?

Log in

No account? Create an account
Литтл Маунтинмэн

Доброжелательная Россия

VN:F [1.9.16_1159]
  Западные страны стали воспринимать любое выражение инакомыслия как «немыслимое» противостояние «великим идеям человечества»

АВТОР: ВИКТОР ЛУПАН, Глава редакционного совета

Указ о внешней политике России, подписанный В.В. Путиным 30 ноября 2016 года, вызвал на Западе бурю реакций. Ведущие французские, английские, немецкие издания особенно подчеркивают тот факт, что в 38-страничном документе 70 раз употребляется слово «безопасность» и 25 раз слово «угроза». И еще обозревателей удивило, что Европейский союз обвиняется Путиным в «геополитической экспансии», а также в том, что он – в одной упряжке с Соединенными Штатами Америки – «создает угрозу региональной и глобальной стабильности».

По мнению многих европейских экспертов, особенно тех, кто настроен против России (а они – в большинстве), данный документ является переориентацией внешней политики Российской Федерации, определенной в 2013 году.

Ваш покорный слуга не поленился и прочел документ, который оказался не только на удивление интересным, но и аналитически точным. Это не праздное определение, ибо официальная писанина часто бывает внешне четкой, а по сути – сумбурной. Здесь же очевидно, что подписанный президентом России текст является результатом многолетнего наблюдения и старательного, многостороннего анализа.

«Накопившиеся в течение последней четверти века системные проблемы в Евро-Атлантическом регионе, – говорится в документе, – выразившиеся в осуществляемой НАТО и ЕС геополитической экспансии при нежелании приступить к реализации политических заявлений о формировании общеевропейской системы безопасности и сотрудничества, вызвали серьезный кризис в отношениях между Россией и государствами Запада. Проводимый США и их союзниками курс на сдерживание России, оказание на нее политического, экономического, информационного и иного давления подрывает региональную и глобальную стабильность, наносит ущерб долгосрочным интересам всех сторон, противоречит возрастающей в современных условиях потребности в сотрудничестве и противодействии транснациональным вызовам и угрозам».
С одной стороны, точность определения не вызывает сомнений, а с другой – ничего страшного здесь нет. Но это только на первый взгляд! В действительности сам факт того, что Россия высказывается именно в этом ключе, воспринимается как нечто из ряда вон выходящее. Западные страны настолько привыкли к тому, что им никогда не противоречат (особенно в открытой форме), что стали воспринимать любое выражение инакомыслия как «немыслимое» противостояние – не Западу как политической силе, а «великим идеям человечества», защитниками и проповедниками которых они себя считают. Европа явно видит себя в роли не просто защитника «великих идей», а инкарнации самого принципа «человечности»! Россия, заметим, никогда себя вызывающе по отношению к Европе не вела. Не ведет и сейчас.

Вот еще одна цитата: «Для России ЕС является важным торгово-экономическим и внешнеполитическим партнером. РФ заинтересована в выстраивании конструктивного, стабильного, предсказуемого сотрудничества со странами ЕС на принципах равноправия и взаимного уважения интересов. Дальнейшее развитие отношений с ЕС требует совершенствования как договорно-правовой базы, так и институциональных механизмов сотрудничества».

А вот самое главное: «Стратегической задачей в отношениях с ЕС является формирование общего экономического и гуманитарного пространства, от Атлантики до Тихого океана, на основе гармонизации и сопряжения процессов европейской и евразийской интеграции, что позволит не допустить появления разделительных линий на европейском континенте».

Фактически, Россия делает здесь своей старую идею Шарля де Голля, которую генерал резюмировал крылатой фразой: «Европа – от Атлантики до Урала!» Казалось бы – ну что в этой идее плохого? А плохое в ней то, что созданная таким образом континентальная сверхдержава была бы настолько мощней всего того, что сегодня есть, что допустить это просто невозможно. Патронируя Европу со времен окончания Второй мировой войны, США делают все, чтобы она, Боже упаси, не эмансипировалась. Богатая Европа устраивает США только в том случае, если она остается беспомощной и зависящей от Америки. А потому Америка никогда добровольно не допустит сближения между Евросоюзом и Россией. Украинский конфликт, видимо, и был спровоцирован с целью ослабления роли России на расширенном европейском пространстве. Да, конечно, ничего из этого толком не вышло. Но именно этим желанием объясняется и организация переворота, и его первичный, скажем так, успех. Можно, конечно, задаться вопросом: «А как Россия это проморгала?» Но это уже другая история. Скажем только, что еще неясно, чем и как все это закончится.

«Визовый режим, – говорится дальше в документе, – остается одним из основных барьеров на пути развития контактов между Россией и ЕС». Россия предлагает поэтапно отменить визовый режим на взаимной основе и считает, что это станет мощным импульсом для укрепления сотрудничества России и ЕС во всех областях.

Перечитав два раза пресловутый указ, я, честно говоря, не вижу, где усмотрели западные обозреватели факт того, что Путин «придает официальный характер новой холодной войне». Чушь какая-то! Ничего подобного в документе просто нет.

Я бы даже сказал, что он отличается какой-то, может быть, чрезмерной миролюбивостью. Как бы там ни было, никакого отношения к риторике холодной войны он точно не имеет. Это может показаться парадоксальным, но мне кажется, что будь указ жестким и агрессивным, он больше бы понравился французским, английским и немецким СМИ. Ибо он соответствовал бы тому облику врага, который они пытаются создать. Как может «тиран Путин» быть миролюбивым? Ну как? Никак, конечно! А значит миролюбие его – не миролюбие, а «псевдомиролюбие». А мягкость тона – «псевдомягкость».

Давайте теперь представим себе, что подобное происходит с нами – с вами, со мной. Мы что-то откровенно говорим, а нам не верят. Причем не верят из принципа. Бездоказательно. Как после этого продолжать общаться?

К счастью, внешняя политика не сопоставима с бытовыми отношениями между людьми. Во внешней политике часто держат «фигу в кармане». Да, это верно. Но не тогда, когда дело касается принципов. Даже самые лютые, самые коварные диктаторы и тираны предельно откровенны, когда речь заходит о принципах. Гитлер не скрывал ни своего антисемитизма, ни планов экспансии Третьего рейха. Сталинские процессы были публичными инсценировками. Америка тоже открыто утверждает, что она – суть «земля обетованная», а потому имеет право на господство.

Вилять можно на тактическом уровне, но стратегия должна быть при этом предельно ясна. И «указ Путина» предельно ясен тем, что он никак не соответствует образу врага. А Россия должна быть врагом по той простой причине, что враг нужен. От врага удобно отталкиваться. На врага удобно все сваливать.

2017 год будет годом серьезных изменений. Это уже понятно. И без излишнего оптимизма можно понадеяться на то, что охватившая западный мир русофобия покажется нам скоро дурным сном.