July 1st, 2016

Литтл Маунтинмэн

КОНКУРС для фрэндов, читателей и ТРОЛЛЕЙ продолжается.

телефон с тихим Old exposure бордюр-виньетка Old Текст (3).jpg
МИНИ-КОНКУРС на лучший комментарий к рассказу "Телефон с тихим дозвоном" приближается к завершению.
Но
ещё можно успеть поучаствовать.
Итоги буду подводить 15 июля.
Условия простецкие. Читать о них  ТУТ.
ВПЕРЁД, фрэнды, ЖЖ-эшники, а также тролли!


Рассказ выложен порционно. Чтобы читать по порядку, нажмите тег Телефон_с_тихим_дозвоном.
Ежели хотите побаловаться машинкой времени, то зайдите в дату
21 июня 2016 г., но там всё будет выставлено шиворот-навыворот. Такие у нас покамест несовершенные машинки.


................................................................................................................................................

Литтл Маунтинмэн

ТРУСЫ и СТРИНГИ (9)


0 0 0 Трусы и стринги 250 фас.jpg
9

Тьфу на всё! Возвращаемся к реальной и простецкой жизни на Варочной 41А, Калифо... Канифо… Тьфу! Гэ Угадайка.

Все уже забыли, что мы хотели рассказать всего лишь о трусах и стрингах.

♥♥♥

– Дашуля, а у тебя есть джинсики пошире, или шорты?

Не лишне напомнить, что Жулина поясная окружность, если её превратить в верёвочку, дважды обовьётся вокруг осиной талии Даши.

Даша понимает: при Кирьяне Егоровиче срываться в яростный крик нельзя. И воздух досады, автоматически стартанув было из бронхов, сбавил силу в середине горла, так и не став осмысленным звуком.

Даша сглотнула слюну.

Медленно и надменно, рассудительно, словно занудная поэтесса, мать своих стихов и педантичная зубрилка теорий, Даша в сотый раз стала декламировать уже надоевшую обеим сторонам нерифмованную, но добротно вызубренную как бы из под палки песню печали:

– Жуль, а ты помнишь как мне растянула кофточку… Вот ты моё белье носила, помнишь оранжевые стринги и белый, а он парадный, Жуля, бюстик, он тебе как, Жуля, не показался ли слегка малым?

Кирьян Егорович заходится секретным смехом. Он в туалете, но откуда всё прекрасно слышно. Он знает: чтобы прикрыть Жулькины соски, Дашиного бюстика едва хватило бы. Но, сексуальность как бы даже наоборот, дополнительно подчеркнулась бы.

– Вот ты бросила и не постирала, а если бы постирала... то и не просила бы другого... а носила бы этот дальше, – продолжает Даша, – а я бы тебе ничего против и не сказала...

Как же, другого: Жуле интересно перепробовать на себе все Дашины вещицы, она же тоже модная угадайгородская дамочка. И, как и многие остальные, хочет вертеть живой жопкой в гипотетическом офисе Гугла. Или в гостинице NNN, которую Кирьян Егорович, кажется, взялся проектировать для Угадайки…

Но, скажем по секрету, Жулю не берут даже на местные Ксюшины подмостки.

А Дашу взяли. ВЗЯЛИ!

Вот это-то Жуле и обидно.

Может это-то и есть основная причина скрытой девичьей ревности и злости. Жопки у девочек разной конфигурации.

Одна жопка модельная, другая нет. Большая жопка, да, мы видим, против этого не попрёшь. Удобная, вероятно, в задней позиции, да и приподнимать в позиции другой, тоже наверно хорошо и привлекательно смотрится… Её приятно обозревать, объятую тугой юбкой. Но, увы и ах, не подходит такая жопка для модельного бизнеса: не вписывается в цифровые пропорции. Не будем тут всем известными данными засорять бумагу. Данные могут через столетие поменяться, а Кирьян Егорович будет виноват.

Это сказано так, между делом.

И то есть, и это правда. Есть ещё и неправда. Но то в мозгах девичьих. Всего не перескажешь. Да и это надо твёрдо знать, а не сочинять разную херь.

Приостанавливается тут Кирьян Егорович, переходя на уровень обыкновенных шмоток. Но и тут не ждёт его успех.

Не по плечу ему описывать женские шмотки. Для этого нужно иметь женский талант и любознательность.

Прикройте свои раздвинувшиеся ушки, модные молодые читательши, американские и наши… Это не в жентрусах что-то вынюхивать. И не под юбки заглядывать. Это посложнее.

Тут без гейщины или любовницы-консультантши никак.

Но! Нет у Кирьяна Егоровича цели вынести на суд читателя весь Дашин цветастый верхний, интимный и прочий гардероб.

Она, в конце концов, не та самая Ксюша – а-а-а, та самая «собачкина что ли с лицом пони рассвирипелой» – из Москвы, и не та самая Диабло Коди из Америки – «диабла напиши мемуары». Ну-ну, Дрябла-Диабла, мать твою «армянскую ерику», рожу с носом смени, стриптизёрша-писательша. Оскара на тебя мало.

А кому если интересно, то езжайте в Угадай и спросите у Кирьяна Егоровича. И приходите с нормальным коньяком, а не с пивом. Это того стоит, друзья-товарищи…

…В эпилоге: «А иди-ка ты, Дуржуля, подальше».

Простая как валенок в данном случае Даша не поняла тонко сыгранной Жулиной партии. А тут так:

– ведь скоро безработная Даша будет квартироваться в съёмной хате вместе с Жулей и двумя или одним мальчиком (все, кроме Даши, – при работе… правильно? Ну так.

– Дрюн ухаживает за Джулей; другой молодой человек постарше безответно любит Дашу… Ну так и?

– Что ну так и? У Жули появятся какие-никакие деньги. А у Даши их нет, но хочется.

– И?

– Тут-то Даша и попадёт в зависимость, которую – не исключено – придётся оплачивать возможно и телом (это как? Чем-то нехорошим попахивает. Теперь так девушкам можно взаиморассчитываться? Мама миа!)…, и кухонной нежностью, и притворной любезностью, и уступать очередь в туалет, и кто его знает чем ещё. Может в лесбийских играх поменяться местами и лизать Жуле места, которые вообще-то больше предназначены для туалетной ветошки…

Дурдом настоящий!

Итог: вот тут-то, вот тут-то!!! Ха! Тут-то отольются Даше и сегодняшние, и все прошлые Жулькины детские, и теперешние взрослые Жулины – волчьи, лисьи притворные и неловкие, по-топорному слепленные медвежьи слёзки.
(продолжение следует)
fрэндить

Литтл Маунтинмэн

РУЛЬКА, УТИЦА И КАПУСТА (5)

0 0 0 РУЛЬКА УТИЦА И КАПУСТА 250 фас.jpg
5
     
Бим, рассматривает карту Мюнхена с картинками, обозначающими главные достопримечательности: «Киря, женщине скоко лет?»

Бим подразумевает костел Фрауэнкирхе[1].

К.Е.:   «Да лет шестьсот[2] нормально будет... А что? Сколько надо?»

Кирьян Егорович, как и все остальные, которые не Бимы, недоволен ежедневным пьянством Бима и традиционной его опохмелкой с утра. Но для Бима похмелье с утреца и добавка в пути – есть его священное право мэна. Нравоучения в это священное время к пользе не приводят. Поэтому Кирьян Егорович журил Бима только в редкие для Бима минуты адеквата.

Его адекват надо ловить хитрющими сетями. Ибо от его адеквата до полной некондиции две-три минуты. И всё! Скорость перехода между разными состояниями у Бима велика, а момент перехода не рассчитать логикой. У Бима всегда есть «про запас» и вытащить этот прозапас незаметно не составляет Биму никакого секретного труда.

Бим может преспокойненько выпить одиночно в туалете, не пригласив товарища, а также запросто готов, и частенько так проделывает, выпить в одиночку: с вальяжем и в позе «бронзовая нога едва припаяна к ноге латунной». И, если не с кем, когда, к примеру, все уже мертвецки спят, то без церемоний, а напротив, с пафосом, чпокнется бомкалом или фружкой, или бумтылкой, хряснув о собственный чумгунный с ужина млоб, или в зерцалко, даже не стараясь сохранить целостность стёкалок.

Биму Богоматерь – только переходная фраза к более важному: «Ты доведешь нас до той пивнушки, где это... Адольф, ...Адольф пунч устрОивал

Ксан Иваныч воодушевленно и шумно: «А я без всяких путчей в таком большом зале... Уже не придётся. Не пойду, не хочу... И не пойду уже».

Вот те и компания, вот те СУП и общепартийные интересы!

К.Е.: «Тут в любом большом зале шумно».

Ксан Иваныч: «Недолюбливаю... там... Как бы ни был такой гвалт! Ну, посмотрели… Получили впечатление... Яркое! Хорош на том».

К.Е.: «Просто зайти туда. Надо!»

Хотя Кирьян Егорович не знает точно, в какой пивнушке сиживал г-н фюрер, а в какой не сидел.

И это не особенно важно. Немцы к такой памяти не питают чувств, как бы совестясь. Только шепчутся под секретом, и иностранцам особенно не сообщают.

Может, это в одном из Августинеров, которых в Мюнхене пруд пруди: не меньше шести только тех, в которых варят собственное пиво.

Может, сидел он и в Лёвенброях.

Во всех сидел[3].Только в тюрьме не сидел. Или в студенческой Вене сидел, когда изображал из себя архитектурный ли, художественный ли факультет?

Сколько бы, интересно, стоили его наброски со штудиями? Вдруг талантлив был фюрер? А взял, да и попортил свою карьеру: сначала дурацким лонгиновым копьём, всё мечтал спиzдить… а после иудиным поведением.

– Фашисты там ещё это ...пиво ...лили.

Ксан Иваныч: «А?»

Бим снижает актуал: «Просто зайти: посмотреть интерьеры. Посидеть...»

Кирьян Егорыч, оправдываясь и, как следует не подумав, добавляет: «Отобедать!»

И угадал.

Ксан Иваныч: «А-а, пообедать-то? Ну, это   в любом раскладе. Там в центре. Ну!»

Бим, вспоминая гонки, насильно внедрённый регламент и прочие обиды, громко и зло подытоживает: «Обедать будем ПОСЛЕ!»

Что означало: «А никогда. Помирайте, дорогие товарищи, с голоду».




(продолжение следует)



[1] По другому – Собор Богоматери или официально Фроенкирхе, Мюнхенский Собор. С 1953 года у Фрауэнкирхе есть и другое, официальное название – Dom zu unserer lieben Frau – Дом нашей любимой женщины.

[2] Тут Кирьян Егорович существенно приврал. После закладки первого камня в 1468 году герцогом Сигизмундом и епископом Йоханнесом Тульбеком в 1494 году было осуществлено торжественное освящение церкви. Но терема обеих башен были воздвигнуты только в 1525 году.

[3] Лучше всего Гитлер сидел в Хофбройхаусе. В Хофброе неплохой праздничный зал, который в 1920 году вместил 2000 товарищей будущего фюрера. Но начинал Гитлер в "Штернеккерброе", где он познакомился с карликовой группой Дейче Арбайтер Партай. Пиво ему понравилось, Немецкая Рабочая Партия сначала тоже. Известный «пивной путч» начался в кабаке Бюргербройкеллерер, потом вылился на улицы, а на узкой Резиденцштрассе кое-кого из однопартийцев грохнули. Адольфу сломали ключицу и через пару дней засадили в каталажку. В 39 году австрийский столяр по имени Йоган Эльзер засунул в колонну Бюргербройкеллера самодельную бомбу. Погибло семеро вождей и 60 человек были ранены под обрушившейся крышей. Гитлер опоздал на собрание и только поэтому остался в живых. Для террориста Эльзера, а по сути героя Германии, который мог бы избавить человечество от последующего кошмара, в наше время выполнили небольшой памятный знак, врезанный в мостовую. А здание Бюргербройкеллера взорвали, чтобы не провоцировать неофашистов.


fрэндить