June 29th, 2016

Литтл Маунтинмэн

0.2 "Всяко третье размышление" Дж.Барта

006 (3).JPG
0.2
Продолжение прескриптума. Называется “Более или менее перезагрузку”.

Странное, конечно, склонение. То ли по прихоти переводчика, то ли Барт сам таков.

О чём тут? Автор объявляет имя главного героя. Его зовут Джордж Ирвинг Ньюитт. Верно же, если я дополню уже сделанное предположение, что речь пойдёт о самом Джоне Барте? Дополнение Ирвинг, разумеется, это намёк на Ирвинга Стоуна. Ну а Ньюитт – не совсем с потолка, но говорит о неком обновлённом Джоне Барте, представляемом теперь в роли Ньюита. (По мне Джон-Джордж ссплошшноежжужжание – совсем малая разница, почти знак равенства, как Иииван и селёдка Иииваси: в темноте не разобраться).

Всё это закономерно. Даже закономерны следующие извинения автора. А речь в них о том, что якобы (или на самом деле) этот герой получил в nn-ое время Нечаянный Ушиб Головы (полагаю, что теперь, и ранее уже немножко было) автор будет с почтением именовать многие события именами с большой буквы. Это – не скажу, что совсем уж по-детски, а несколько, простите за неостроумность, “по-дедски”. И многие писатели проходили эту школу писательской жизни, когда чуть ли не все происшествия с писателем, видятся ему достойными почтения и снабжения их соответствующими ритуалами.

Смотрим дальше. Ушиб Головы сопровождается некоторыми пояснениями. Пояснения сопровождаются умеренно заумными медицинскими терминами – вроде юмора такого. Но, без перебора. Ибо этот приём и так уже всем надоел. Прежде всего, благодаря комикам разговорного жанра.

Ушиб головы плавно переходит на темы грехопадения. Тут писатель подчёркивает некую “листопадную пору”, пробегая через Йом-Кипур (снова что ли - как хороший  писатель, то еврей? ну да ладно) и коснувшись “издательских отказов”, которые лишили Ньюита авторского тщеславия (?). Ну конечно – так мы и поверили!  Далее снова грехопадение и сравнение себя с Создателем Книги Бытия лишь ради того, чтобы связать-противопоставить беспорядок в своей голове с обучением порядку в учебном заведении.

Тут автор подводит нас к теме торнадо, который пронёсся однажды над жильём героя, а заодно и над всем городком. Мы сразу всё понимаем: тут-то и начнётся перелом в жизни. Мы уже предвкушаем изменения в книге всвязи с исчезновением места жительства. Хороший приём для обоснования жанра хождения – надо взять его на заметку!

Обращаем внимание на предложение почти огромной длины – в 18 строк (простим так и быть – это же ещё ничего не значит: писатель увлёкся и балуется синтаксисом, тем более, это не огромность, а так себе - настоящий "тьфу" против последней главы джойсовского "Улисса", где вообще без знаков препинания. Тут хоть есть обо что запинаться!).
А также чисто лингво-синтаксический приём образования новых слов и якобы создания философских смыслов конструированием оных при помощи наклонных дефиксов (скобок/черточек/палочек/дробей – нашли тут новый смысл?). Цитирую “видение/греза/морок/умопомрачение/…” и так далее. Ну да ладно. Прощаем и этот фокус. Постмодернистам позволено и не такое.

Хочется поздравить переводчика за слово “охохонюшки”, а также поблагодарить автора за соблюдение уже отмеченной традиции: “Сиволапые Совпадения”.

Перед покиданием прескриптума автор ещё раз извиняется перед всей планетой Земля, так как, по его мнению, природа не везде разумно распорядилась со сменой времён года, что может существенно повлиять на расшифровку его книжных эксерзисов.

Завершают прескриптум заглавные буквы: “ПЕРЕЗАГРУЗКА”.
На предмет лёгкости чтения: оценка "4-" - терпимо.

(продолжение следует)

fрэндить

Литтл Маунтинмэн

ТРУСЫ и СТРИНГИ (7)

0 0 0 Трусы и стринги 250 фас.jpg

7

Невесть откуда взявшаяся Жуля бегает мелкими кругами по квартире.

Крупная и несчастная, обмотанная с головы до ног одёжным дефицитом эта неугомонная, страшная иной раз молодая дама Жуля и есть источник этих претензий, пугающих и расстраивающих наивную не по возрасту Дашу.

Вспомнив, глядя на темноту, что у неё нынче пробел в ночном гардеробе, без всякой надежды на успех и заранее зная негативный ответ, без всякой волшебной палочки, а лишь резво треща язычком, Жуля расчётливо и твёрдо превращала этот житейский минусик в гору плюсов. Причём, плюсов не сиюминутных, а на перспективу, как бы ростовщически дальних.

Оттого запотевает лоб, и межгрудье становится тесным и влажным. И Кирьян Егорович перестаёт казаться мерзким, а даже становится похожим на некий объект, с которым даже можно что-то весёленькое сварганить.  

Так жена банкира умело раздаёт направо-налево чьи-нибудь долговые обязательства, зная, что рано или поздно, пройдя все положенные круги, всё это ему и ей вернётся, – хватит и на покупку острова, при этом в виде трикратных, стократных прибылей и в ином, более приятном эквиваленте, нежели обыкновенная безвкусная бумага с автографами.

Острова, острова, горы, замки в горах, территории, зе'мли, куски великой китайской стены – встроим туда магазины по продаже жень-шеня и парочку лотерейных лохотронов.

Жуля набирала, реквизируя у Дашы в свою пользу те самые вещевые и моральные бонусы, которые рано или поздно (а именно: при очередной ссоре во время подтверждения лидерства) должны будут аукнуться страшным и победным бумерангом на подруге. Типа: вот там ты могла сделать нечто (услугу, попустительство, скидку), а не сделала, хотя как подруга обязана была совершить, следовательно, будешь мне должна и сделаешь позже, сделаешь непременно. Причём не тогда, когда сможешь, а когда я, милостивая твоя шефиня мадам Джулия, того пожелаю.

Вот, например, в тот-то и тот-то раз, тут называется дата и доказательные обстоятельства – Жуля-Джулия помнит всё: «Вот ты мне не дала поносить… – то-то и то-то, – а мне край как было нужно. У меня по этой причине сорвалось свидание, ведь я не могла пойти в драной кофточке и трусах не по сезону…»

Мало ли как там могло пойти дело, а типаж трусов и их цена в период ухаживания имеют принципиальное значение.

Это знают все участники ухажёрских ритуалов, и нечего тут снижать накал ответственности за успехи подруги, ибо это спортивное дело почти коллективно, как в синхронном плавании, а когда-нибудь может случиться ровно наоборот, то бишь Даша попадёт в аналогичную ситуацию, а то и хуже, а Жуля тут вдруг как возьмёт, да как припомнит.

И как это будет выглядеть?

Честно или не очень?

Справедливо это будет, или как?

Что вот придётся после этого думать драгоценной по сути, но не шибко принципиальной в плане товарищеской жертвенности, глупенькой чебурашке Дашеньке?

Словом, Дашины отговорки Жулей во внимание или не принимаются совсем, или принимаются, но особым драматическим образом.

Попросту говоря, смехотворные, кафешантанно высокоголосые, а иногда моросящие слюной и даже тщательно скрываемыми слезами дашины отбрёхи Жулю чрезвычайно раздражают.

– И нечего тут брыкать ногами и елозить задницей: подоконник сломаешь, Даша. Кирьян Егорыч тебя не похвалит за это!
(продолжение следует)



fрэндить

Литтл Маунтинмэн

Анонс души


телефон с тихим Old exposure бордюр-виньетка Old Текст (3).jpg
Чёрт, чёрт, чёрт!
        
Похоже, конкурс проваливается.

       Читателей вижу в статистике. Читателей хоть отбавляй.
          Но... что-то нет комментариев, и нет хотя бы даже полунамёка на то, что кто-то будет в конкурсе участвовать.
          Ну что же. Это понять можно. Припёрся какой-то чувак. Назвался графоманом. Навыставлял кучу книжек. Обещал истребить неграмотость во всём ЖЖ. И что теперь? Целоваться? Поверить на слово? Старожил ЖЖ должен теперь всё бросить и строчить комментарии этому молодому выскочке? Ещё проверить надо насчёт возраста. Пердун, поди, каких навалом в ЖЖ.
          Ну уж нет! Никаких похвал. Никаких экивоков, никакой форы и ни грамма вежливости. Пусть сначала поживёт тут. Нахватается опыта. Обзаведётся приёмчиками. Наживёт врагов и подманит троллей. Умерит пусть спесь. Научится сленгу - а то русский язык, вишь, ему подавай. Не туда попал, батяня! Прикиньте, какой шустрячок!  Пол надо ещё проверить: фотографий-то нетути!
         Пусть грамоту пусть покажет от Нобеля, если такой скрытный. Или хотя бы от Большой книги, если такой умный, но загадочный. Или Быков пусть на него озлится, или Макс Фрай пошлёт в психушку. Тогда, может быть, посмотрим!
         В общем, в психушку меня Макс Фрай отправил, не беспокойтесь. Быков знать не знает, но конкурс я всё равно не останавливаю.
         И доведу задуманное, пускай  наивное и перенадеянное, - по крайней мере то, что нужно сделать с моей стороны - до конца.
        А если не будет участников, то я (бабушке назло) не стану отмораживать уши, а прилюдно СОЖГУ приз (хоть это и не очень-то справедливо по отношению к книжке), или отдам бомжу, или первой попавшейся куртизанке. Чтобы даже и думать не думали, что тут был какой-то развод.
..............................................................................

МИНИ-КОНКУРС!