Литтл Маунтинмэн

РУЛЬКА, УТИЦА И КАПУСТА (1)

Это рассказ автора pol_ektof из серии DUализмус
1.1  

Киря с утреца: «Порфирьич, мать твою, где крышка от кастрюльки? Прозрачная такая была. Щас гречки шмальнём с мясцом».

Порфирий Сергеич Бим (Нетотов), проснувшись и вникнув мгновенно:

Крышечку мы под Казанью забыли. В мотельчике. Когда вы меня, гады, травой накормили. Гречка в гараже, Ксан Иваныч прячет чип, где мы её щас найдём? Кстати, а где Ксаня? Чёт он мне не по глазам. Ксань! Ау!

И, немного погодя, не обнаружив Клинова: «А плитку нам тут всё равно никто не даст. Чо, немчура, думаешь, захочет себе махонького пожарчика? Правильно, не захочет. А нашенская русская плитка… она с русской вилкой, а тут все розетки евры: нашу вилку хрен туда засунешь».

Засунешь, если захочешь, с убеждением, будто делал это не раз и не два, сказал Кирьян Егорович. Имел он в виду несколько другое, нежели электрические предметы.

– А я говорю, забудь про жаркОе… ещё и с утра, подытожил Бим, вы, уважаемый, не в России. И не на обочине с шашлыком. Будем лопать по местным правилам: холодное. Как миленькие. Кстати, а что там у нас на подоконнике лежит… с вчерашнего устатку, а? Глянь, Кирюха, а я покамест сортир проверю.

Проверь, проверь, может, кто из прежних колечко с бриллиантом оставил…

Никто не подарил путешественникам колечка. Ошибочка получилась. И вообще покатило не по тем гастрономическим рельсам, что приснились Кирьяну Егоровичу.

Представим теперь по-мемуарному честно и по возможности литературно. Например, вот так, сочно и патриарше вычурно, с налётом заезжей в Гейропу азиатской придури:

«Прираннее пристраннейшее проиностранное наинемецкое Его Святейшество Следующее Утро освятило светом своих параллельных лучей столицу Баварии».

А что, красиво получилось у будущего писателя русских шванок. Обновил, понимаешь, немецкую традицию… Слил во единое целое славянское и германское. Пусть да будет так.

  Шум проснувшихся спозаранку немецких машин, словно дело происходит не в современном городе с прорезиненным асфальтом, а на обочине капитализма с булыжниками, элементарно забирается в распахнутое окно третьего этажа хостела Мейнингер. Того самого, единственного и неповторимого в своей простоте, что расположен на Байерштрассе.

Пристанище это ещё долго будет гордиться нашими путешественниками: так взлетел его рейтинг по опубликованию сей InterEthnische Arbeit, написанной пожилым балбесом по имени Кирьян Егорович Полутуземский, в немецкой прессе.

Ещё и рекламную табличку на поверженный Ксан Иванычем столбик (помните знаменитую «Парковку задом»?) повесят. «Те-то и те-то оригиналы с писаками – все эти недоделанные кобели из России – были тут».

Байерштрассе через полтора километра упирается в Карлсплатц, а от неё до Мариенплатц – сердца Мюнхена, рукой подать. Так что, если, отталкиваясь от идеи сердца, принять Мюнхен за целую свинячую тушу, то хостел Мейнингер при такой расподаче это внутренний мочегонный орган. Соответственно сама Байерштрассе это хвост, или, извините, дамочки и дамессы, струя.

Коллективу велено приступить к осмотру достопримечательностей с того места, откуда указанная струя имеет честь проистекать.

1.2  

Время выхода как всегда – ещё с вечера – определил генералиссимус Ксан Иваныч. В действительности никто не мешал отдохнуть полноценно и проснуться часом – двумя позднее, делая скидку на вчерашнюю пирушку в Августинере. Но приказ генерала прозвучал последним, как сигнал отбоя. А правом вето, ибо не в армии-таки, а тем паче не в подчинении, никто, будучи в смятении и в последствиях алканья, воспользоваться не догадался, да и не хотел.

А и то правда, и чего зря волноваться и претендовать на вящее слово снизу: субординация и порядок среди нижних чинов, по каким-либо причинам приближенных к верхним, и которые, как правило, в любой армии составляют полупридурки с тыловиками, лизоблюды и воры, только укрепят общие успехи в реализации геройских проходческих планов, сочинённых генерал-индивидуалом.

– Разночтения, инакомыслие, неторопкость лишь развращают участников кампании и тормозят общий толк. С таким настроем и отсутствием самопожертвования в армии ни одни Альпы не были бы перейдены. Что, много ли среди суворовских вояк было альпинистов? Да ни одного по большому счёту! Вот то-то! В беспрекословном подчинении одному гениальному до сумасшествия планировщику был смысл успеха!

Примерно так считал Ксан Иваныч.

И взвалил на себя основную ответственность. Он и штурман теперь, и капитан команды, и рулевой за баранкой…

Баранка, бараны, стадо домашних животных, шлёпающих на неведомые луга с изумрудной травкой… К-конопля, мать её! Поближе к чистой ключевой воде… Б-без газа. А т-там пастушка… Б-барашка потеряла, нашла след в-волка, рядом след от копытца: попили, следственно, водички! Залила д-девонькаа земельку слезами… С-сарафанчик подмок. Из-под сарафанчика кружавчики торчком. Шапочка красненьким алеет. Скоро месячные у неё. Бабушка старенькая неподалёку… вышла из ума, ждёт волка в гости. Тирольские стрельцы под боком. Словом, полный штампованный набор…

– Мы и есть бараны в стаде, – думает Кирьян Егорыч, – а Ксан Иваныч зело наш пастух, или в применении к людям и слепцам – поводырь. А что делать, если оно так и есть. Кроха-Малёха так и считает, он привязан к папе, он обожает папу, и верит папе. И у него к нам – баранам-оболванам, ещё и взрослые… трёпла языком, никакого уважения. Но мы-то знаем… что почём… И… Да и ладно, вот и весь писательский «и». «Исдох» – вот критический перевод псевдокрасноречивого «и».

Завтрак по-быстрому собран из вчерашних августинерских недоедков, по-русски бесстыдно собранных с реликтового стола, а также из древних чешских запасов.

Взрослым, как говорится теперь, по барабану что истреблять… и даже надо практично истреБЛЯДЬ, именно, ха-ха-ха, БИСТРО-блъ, чтобы было всё по-спартански, никаких денег на выброс: всё-всё съесть, сожрать, употребить, переварить, чтобы не нести с собой и, тем более и никак, не в утиль, и не в пищевые отбросы!

1.3  

Старое воинство тут не переубедить в обратном.

Воинство охвачено ещё одной разновидностью возвышенного аристократического порыва: сожрать в абсолюте максимально, сверх всяких норм и калорий, и сделать благородный вид при любом раскладе, даже если не нравится: вот это единство! Спаянность Убеждений и Практики (СУП в сокращении)! Единство такой новой партии СУП и её членов вкупе с врагами! Вот это прекрасная игра! Без врагов зачем нужны партии? А есть! Создали-таки. Вот это апофеоз мужской дружбы, вот это пример, вот такой СУП: сожрать с улыбкой на лицах всех змий и всех гнед, и всё тут!!!

Всех их возьмут в «Последние герои» на должности поедальщиков мусора и крутых поваров, специализирующихся на варке бульона из чешуи. Из рыб, умерших своей неестественной смертью, будучи выброшенными приливом из родной их водоплавающим телам среды.

– Где же тут ключевой конфликт имени Найджела Вотса? – скажете Вы. – Причём тут рыбы и люди? Зачем их равнять или примерять одних на других. Мы что тут, мистику будем читать, фантазии умалишённого, или что ещё иное?

Молчит автор, потому что не знает.

А вот он конфликт. В мировом смысле может мелок, в частном случае вовсе нет.

Есть среди них – старых мэнов – минимэн молодой. Дикий недоросль, так сказать.

Кто кстати эту говняную формулу с «так сказать» придумал? Уж не Брежнев ли, ради оттяжки смысла с «как бы» необязательностью утверждения, а «как бы» с намёком на «а почему бы и нет», если вы так вдруг захотите предположить?

Сознание, ответственность и желудок у молодых да ранних, диковинно воспитанных, совсем не такие, как внутри умудрённых жизнью сухарей, наполовину воинов с переплавочными цехами в пузах. Их старческим мартенам похер что плавить и жечь. Люминь им ровно-что картонная колбаса. С такой крутизной похеризма и аскетства в голод и ложки сожрут. Была бы лишь водка. И даже не царская! Да-да-да! И не спорьте с ними: сожрут и спорщика.

А молодому избалованному Малёхе… это конвертор… или конвектор?... или как?... в учебник не полезем… позднейшей модификации… впрочем, по его мнению, всё течёт как всегда нечестно и противоестественно по причине бесправного возраста… А чо-чё не так? Не работаешь, а ешь; так что всё по науке… хотя бы посуду мыть не поручают, и это единственная привилегия… короче, вся карта его безкозырная, проигрышная на все оставшиеся века.

И всё и вся против него: толкотня и старческий пердёж с храпом, хрипом, стоном-скрипом. Далее проглядывает поэзия молодого минимализма со старческим скупердяйством.

Там ноупанцирные сетки, неудобства псевдопуговичных матрасов и мастурбационнопрочных памперсов.

Разные неонемецкие запахи.

Всё такое прочее, сопровождающее внедомашний сон со страхом иногосударства.

Выходки тела типа наноиспарины.

Шумные демонстративно, ночные внизсхождения соседа – модифицированного конвертора: со второго коечного этажа методом спрыжка неуклюжего ленивца.

Луноходским бегом в санузел! Там за тебя всё сделает автомат! Главное – сесть не мимо автомата, а ровно на него… и отцентровать руль! Заднеприводный, разумеется.

Житейские тропы с фигурами, которые в противовес литературе лишь усложняют житьё-бытьё: разные аллегорические гиперболы, ироничные литоты, метафоричные метонимии и синекдохи, мать их всех. Такие вот как: непохожесть на родную спальню, ни одного клопа, ни одного таракана, как это мешает, да ладно пережили, сам таков… Автор терпел до утра… Малёха терпел до утра…

Далее шли анафоры, антитезы, инверсии...

А не рассказать ли тебе сказку про белого бычка…

Пропускаем всё это. Была правка, была-была, теперь это всё налицо.

Ах, на лицо. Нехай на лицо, это ж не сперматозоидный крем…

Да и он Малёха – не баба, а современный вьюнош!

Которому папа вовсе не отец, а именно папа-кошелёк.

Не грех на такого папу накричать, а чтоб папа не рыпался, потребовать с него бабла, при этом сделать «всёравновлюблённый» вид.

А как дошёл Малёха до простой мысли, что всем глубоко наплевать на его авторизованную акустическую физику, взял да и сам, причём, специально не маскируясь, разразился химическим громом.

Это всё прелюдия к метеоризму была – к славной такой рыцарской традиции.

А хотелось бы на самом-то деле Крохе-Малёхе некисло и вслух выразиться, что последняя папина эконом-затея с завтраком ему совсем не по нраву.

Но он пока молчит и думает о форме подачи столь реакционной мысли, а также надеется на наличие в группе хоть чуть-чуть сочувствующих ему.

Пронзительно умная, страшная догадка, подогнанная к автору наивным и прямым, как младенец, Малёхой: а действительно, нравится ли взрослым то, что для молодёжи – дерьмо и смерть?

Вот она какая преемственность поколений! Вот она где правда зарыта!

А, правда, где?

Где-где?

Так и хочется ответить в рифму, которая у каждого русского на слуху. Но нельзя. Стараемся быть умеренными леваками. Отвечаем культурно: в ямке у ворот Макдональдса.


(продолжение следует) fрэндить