропикала.

Добрый вечер. Люблю вас, французы хреновы! Парыж ваш, как его не верти, жуть как полезен чувствам русского!

***

А вот… вот ещё вспомнил: прелестную девочку Фаби чуть не забыли. Хотя не доказано её существование в реале, лишь фото, а это доказательство или так себе?

Или тупо не раскручено. Ибо и не начато толком: червячка даже не насадили, хотя мужские аксессуары были наготове: все.

Ибо повесть не роман, в ней всякое может случиться. Но не всякое успеет записаться.

***

Навигатор не диктофон, как известно, а лишь пародия на него. С гротеском в качестве специи.

И последнее не собственность, а так себе. Шуточки кровавые в глазах. При этом – на любителя.

***

Да что я тут перед вами красны коврики катаю! Ужель поймёте? если родословной в вас даже на прынца нетути?

***

Главный здесь повестушечный шут – наш Бим, или не главный, герой он или персонаж как и остальные, этого не разберёшь. Поначалу он был ведущим и самым прорентгененным. Я обратился к нему в конце, чтобы расставить точки и определить процент роялти.

Но, скорей всего, дело в коллективе. Хоть коллектив – коктейль сложный. Трубочку можно совать в каждый слой по отдельности.

А можно перемешать и выпить: залпом.

CODA
Метки:

Записи из этого журнала по тегу «ПарЫж»