шиншилла

Шиншила француськая /3.1 Онлайн продолжаеца/


картинка от Kat Dale
оригинал текста слямжен у самого себя тут.


3.1 Онлайн продолжаеца

И вот я пишу сообщение для Кэт. Кэт это художница, тату-рисовальщица, которая живёт в Парижике, если кто ещё не въехал, а читать начал с середины; а дальше, может, и не будет...
Нехай я Полуэкт Полуэктович (это меня так Кэт ШУТЯ именовала), хотя это другое лицо, и, кажется, реальное лицо, хоть и смахивает на псевдоним, при этом на дурацкий, клоунский такой. Кэт (чуток) усмехнулась надо мной – россиянином.
Я встречал такое сочетание имени с фамилией в интернете – по поиску.
И в программе "Время покажет" это имя взяло и нарисовалось не так давно на всю страну, блин!
И я решил: вот щас все мои знакомые решат, что под маской этого Полукт Полуэктовича спрятался Ярослав – и втихаря тролльничает... над страной и друзьями.
Но это не моё, братцы! Я – патриот. Нормальный причём, без закидонов! Без махры!
И мне пришлось писать опровержение, что Полуэкт Полуэктович это вовсе не я, а какой-то возможно даже, или скорей всего бот, шутник, может даже баба он, а не мужик. Это против меня – реального чувака… то есть чувака- дедушки.
И где-то в каком-то ещё то ли Озоне, то ли в другом месте встречал его в списках тоже, кстати, писателем мажется давненько уже встречал.
В общем, не знаю кто он таков. Я отбиваюсь всячески от этого имени... не надо мне такой дрянской славы.
Я таки Ярослав Игоревич Полуэктов, и блин! никуда от этого не деться. По паспорту потому как…

В отношении же сотрудничества и оформлении книжки ВСЁ ГОРАЗДО ПРОЩЕ, чем ты думаешь, Катя-Кэт!

Не нужно на себя наворачивать лишние страхи!!!

И относительно техзадания всё мне предельно понятно.

Я тебя понимаю. И я не хочу, чтобы ты перетрудилась.

Пожалею твою семью… Шутка.

Просто вместе постараемся, чтобы всё сделалось относительно легко, ненапряжно, с радостию от содеянного.

Кроме того, у тебя подрастёт портфолио, которого у тебя, увы, будто бы нету. А пора! Пора, Катя, заняться портфелем. Без портфеля нонче НИКАК!

Я (шпиён известный), разумеется, проверил – откуда взялась птичка кардинал. Ибо понятно, что это срисовано не с чучела и не из головы. И не из энциклопедии, надеюсь. Хотя пофигу.

А это фотография какого-то нерусского чувака. «Поза» птички один в один оттуда. Ты сделала из этого карандашный рисунок. Он получился очень красивым, Катя-Кэт!

Так ну и что, что с фотки? Разве художникам запрещают перерисовывать с фоток? Нет. Так что такой технологический приёмчик меня вовсе не волнует!

А техника рисунка очень даже ВПОЛНЕ!

Меня в этом смысле (в художественном плане) сбить с понталыку довольно трудно. Я ещё по манере мазка, композиции могу кой-чего экскурсоводам преподать (до искусствоведа, конечно, как до луны), но кругозор – старый запас кругозора, так оно будет вернее – имеется. Потому как я со студенческой скамьи интересовался изобразительным искусством, покупал книжки, самообразовывался, то-сё, ля-ля-ля, па-де-де. И сам лет 10-15 после штудскамьи этой занимался графикой: перьевой энд акварелью.

Пробовал масло, темперу, гуашь, всякие там смешанные техники – монотипии со всякой дрянью и тэ и пэ.

Во ещё: немножко полепил из глины, из настоящей, чёнить сфотаю, хотя всё раздал давным-давно, и даже голландскому Фонду Культуры имени прица Бернарда перепало десять таких скульптурок из обожжённой глины: друзья керамисты – Аня с … эх, давно было, аж имя выскочило из памяти мужа еёного, а, бля! вспомнил: Юрка он был (бог видит, что я не вру, это ли не доказательство, что мы с Кэт не фейки, а натуральные онлайн, слышишь, Читатель? Ау? Если ты тут рядом и подслушиваешь наши с Кэт разговорчики)… а у самой Аньки красивая девичья фамилия: не стала менять… помогали они мне обжигать: сдаёшь утром, положим в понедельник, а впятницу приходишь за готовой скульптурой, потому как… художники знаютЪ, технология такая. Сначала надыть неспеша высушить изделие и так далее по инструкции. А как помогли Аня с Юрой мне обжечь всё что наваял, собственно жёг Юра – он там был по технической части. А Аня была по части творческой – этакое разделение труда. Вопчем так дело было: взяли они, да и развелись – а до того в супругах ходили.

А что ты хочешь, Катя-Кэт, а завсегда так: когда за тобой бегают с топором: ща убъю, то всегда хочется развестись, если вдруг остался жив. И кто, думаешь, бегал с топором – думаешь мужик Анькин? Думаешь, Юрка?

А вот и нет. Ошиблась ты, Кэт: это Анька бегала с топором.

За бедным и безоружным мужем своим.

Не стал он с ней на топорах дуэлировать.

И некому в итоге стало печку разжигать – а она была не одна, и стояла то в подвале, то при детском садике стояла – в хозблоке, и вентиляция там была, и поддув, и полки были, и всякие корыта, и т.д.

И печки были самыми настоящими, как в Бухаре и как везде – с залепкой оконца огнеупором, а не какая-то там паршивая железяка… лабораторная бля, которую можно купить хоть где бля, за три рубля извините за убогость речи моей злой.

И остался я со своей глиной таким макаром наедине. Так она – глина – засохла в конце-концов. Вот какой опыт был – семьи керамистов разваливать! Не думай, там никакой подпольной любови у нас с Анькой не было!

В институте нас тренировали-преподавали прилично: и теорию и практику. И в институте мои работы брали в фонд, а это уже о чём-то говорит. По крайней мере, мне говорит, а тебе, Катя, не знаю. Ты ж в художках училась или где? В немецких, английских или французских? Можешь не отвечать. Чтобы нашим художкам не стало завидно от разных там Сорбонн. Не знаю уж, как у них там с культурой…

Я же, кажется, уже упоминал, что я архитектор по специальности. Оттуда всё идёт. Вернее, продолжилось. С детства продолжалось, то есть начиналось оттуда. Так как у меня дед, дядя и отец баловались – каждый в своё время – то копированием картин, то этюдами… То Крамского скопируют: «Девушка у пруда» – знаешь такую картину? То Репина намулюют. И так далее. А, ещё коровы были – бегущие по волна… тьфу, стадом по Фландрии. И так далее. Но коровы – то была не от родственников картина, а от тьмутараканского профи. Но она мне нравилась, и когда меня кормили с ложки, то говорили: «а теперь посмотри на коровок, Славик, видишь как они говорят «му-му» – кушать, значит хотят, и ты поэтому тоже кушай, Славик». И я кушал с ложечки, и писал и какал в штанишки, под мычанье коровушек на фландро-тараканской картинке. Там ещё дуб посерёдке, и водопой имеется: в виде речушки с гусями. Знаешь такую картину? Не отвечай: знаю, что знаешь.

В общем, меня это всё увлекало.

Возбуждённый всем этим, я развивал своё вундеркиндское «я». Но вундеркиндом не стал: помешала музыка, которой меня во вред прочим искусствам стали пичкать. Я дорос в музыкальном деле до Дебюсси – до Облаков его дорос, а это не хрен собачий, я вам доложу, это о-ёё, вот это что такое "Облака"! Они до сих пор в моей башке летают: о-б-л-а-к-ааааа...
    Короче говоря, на этом самом Дебюсси обломилась моя музыка. Кончилась на этом моя музыка. Не стал я её губить мировое это... индивидуальное, искусство это грёбаное, не для меня оно: деревянный я для всего этого, из дуба, во как.
    Я поднял кверху свои крохотные ручки десятилетнего вундеркинда, ьдялб! И вышло из меня ни то, ни сё. И не вундеркинд. И не балбес, а никто. Трудяга. Вот так-то.

Пластилином ещё баловался: лепил армии и писал для них историю. Вот так искусство породнилось с литературой.

Отсюда я архитектуру соединил с графоманией. Во как было!

В общем, немного хвастовства не помешает. Если чё, то звиняйте, Катерина. А если кому и помешало, так мы с тобой не для критиков пишем, и не доносы на друзей, а правильное дело делаем. Реальное, Катя, и не убей меня гром.

А то и не успеем, если гром. Шмякнет меня громом насмерть, а тебе скажут:

– Вот! мы так и знали: Катька нашла отговорку: Полуэкт Полуэктыча гром зашиб. Где, блин, книжка! я на неё поставил (поставила), так как верил (верила) в честность Полуэктыча!


реалити-продолжение следует, надеюсь
freundить

Записи из этого журнала по тегу «Шиншилла французская»