16 августа 2016

Литтл Маунтинмэн

Глава 11.3 Брокгауз. Пиво. Попутчики


11.3

Порфирий Сергеевич Бим-Нетотов, кстати о птичках, любит свою Родину почти так же, как Пиво. Но по давно заведенной привычке он любит Родину только до одиннадцати дня. А после одиннадцати ей изменяет. Начинается, как правило, в «Молве» (Молвушка в простонародье), а заканчивается тогда, когда Молву начинало покачивать.

Даже самую отпетую клиентуру Молва к ночи валит с ног. Расправляется словно злая буря с жиденькими снопами ржи.

Рожь, ржа-ржать, зга-згадить во двор, гать твою мать, мгла могла згу статить, да ни зги ржи не видати.

Порфирий из рода снопов-сопротивленцев. Сбить его – тяжёлая задача. Для удержания на ногах в качающемся заведении Порфирий включает прибор допкоординации; и чаще обычного триангулирует руками пространство.

Вопреки законам рестораностроения палуба Молвы к вечеру имеет крен в пятнадцать градусов. Горизонт Молвы тож необычен. Он отклонён от теории на все тридцать. Перемещаться между закреплёнными столами можно только держась за них. Бим так и делал, за что неоднократно огребался. Кнопки управления личными триангуляторами прикрепляются ко дну бокалов, но не к каждому, а индивидуально. У Бима они находятся в интервале между восьмым и десятым. Второе предсмертное дыхание открывается после тринадцатого.

Читать дальше...Свернуть )