pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

Алгоритмы БОЖЕСТВЕННОЙ ВСЕЛЕННОЙ близки к ЛИТЕРАТУРЕ. Часть 1


1 Немного о терминах

Этот текст для тех, кто по пьянке, реже по трезвости, но часто во сне задавал себе вопрос: "Что это за хрень то волшебное СЛОВО, с которого начинается какая-то часть Библии: /сначала было СЛОВО/"?
   Я подозреваю, что это не было обыкновенным ЛОГОСОМ, у которого 34 значения, и на которое, как на помойку, сваливают всё.
   Я подозреваю, что тот умный человек, нехай настоящий или выдуманный Моисей или кто иной, не имеет значения, но кто, тем не менее, первый выдумал и написал на бумажке (папирусе ли) эту фразу "сначала было СЛОВО", имел в виду так и не понятое никем НАЧАЛО СОТВОРЕНИЯ МИРА. И имел он в виду именно божье слово, то бишь никем неопознанный (толком не объяснённый) импульс: то, с чего началась настоящая вселенская катавасия.

Я бы, вооружённый словарями всех народов, а также толкователем того универсального языка, который поняли бы не только туповатые марсиане и застрявшие в космосе лунатики, но и разумные жидкости с далёких галактик, и дебильные песчинки, на которых, как в полупроводниковых устройствах типа жидких кристаллов, запечатлелась пусть не вся история материи, но хотя бы их собственное возникновение, и не обязательно оно /возникло/ на планете Земля, обозначил бы это волшебное СЛОВО, как обыкновенную и добрую, включая недобрую и совсем злющую МАТЕРИЮ, при обращении с которой, особенно физикам с разного рода эйнштейнами, требовалась бы большая осторожность, нежели та безапелляционность, которая оборотилась к нам псевдофизическим задом, таким чёрным, как та чернота, что кушает даже свет.

Библейское СЛОВО в моём переосмыслении выглядит как простая схема (даже не логическая):

СЛОВО=Материя!

А всё остальное, что не является Материей или библейским СЛОВОМ, а лишь попутным и вторичным следствием, обозначил бы как

СВОЙСТВА МАТЕРИИ,

или

СВОЙСТВА СЛОВА,

если в нашей терминологической системе.

А если пафос приуменьшить и приблизить к обыкновенному, читабельному, всеми равнозначно понимаемому тексту, то термины будут выглядеть так: «Свойства материи», «Свойства(о) Слова».

Примечание: «Свойства» далее буду писать с большой буквы, когда речь идёт об иерархически наивысших Свойствах материи, как всё то остальное, что проистекает как абсолютно «нематериальное», но иерархически важнейшее следствие от иерархически высшей Материи /Матери Всего/.

А если «свойства» пишу с маленькой буквы, то это обыкновенные свойства (уж простите за скудность моего и частично русского языка).

Не лишне будет сказать, что манипуляции с большими (заглавными) буквами и с маленькими (прописными) взяты именно из окололитературных договорённостей, то есть при «изобразительном» способом выкладки информации (в речи субъектов выделить заглавные знаки и рядовые не представляется возможным; попытка «надавливать» голосом на заглавные буквы приведёт к оксюморону в общении).

В иероглифическом китайском языке «заглавных иероглифов», вроде бы нет. Хотя бы и могли быть.

В компьютерном языке (когда только нолики и единички) такого тем более нет. Таков уж ЯЗЫК.

Таким образом отмечаем, что придать слову (значению, сути слова) иерархическую важность можно простым путём: выделяя первую букву как большую (уважительную, показывающую или начало предложения, или имя собственное и т.п.). Это именно «договорной» приём, и именно ЛИТЕРАТУРНЫЙ приём, вносящий некую иерархическую ценность термину. С одинаковым успехом можно было бы над первой буквой ставить любой значок, подчёркивающий её важность (например крестик), или красить жирным всё слово, или придать курсивный наклон, жаль, что нельзя слово помазать духами от Диора, тогда бы уж совсем стало всё ясно: мы обожаем это слово! То же с иероглифами: играй фантазия!

Отмечу, что ЯЗЫК сообщения (способ изложения информации) важен для понимания явления, но никоим образом не отменяет и никак не покушается на само явление.

Задача языка вторична и инструментальна по отношению к информации.

Владение языком как мастерством помогает литературе стать искусством, имеющим иные, внутренние, глубинные, разнообразные, интерпретируемые ценности, нежели просто изображения значков.

Таким образом подвожу первый итог манипуляций со смыслами и терминами.

СЛОВО=Материя – это наиглавнейшее и первооснова, зацепка.

Отметим, что слово Материя имеет информационный смысл. А «Слово» в нашей интерпретации Материи кроме метафоричности информации имеет ещё и уважительный подтекст, а также, разумея приближение физики к литературе (это грех?), пытаемся подчеркнуть характер обыкновенной физической материи как склонной к созиданию, и даже к искусству. Ибо из слов (Слов) создаётся информация (предложения, текст, всё со смыслом). Если у текста есть признаки удивительного, содержательного, откровенного, глубокого, красивого и т.д., то это уже приближается к литературе в истинном её (высоком) значении. Так и Материя несёт признаки и возможности созидания. Из первокирпичиков Материи (вещества, молекулы, всё со своими свойствами= буквам, словам, знакам препинания) создаётся ВСЁ (мир, вселенная). Аналогия: литература также создаётся из первокирпичиков: она оперирует значками-буквами-словами. И литературных первокирпичиков также имеются свойства. У букв одни, у слов другие, у предложений третьи, у текстов четвёртые. Всё тут идёт на усложнение: усложнение структуры, состава, увеличение содержательного смысла, вариабельность понимания и другое.

Свойства Материи – это нечто иное, нематериальное, несуществующее. Это не та, кажущаяся обязательной, а на самом деле часто высосанная из пальца, чисто для объяснения неудачными физиками, такая же материальная частица, только «частица наоборот».

У этих физиков античастицы порой созданы в их головах. И только.

Полагаю: для уравновешивания рассыпающихся формул, а не на пользу материи.

Наше же то, что в иерархии главенства следует сразу за Материей, но не является какой-то абстрактной совокупностью античастиц (для некого равновесия с Материей, нахрен оно нужно это абстрактное, вольнодумное, гипотетическое, недоказанное, зато восхваляемое ленивцами равновесие, если по большому счёту его никто не звал, кроме задумчивого физика).

И оно, наше понятие, следующее за Материей, оно является никаким не «антивеществом», а обыкновенной, только главенствующей функцией Материи: уж коли существовать в том или ином виде, то всенепременно надобно бы иметь хоть какие-нибудь свойства, ибо без свойств, совсем уж выйдет нелепица, хоть логическая, хоть антилогичная, без разницы.

Если уж есть, то есть: что ж теперь!

Кроме того: если есть нечто, к чему мы привешиваем термин материальности, то как не попытаться найти у того Нечто, которое мы обозначили как существующее, а не гипотетическое, хоть какие-нибудь привязанные к этому Нечту свойства.

А хоть бы даже «отцепляемые» свойства.

А всё равно оно свойство. Пусть и отцепляемое.

Отцепится отцепляемое, прицепится прицепляемое. Пусто не будет. Было бы тело.

А хоть бы даже пустота с пылью.

И у пустоты с пылью имеются свойства.

А в абсолютную пустоту я не верю.

Ибо у тех материальных тел, что хоть бы даже с натяжкой можно отнести к материальному, имеется такое свойство: не болтаться в этой гипотетической пустоте совсем уж безнаказанно, а наполнять эту пустоту собою. Что превращает гипотетически возможную пустоту, вовсе в наполненную (нехай и разреженную) субстанцию. Так что «пустота» - это для видимой наблюдателем области Вселенной, вовсе не пустота в абсолютном значении, а литературно-физичиское приближение: это, как эту пустоту ни верти, есть разреженная субстанция, всего лишь смахивающая на пустоту.

Кроме того, так называемая пустота (или эфир, если примериться к абсолютным, и чисто теоретическим понятиям) как бы наполнена не только пылевидной материей со свойствами, но также сквозь эту условную пустоту тянутся и густо опутывают совершенно абстрактные как бы «нервные нити свойств» явной и неявной материи. Космос не пуст. Пустота не абсолютна. Нервная сеть пустоты на самом деле не существует, мы всего лишь присвоили такого рода пустоте с реально несуществующими нервными волокнами свойств (можно, напрягшись, назвать всё это дело «полями»). Суть от этого не меняется. Сеть эта условна. Чистая метафора: литературоподобная абсолютная пустота.

Пшик, а не физика. Когда она будет мешать рассуждениям, мы её запросто литературно аннигилируем.

Зато мы не сможем аннигилировать Свойств Форм Материи, условно заполняющих Вселенную.

Условно потому, что нет надобности считать, что волны, или магнитные линии, или что-либо ещё подобное, это есть материальные образования. А это не материальные образования, а следы воздействия и взаимодействия материальных частиц, по определённым пространственным линиям, по определённым (часто «договорным», «междусобойчиковым») правилам, определяемых «по факту» физического события.

Никто толком не может определить электричество. Видят лишь воздействие его на объекты.

Более-менее изучен магнетизм. Но и тут есть пробелы.

И совсем уж туго с так называемой /центростремительной/ гравитацией.

Ненавижу понятие гравитации, лучше бы это понятие заменить на что-нибудь менее высосанное из пальца. Например, честно бы сказали; мы не знаем что такое гравитация, а знаем только, но опять же неполно, как эта псевдогравитация себя ведёт в той или иной ситуации.

А то придумали какие-то гравитоны, совсем крыша съехала у учёных на частицах. Как что-то не понять, тут же в бой пускают несчастных частиц. Фотоны да, есть. Их вычислили. Их даже взвесили, и вычислили скорость, и кое-какие свойства. Например движение в разных средах, и на переломе сред. Свет это похоже на реальность.

Чего не скажешь о неуловимых (хлеще ненужных ковбоев) гравитонах. Ковбоев хотя бы видно, хоть они и не нужны. А гравитонов не только не видно, но и не слышно. По крайней мере никто ни одного гравитона не поймал. А гравитоны же не могут сопротивляться. Они же физико-литературные персонажи, причём с маленькой неуважительной буквы «гэ», а не реальные прототипы. Они же насквозь выдуманные!

И причисляют их к Материи!!! Боже, лучше бы, что бы ты был! И чтобы прочистил бы всем этим любителям частиц их неразумные головы. Заменив их материальную биологическую труху вместе с нейронной сетью, и с электрическими, или биологическими импульсами, на какие-нибудь более благоразумные частицы, по их же принципу: «где не очень понятно, то там всё поправят частицы».

И чтобы эти разумные частицы больно бы кусались, когда в головах учёных повышается градус неразумности и вместо реальной физики в физиках просыпается и цветёт пышным цветом литературное дилетанство.

Братья, если гравитоны материальны, то покажите нам хоть один гравитон!

Ну ладно, проехали.

Возвращаемся к баранам. Они ждут под горой, где мы устроили себе и наблюдаемым материальным телам в ауре свойств передышку.

Итак, если некое тело, пусть даже ничтожной величины, хоть куда-нибудь движется по отношению к другим телам: похожим, или к иным: по массе и иным свойствам, но обязательно к материальным телам, а по иному /без движения/ не бывает, ибо нет в космосе неподвижных тел: всё находится в движении… То оно, уже фактом своего существования, в ряду движущихся, пусть даже броуновским методом, самых незначительных тел (уж не говоря о тех, что любят пожирать всё подряд, что рядом, или не так уж рядом, но находится в сфере влияния), то оно хоть какое-нибудь, пусть самое на первый взгляд незначительное влияние на окружение (в сфере влияния), но имеет.

Точно так же, как другие тела (со своими сферами влияния) воздействуют на испытуемое нами /наблюдателями/ тело.

Спросите: а как ведёт себя тело, если своей сферой влияния ни до чего путного не достаёт, а другие ближайшие тела так же в упор «не замечают» наше тело, а мы движемся параллельно этому телу и нам кажется, что это тело неподвижно по отношению к нам, а больше никого рядом мы не видим, чтобы хотя бы определиться в пространстве, и вычислить скорость, принимая себя за точку отсчёта, то мы ответим так:

– А и нехай не взаимовлияют, а что нам – делать больше нечего? А тогда мы и рассматривать это тело не будем. Ибо без движения по отношению к наблюдателю, и без какого-либо взаимовлияния с другими телами тело это никому не интересно, ибо принципиально «не изучаемо» в нашей системе координат и с нашим уровнем знаний. И с нашим дурацким инструментарием.

Заметим тут одну вроде бы поначалу странную вещь. А именно: вовсе дурацкое и никому ненужное, ибо потенциально неизучаемое тело, оказывается не одно такое «умное» (как умный, но никому не нужный ковбой).

Оказывается, что таких ковбоев, как наш ненужный, вовсе не один.

Ибо и представить себе такого невозможно, чтобы он один-единственный в мире был такой хитрый, а другие ковбои, внешне как две капли воды похожие, вдруг не попытаются умничать, как наш «гипотетически уникальный» ковбой. А уникальность его в том, что он, во-первых, удаляется от всех сфер влияния, а во-вторых, категорически не желает ни с кем и хоть как-нибудь взаимодействовать.

Таким образом отметим, что ковбой наш, во-первых, не единственный, а таких множество, и даже больше, чем обыкновенное множество. Это чёрт знает, какое это огромное количественное множество: возможно и цифирь-то таких с таким количеством степеней пока что не придумано.

А множество это уже не странное, одинокое тело, у которых и свойств-то практически не обнаружить, так как мы его самого не можем обнаружить, что уж говорить об обнаружении у необнаруженного и ранее не описанного хоть наукой, хоть дилетантом, тела каких-либо свойств.

Мы уже говорили: «нет тела, нет свойств».

Ибо тело первично, а свойства присобачены к телу, как свойство «шевеление» хвоста у собаки. Нет собаки, откуда взяться хвосту? Нет хвоста – нет шевеления. Так как шевеление это свойство, а не предмет.

Но вот какая штука: у любого множества близких по характеру, улепётывающих от познания тел, уже есть одно общее свойство. Это свойство улепётывать от осознания.

Одно непослушное тело может удрать.

А вот множество тел, да ещё имеющее свойство стремиться к улепётыванию, уже имеет некую общую историю (преступную вину): свинчивать от осознания множества невинным, не особо назойливым, а просто интересующимся обобщениями наблюдателем.

Тут-то мы и поймали эту общность ничтожных тел.

А раз мы осознали свойство общности, то не так уж сложно по совокупному свойству общности, выделить свойство одной особи, которое ведёт себя по аналогии, с учётом поправок на ошибки при операции пролонгации «от общего к частному в рамках отведённой опытом Формы Материи».

У любой замеченной общности есть свойство: иметь свойство этой общности. Да это тавтология, но приглядитесь, насколько эта тавтология однозначно правдива и бескомпромиссна! И для сравнения: у одного неопознанного тела трудно уловить свойство, но как только это тело попадает в общность, то оно тут же себя проявляет по своему поведению в этой общности: от полного, казалось бы игнора, до совсем хамского поведения: со всеми совокупиться, встретиться и взорваться.

Итак, делаем важный логический вывод, который предлагается принять на вооружение (как инструмент познания): свойства материальных единиц проявляются при их взаимодействии с чем-либо. Тут можно запросто пролонгировать явление в сторону увеличения «видимости» свойств при взаимодействии единиц (тел) с себе подобными. Если мы нашли свойство общности у самых хитрых частиц, улепётывающих от осознания их разумом, то что уж говорить о частицах «наивных», которые «живут» сами по себе и ни от кого не пытаются скрываться. В том числе от познания их.

Другими словами, от охвата познанием не застрахована ни одна частица, ни одна общность. Другое дело, что не так-то легко что-то этакое обнаружить, и совсем другое дело, что «нелегко обнаружить» и «сознательно или бессознательно не поддаваться осознанию любопытными лицами» это две непротиворечащие вещи.

Если какая-то часть материальной общности не выдаёт своих тайн, то делает она это не от того, что не хочет (ха-ха, у неё сознания нет: мы такое не допускали: бегите к Богу, если не согласны, и там решайте свои проблемы). А оттого, что слаб исследователь: хоть человек, как ближайший к наблюдателю пример; хоть Жижица с Козерога, которая совсем уж гипотетическая, и мы на неё не гипотетически, а реально «забьём».

У множества форм /существования/ материи множество свойств. Что данное утверждение есть правда… нет, усилю нападку: таких свойств хоть отбавляй: это видно невооружённым глазом. Исходя из пышного великолепия и разнообразия мира. Это аксиома. Из осязательного опыта. Даже без применения умозрительного обобщения.

Для удивления достаточно ребёнка от четырёх лет.

Для осознания хватит и половины школьного образования.

Для сортировки надо быть учёным в какой-либо области естественного знания.

Уж не говоря о дедушках, которым это разнообразие ближе к ящику жутко обрыдло: чтоб на его глазах лопнул интернет, который это разнообразие превратил в мусор, и засыпал им всю Землю! Скоро доберётся и до планет Солнечной системы. Но дедушке достаточно того, что пришлось на его долю знаний на бренной.

И для этого не нужен микроскоп и сверхгиперболический, самый наифотонный телескоп с мыслемётом. Того, что есть, достаточно, чтобы хлеще самой важной аксиомы воскликнуть: «Если Бог есть, то он всенепременно мастер, каких поискать».

Вариант два: а если бога нет, а есть сплошная естественная вселенская природа разных уровней и степеней свободы, и называется сие чудо Материей, то удивиться ещё более и сказать: «Ну, Матушка, ты даёшь! Хватит рожать-то. Неплохо бы притормозить. Бо мы вконец запутались, без Бога-то».


===================
(продолжение следует) fрэндить автора pol_ektof

Tags: pol_ektof_creativity, pol©ektof
Subscribe

Posts from This Journal “pol©ektof” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments