Литтл Маунтинмэн

МОГУ СОВЕТ ДАТЬ (ингр.17)

Руслан Лобанов Парковка задом 3.jpg
Это "выброшенные" отрывки из романа "ЧоЧоЧо", собранные под грифом "Парковка задом".


Ингр.17 МОГУ СОВЕТ ДАТЬ
    

Советам можно не следовать: огребётесь!

«П.С. Нетотов»

Теги иллюстрации:

Запас на штрафы, на триппер, леди N

– МОГУ СОВЕТ ДАТЬ, – скромно высказался Кирьян Егорович. И его не остановили. А он может болтать без остановки час.

– Давай совет.

– Надо взять запас на штрафы.

– Эка удивил!

– Эге. Есть такое дело. В рублях и еврах.

– Да уж.

– И не выёживаться на трассе, – особо грозным намеком высказался Бим, имея в виду молодого Малеху, которому тоже отвешана доля учебного вождения. За границей, блядь!

Вот так повезло парню! А повезло ли нам? – подумал К.Е. – что–то не охота разбиваться в лепёшку. Тем более за границей.

– Пусть парень учится, – отверг претензии Ксан Иваныч, – в Европе движение дюже правильней, чем у нас. Там подрезать тебя не будут.

– А если подрежут? В Европе балбесов что ли нет?

– В Европе на дорогах их нет. А в городах как у всех.

– Не забыть взять гринкарту.

– Страховку надо...

– Страховку разумеют в турдокументе, – тут же остриг Ксан Иваныч.

– А бумажку всё равно надо при себе…

– Будет при себе, а выпячивать её на стекло не надо.

– Зубы вылечить, – вспомнил Кирьян Егорович.

– У меня челюсти. – Это Бим. – Они не болеют. Пластмасса не болеет.

– И потайная болезнь... – пошутил Кирьян Егорыч.

– Что–о–о? – грозно ощетинился Ксан Иваныч. – На что намекаете? Это дело… если я правильно понял… лучше вылечить дома. До-ма!!! Время ещё есть. Но поджимает. А это, кстати, у кого… это… триппер? Ну!? У тебя что ли, Порфирий? Ты, блЪ, так больше не шути.

– А триппер за границей ой и букетист! – с пафосом произнес Порфирий Сергеевич. И поддал красок: «Как в театре буфетист!»

– А мы его с нашим полевым мешать не будем, – успокоил друзей К.Е., хоть на трипп не претендовал. И тем навел на себя подозрение.

– А я триппер в семнадцать лет вылечил. У меня на него иммунитет. – Это вышколивается Порфирий.

– Я те дам иммунитет! – сердится Ксан Иваныч. – Не поедешь никуда! Нахер!

– Да он шутит, – вызволяет товарища К.Е.

– А ещё есть СПИД. Не гоняйтесь за ним. Наши проститутки на восемьдесят процентов ВИЧ–инфицированы. Как патриот, говорю вам, мужики. Зачем нам СПИД зарубежный? Свой не знаем как вывести!

– А ещё: не присоединяйся к манифестации.

– И не фотографируй бритоголовых.

– Не притворяйся педиком... – шутит Ксан Иваныч, приподняв брови.

Он думает, что у педиков брови такие.

– В парламент всё равно не возьмут, – со странной и нелепой логикой продолжил фразу Кирьян Егорович.

Собаку могу взять?

– Почитай в литературе, сколько стоит собака на пароме, – сказал Ксан Иваныч.

– А если по памяти?

– А если по памяти, то из Любека в Питер пять рублей.

– Так я возьму?

– В 1860 году пять рублей, – сказал Ксан Иваныч.

– Это полторы коровы, – сказал Кирьян Егорович. Он читал первые страницы Теофиля Готье.

***

НЕ ПО ТЕМЕ.

Кирьян Егорович, роясь в интернете по заданию Ксан Иваныча, случайно попал на страничку первой леди упомянутого где–то выше прынца Абрыгалова, обаятельнейшую внешне, с греческим профилем лица и натуральной грудью, весьма расторопную и успешную согласно фотографиям, приведённым в общих альбомах.

Сильно повзрослевшая леди отдыхала от прынца припеваючи на одном из нумерных островов в жёлтых китайских водах, имела многоэтажную, снежно–белую как в песне яхту, поджаривала тело и циркульные ножки (имеется в виду прямизна и стройность циркуля, а вы что подумали?) восточным солнышком и вела достаточно праздный образ жизни, что не исключало ведение какого–то бизнеса, помогающего замечательно сводить концы с концами и успевать торчать в русскоязычных «Одноклассниках».

Странно для бизнесвумен, но умный К.Е. связал это с ностальгией по Родине и заценил красотку ещё более.

Кирьян Егорович, сраженный красотой N, разумеется, тут же влюбился, заочно познакомился, стал   её «другом», поклявшись не надоедать, быть исключительно молчаливым воздыхателем и дистанционным поклонником.

Благодаря битому о грудь обещанию и очередному присвоенному званию «друг» он получил доступ к «закрытой» папке с эрофотографиями.

Закрытая папка сильно разочаровала Кирьяна Егорыча. От бывшей красавицы остался только недюжинный рост и смуглая кожа, заражённая целлюлитом в средней стадии. Добавились волнистые складки вокруг живота, но блин, che bestial образ–то остался!

Верный слову Кирьян Егорыч, поборовшись с совестью, убедил себя, что он по-прежнему любит леди N, по крайней мере любил на молодом этапе её жизни, и не позволит себе предательства. В закрытую папку, дабы не вредить первым ощущениям, больше не заглядывал.

Как-то, в дрободан расхорохорившийся Кирьян Егорыч залез в горячо любимый интернет и, отбросив неуместную для продвижения такого дела скромность, написал поэтичное сообщение:

«Уважаемая N, ...пара комплиментов, ...если Вы позовёте меня к себе в гости, ...ещё парочка ..., то я немедленно брошу все свои дела и прилечу к Вам на крыльях ...любви, конечно. А также с удовольствием выпью с Вами рюмочку водки на палубе Вашей белоснежной красавицы». Примерно так, только там были ещё бегающие ломберные столики (от Гофмана) и от Гоголя вареники с галушками.

Несколько дней Гоголь с Гофманом, воодушевлённые будущим приглашеним, ждали ответа. И, наконец, дождались.

Леди N, не ответив ни словом, нежалеючи выбросила влюбленного Кирьяна Егоровича, наплюя на прочих Г., из списка друзей, видимо посчитав его прощелыгой-неудачником и туповатым ловеласом, желающим попить халявы в восточно-китайских водах, на чужой яхте и без пригласительного билета. Кроме того, если совсем уж по правде, а теперь уже можно, Кирьян Егорович вовсе не желал тех ярких выражений. Они родились чисто под влиянием алкоголя.

На этом дружба с красавицей закончилась.

Кирьян Егорович простил леди N, ведь она не знала, бедная китайская подданная, что имеет дело с сочинителем бестселлеров.

А сочинитель бестселлеров, как правило, имеет пухлый счет в швейцарском банке и свой пароход в семь тажей с автостоянками (не то что какая-то паршивая козья яхточка).

Его пароход вообще набит шампанским и любовью… далеко не по переписке.

Кирьян Егорыч, плюнув на неудачное рандеву, принялся собирать чемоданы.

– Где бы взять русскую наклейку?

В Угадайгороде, как в городе-тупике – такой наклейки днём с огнём не сыщещь.


CODA