Литтл Маунтинмэн

ТЕЛЕФОН С ТИХИМ ДОЗВОНОМ (8,9,10 coda)

телефон с тихим Old exposure бордюр-виньетка Old Текст (3).jpg
8

– А что, коньяк у них вкусный, – вспоминала медсестра, – и дед этот с бородой… такой юморист. Номер мой записал. Говорит: позвонит, но не звонил. Только я не помню: кто руку-то этому… больному гипсовал. Не вы с Коляном? Странно. А кто тогда? Не сам же он. Охранник с вами был? Вот так номер. Ему же внизу сидеть положено. Прихожу, а этот… больной… уже кем-то перевязан и снова шарохается. Потом упал и заснул. А мы после этого ещё куда-нибудь ездили?

– Не помнишь что ли, Верка? – смеётся санитар.

– Как вышибло из памяти.

– А мы водку пили… тоже ни хера… «алтайская» и ещё какая-то…гранённая вроде бутылка. А под утро ещё добавили.

– Посольская!

– А говоришь, что не помнишь.

– Не помню.

– Всё-то ты, Верка, помнишь. Шалавилась, поди, как всегда!

                    


9

Тритыщенке где-то вскрыли гипс. Не известно никому, был ли в руке телефон, так как Тритыщенко телефона Кирьяну Егоровичу не вернул.

Только и смог выдавить из себя Эвжени Тритыщенко иностранное междометие: «Nichuyasebe!», и добавил к нему по русски: «банан».

И унёс этот иностранный банан к себе домой.

А ночью думал-думал, думал-думал, а подумавши как следует, треснул бананом об стол. Полетели из банана японские запчасти.

А то, что осталось от банана, зафинтилил за ограду соседней с ним стеклянных дел мастерской, во дворе которой гуляет вечно голодный шпиц, который пиzдит где попало кости и гложет их сутками, где искривляли методом расплавления шампанские бутылки и продавали их как подарочные изделия разным любителям-шутникам, а также вставляли в рекламные витрины.

10

Тут во всю главу распласталась молчаливая, но большая енисейская рыба бу-у-улядь.

♥♥♥

CODA