Литтл Маунтинмэн

Бывшая. Фрагмент 2

(без названия)
2

И ка-а-ак взялась за бывшего мужа!

Пункт 1: Отдраила интерьеры! ЗА ДЕНЬ! Я вообще не хотел! Так снасильничала же! Тот объём, произведённый ей за пять часов непрерывной работы, я бы смог осилить лишь дня за три, при наличии, конечно, огромного желания (которого у меня, естественно, никогда не бывает): я ж графоман. Мне ж лишь бы дали умереть спокойно!  Я вообще люблю спать на полу! Мне ни кровать, ни диван не нужны вообще: они среду обитания засоряют! Они станут потенциальным туалетом для кошки!

Пункт 2: Наприглашала сантехников и ремонтёров стиральных машинок. Последние, разумеется, тут же обули на 500 рэ (за ложный вызов). Сантехник из родного ЖЭКа оказался на высоте и посоветовал то, что нужно. Жена (бывшая, повторяю, но какая классная, чёрт побери!), меня с собой не взяв, промчалась по магазинам и понапокупала всяких всячин: шлангов сине-красных длиной шестьдесят сантиметров - длиннее нельзя: будут болтаться почём зря, хомутов не автомобильных, а сантехнических на два сантима диаметром и не меньше, краников "г"-образных, чтобы один хвостик вниз а не вбок, и рукоятка чтобы рычажком а не винткой. Так, что ещё, ага поплавок: в городе таких нет: он искал и не нашёл, ага испужался: не хочет чинить бачок! А она взяла да нашла. И герметик: обязательно прозрачный, потому что белый - это говно китайское, которое расползётся на второй день. И против грибка там добавка есть, и эластичность та, что нужна. И что-то ещё: всё жёнка записала на бумажку, заодно: как сантехника зовут, и когда его позвать, чтобы довоплотить её идею починки санузла. Ибо мужики сами не могут, а вот с ней - запросто: ибо она дома, к примеру, в Москве, значит, всё сама делает, это она, слава богу, не сантехнику, а мне выложила, думала прихватить: ну не из доброты же… хотя чёрт его знает… бывают же такие бескорыстные жёнки, которые вот так… что если ещё немного и слёзы на глазах выступят… и что теперь: жениться что ли предложить, чтобы типа в награду, ну не совсем так, конечно, а именно «типа», И я перечислил несколько несомненных плюсов. И никаких обязательств: я бы не приставал, живи как хочешь, как раньше… а мужики-то всё равно были-были другие, думаю сам себе… но это её дело: женщина-то свободная. И даже красивая, а подчас умная. А её всё равно невдомёк, она предложение о женитьбе тут же положила на лопатки, ибо никакого тут базара разводить не нужно, это плохие всё шутки, и вообще, сказала она, она почти уверена, что я все эти внутренние тайны тут же растрезвоню по интернету, а я сказал нет, не растрезвоню… а может просто превращу в текст, а может не превращу, а если и просклизнёт что, то никаких фамилий, и вообще это не про нас с тобой, а обыкновенная литература, даже не мемуарная, а просто тема такая... Но ей всё равно непонятно как вот так вот можно в провинции жить и не желать никаких улучшений. Позор провинции! Позор мужи... Ну ладно-ладно, прикрываю поток... нафига против себя свидетельствовать, правильно?

***

Всё это чтобы:

– заработал сливной бачок унитаза (теперь шланг будет не нужен, которым я пользовался года полтора, а что: чем плох вариант шланга? Это же ноу-хау!);

– чтобы не протекала душевая кабина (которая образовывала лужи воды на полу, которые тут же проникали сквозь гипсокартонную стенку на кухню и, медленно, но верно, превращали  гипсокартон в чёрную плесень). Дык это… думаю… до смерти бы… осталось-то… может и не заплесневело бы совсем-то. А после её – которая с косой пришла, невиноватая, работа у неё такая – всё равно делать ремонт. Так что меня лужи не смущали никак!

И это ещё не всё.

Пункт 3: будучи в гостях у моей родственницы, тут мы сходили в гости вместе, тут же выпросила лишнюю кровать-самоделку, с матрасом и набором спального белья. Чёрт побери! Как мне было почти что даже немножко стыдно. Это вместо того, чтобы мирно сидеть за столом, попивать винцо, и рассказывать сказки из прежней несчастливой жизни, которые в её изложении выглядели просто юмористическими картинками...! И это ещё не всё, граждане! Выпросить-то выпросить: нехай бы и стояла формально подаренная на чужой квартире… я бы, глядишь, через полгодика, не напрягаясь, сам бы и вывез! Так нет! Не тут-то было. Это так в провинциях бывает. А в Москве всё не так!

Уже стемнело, когда жёнка надыбала телефон грузчиковой конторы...

И в итоге я возвращался домой не пешком, а в машине грузчиков, нагруженный этой самой несчастной кроватью в слегка разобранном виде... А она бегом, потому что все в машину не влезут, да и тут близко вообще-то. Вперёд машины прибежала: идти-то километра даже нету, а ночь почти, а я застрял: история со шлагбаумом тут вмешалась...

Да-а-а, сколько чертыханий услышал сестринский двор, когда машину во двор впустили, а выпустить забыли...

Я – инфарктник, едрён корень! Я как стрекозёл летал по лестнице туда-сюда, чтобы сообщить сестре, чтобы она подняла шлагбаум, ибо по подъездному диктофону нельзя было поговорить... Там любезно нажимали на кнопку разблокировки: иди сюда, дорогой братец, чего забыл? Авоськи? Так ты же их забрал, все три, да, там и выпрошенные тобой словари по английскому языку – три кило, и чистые простынки – полкило, подарок это, нет ты не забыл…

Это вместо того, чтобы спросить: "чего, дяденька-братик, трезвонишь, может, чего-нибудь нужно: не случилось ли чего? Ах, кнопку на телефоне нажать? Ах, чтобы шлагбаум поднялся... Ой-ой-ой, как же мы не подумали... щас-щас-щас".

Нет, я без обид, какое! спасибо за всё, за кровать, за посиделки. Скучно не было, хоть никто и не ругался: а чего ругаться: войны-то в стране нетути!

Я незатейливо промок до нитки от непосильной нагрузки. Я завонял как бомж от такой непосильной нагрузки. Я мог кончиться там же... от непосильной нагрузки, там, в середине подъёма, промеж красиво покрашенных в нежное... э-э-э… не цвета испуганной нимфы, а как-то по-другому немного, салатное стен… фисташковое, может? цветочки там ещё на подоконничке. Ага: всё по иностранному, и музыка Пинк-Флойда вовремя, всё охраняется, всё под контролем… Бдительных Лиц...

А тут бомж, ну не совсем, конечно, бомж, а бомж с квартирой, просто живёт по-бомжовому…

Потому что инфарктник и на всё наплевать.

Потому что пенсионер, и снова наплевать.

Успеть хочу. Написать типа мемуаров… что-то. Великую литературу, во!

– Носки, случаем, не драные? – сестра спрашивает. Это в момент, когда я о великой литературе думал… Да уж!

– Нет, – говорю, – у меня их десять тысяч. И пиджак белый есть, для похорон берегу. Даже могу на свадьбу соизволить надеть. На племяшкину. Она у нас в городе Т., на архитектора учится. Жалко орденов нету, а то было бы красиво!

А сестра: «Можем подарить чёнить из старья, у нас много если чо... тряпок, шарфики там, шлёпы… Надо?»

А я: «Нет, не надо - не надо. Шифанер от изобилья распадается. Я же Плюшкин. Это у меня наследственное!»

…Ага, и жена его аж из самой Москвы... а он плюшкин-неплюшкин, сам он из-за приезда жены носится как обезьяна по лестницам! Не перед женой, нет, просто потому, что кровать ему не нужна, а жена велит.

Ибо ей будто бы стыдно будет... это я сейчас так думаю...

Если меня обнаружат протухшим: не в кровати, а на полу: в ворохе тряпок. Сразу же на неё всё спишут: не озаботилась, мол, о муже, хоть и бывшем, у русских это непорядок. А она мусульманка, но хочет покреститься, а я сказал, что это не вполне правильно: веру менять… хоть ты и в Москве живёшь и Москве пофигу какой веры у неё граждане.

А там – не в Москве, а у меня – и богатые тряпки есть, вы не думайте: бомжи бывают высшей категории.

Например, одеяло у меня из настоящего китайского шёлка – ну да, из самого Пекина вёз, в год Олимпиады купил там... ага, вот такой я был спортсмен: на Олимпиаду в Байлинг ездил... да-да-да... в 2008-м, именно, когда грузины напали, а мы им ка-а-ак врезали... да, губернатор посылал, да.

Смешно было там. Много там шуб понакупили. Некоторые.

То был не я. Одна – самая умная – купила, а в переноске её шмоток участвовала вся группа. Ну-э… почти вся.

А кошка будет висеть на стене, потому что от меня... то есть от моего... это, ну от оболочки... ум-то уже в ноосфере… сильно завоняло... а её истошного ора никто из соседей не услышит. Стены кирпичные, дверь железная. Вот и спряталась от запаха. Подальше. На шторе меньше пахнет. Ой, забыл: штор-то у меня и нет. Где же будет сидеть и выть от горя кошка: хозяин-то мой исдох, мол, раньше меня, мол, как же я его буду хоронить, такого большого, мол, у кошек таких больших коробок отродясь не водится.

В полицию позвонить не сможет: русского языка-то не знает. Ну и вот.

Жена говорит: «Отдай сеструхе ключ-то от хаты. А то точно: помрёшь, по кошке поймут, а дверь железная, как войти?»

Я: «Как войти? А полиция на что? Вызовут полицию, дверь пихнут. Она вывалится. А тут я! Смешно же!»

– Чё ж тут смешного?

– Так я же живой буду. Просто пошутить решил. Ради сюжета. Чтобы посмотреть: как оно бывает в такой ситуации, и придут ли журналисты, или нет. Селёдку «протух», подложил поближе к двери, чтоб нормальней воняло. А к кошкиному хвосту привязал консерву с погремушками, чтобы орала».

– Ну у тебя и шуточки, – говорят.

Я: «Я же графоман. У нас так всегда».
--------------------------
фрагмент 3 читать тут

Записи из этого журнала по тегу «Бывшая»

  • Бывшая. Фрагмент 1

    1 Мёртвый сегодня день. Чёрный. Весна со снегом. Апрель. Вот же! Природа! Никакой жалости к сибирякам. Асфальт у нас какой-то…

  • Бывшая. Фрагмент 3

    3 Ну и вот. Дальше рассказывать не буду. Вывод из рассказанной истории прост, и без претензий на изящество и на называние его…

  • Бывшая. Фрагмент 4

    4 Не успела жена (бывшая, бывшая, я по-прежнему свободен, дорогие мои любовницы из Америки и Лондона, а также богатенькие мои…