Литтл Маунтинмэн

НЕСКУЧНАЯ АННОТАЦИЯ К ОБНОВЛЯЕМОЙ ВЕРСИИ "ЧОЧОЧО"


 
По восьмистам страницам книги, равно по Германии 2009 года, колесят и пешебродят, глазеют и философствуют, хлещут пиво, обсуждают Мюнхен, лопают сосиски вайсфюрст, ссорятся и мирятся четверо предпенсионеров-живчиков из глубинки России.
Они не лишены интеллекта, ведь они провинциальные архитекторы.
Они все, правда, в разной степени, бабники.
Трое из четверых – последний молодой и зелёный – наивные авантюристы.
В разгар экономического кризиса они «вырвались» в мир, чтобы по-мужски побалдеть и с максимально доступным шиком потратить накопленные денежки.
Так бы, без особых приключений, и сложилась экономпоездка главперсонажей, если бы не странные существа, которые, как грибы после дождя, стали вдруг появляться на маршруте и «вставлять палки в колёса».
Читатель-то понимает в чьём воспалённом мозгу создавались монстры. Ведь этот персоналий – писатель поневоле: товарищи, не оценив силу мысли и скрытого таланта - на свою голову - именно ему доверили вести путевой журнал.
Герой-скорописец  задачу оценил по-своему прилежно. И честно: как ему подсказывало воображение.
Он по ходу дела превращал журнал в роман. Роман оборотился шванком, шванк сплавился с хоррором.
Графоман посмеивался над друзьями, даже (по секрету) превращал их в сперматозоидов, хотя в своих нелепо расставленные сети попадался и сам. В целом же он чувствовал себя среди чудищ «своим», «братаном», «земелей».
Прочим путешественникам, правда, было не до смеха.
Достанется на орехи чудаковатой «Мададаме из Гейстердама».
Графоман считает, что в раннем варианте романа, который он окрестил «черновиком», чересчур «перелебезил со старушкой».

....................................................................................

В хедере поста снимок с книги по первой версии "Чочочо". Теперь эта книга уйдёт в разряд "черновиков".
Через год-полтора надеюсь закончить новую версию.
Жанр "шванк+хождение" явным образом стремится к  "шванку-психохоррору".
Очень надеюсь, что после глобальной перфекции  роман станет не только более стильным, но, что ещё более важно, и чего книге доселе не хватало, так это чёткой и понятной рядовому читателю классической структуры.
Стилевые признаки "потока сознания" перестанут быть определяющими.
Поток сознания останется, но лишь в мозгах и речи героев.
В авторе просыпается не «поток сознания», а «сюжетное просветление».
Авторское присутствие станет менее заметным. Зато увеличится роль главных персонажей. Автор доверит некоторым из них "фокальные права".

PS. Так что Порфирий Порфирьич, готовь денежки по-новой. Будешь покупать и распродавать тираж на своей новой родине!