19 апреля 2017

Литтл Маунтинмэн

Древние сибирские города-призраки





Страница заимствована на сайте "Славянская культура".

Поскольку я коренной сибиряк, то мне эта статья пришлась по нраву.
Тут же сделал снимок из окна. Чтобы проиллюстрировать сказанное. Вот он внизу, в уменьшенном виде:

А сопроводительный текст и сама  фотка тут.
-----------------------------------------------------------------------------

Древние сибирские города-призраки

Древние сибирские города-призраки

Древние сибирские города-призраки – до прихода Ермака. Любопытные сведения о древних поселениях, которые существовали в Сибири и на Алтае ещё до массового прихода сюда русских людей, почему-то обделены вниманием историков, археологов и других специалистов. Сибирь – земля не историческая?


Оценку Сибири как «земли неисторической» впервые дал один из создателей пресловутой «норманнской теории» немец на русской службе Герард Миллер. В «Истории Сибири» и «Описании Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 г.» он лишь бегло упоминает о городах, которые существовали на этой территории до прихода русских людей. К примеру, отмечает, что в Малышевской слободе (которая почти два столетия относилась к алтайским горным заводам, сейчас – в Новосибирской области), "на устье речки Нижняя Сузунка, в 8 верстах выше слободы, и возле деревни Куликовой, в 12 верстах выше предыдущего места, на Оби – можно еще видеть следы старых городов, которые были построены здесь прежними жителями этих мест, вероятно, кыргызами. Они состоят из земляных валов и глубоких рвов с выкопанными тут и там ямами, над которыми, кажется, стояли дома".

В другом месте первый историк Сибири уточняет, что «непосредственно перед русским завоеванием этих мест ими… владели кыргызы, языческая татарская нация… То тут, то там еще находят следы старых городов и укреплений, в которых находились эти народы».

Подобный подход, когда существование древних городов на территории Сибири как бы не отрицается, но и не особенно интересует исследователей, сохраняется до настоящего времени. Подавляющее большинство отечественных историков по-прежнему разделяют оценку, данную «отцом истории Сибири» Герардом Миллером как земли неисторической, и в этой связи упорно не замечают городов, стоявших здесь за сотни, да что там! – за тысячи лет до появления Ермака. Археологи, за немногим исключением, почти не раскапывали остатки русских острогов, городов и поселений, хотя есть множество сведений об этих приметах высочайшей цивилизации народов, когда-то проживавших здесь.

Учёт сибирским городам был положен ещё в доермаковские времена. В 1552 году Иван Грозный повелел составить «Большой Чертёж» русской земли. Вскоре такая карта была создана, но во времена Смуты исчезла, а описание земель сохранилось. В 1627 году в Разрядном приказе дьяками Лихачёвым и Даниловым была завершена «Книга Большого Чертежа», в которой только на северо-западе Сибири упоминается около сотни городов.

Да, действительно, когда казаки в начале XVII века пришли в Сибирь, больших городов они уже не обнаружили. Зато небольшие крепости, называемые городками, встречались им во множестве. Так, по данным Посольского приказа, только в Приобье в конце XVII века пушным ясаком было обложено 94 города. На фундаменте прошлого

В 1940-1941 и 1945-1946 годах сотрудниками Абаканского музея под руководством Л. Евтюховой были раскопаны развалины дворца, построенного около 98 года до нашей эры, существовавшего около столетия и оставленного людьми на рубеже старой и новой эры. Величественное сооружение, как полагают, принадлежало китайскому генералу Ли Лиину. Он был наместником западных хуннских земель в Минусинской котловине. Дворец, получивший в литературе название Ташебинского, находился в центре большого города площадью в десяток гектаров. Само же строение имело 20 помещений, насчитывало 45 метров в длину и 35 – в ширину. Здание характеризует и черепичная крыша, общий вес которой составлял около пяти тонн. Удивительно, но две тысячи лет назад строителям удалось создать стропила, способные выдержать такой вес.

Известия о сибирских городах в древности поступали от арабских путешественников. Так, на рубеже VIII-IX веков араб Тамим ибн ал-Муттаваи, путешествуя из города Тараза на реке Талас до столичного города уйгуров Орду-былык на реке Орхон, сообщил о столице царя кимаков на Иртыше. Спустя 40 дней после отправления из Тараза он прибыл в большой укреплённый город царя, окружённый возделанной землёй с деревнями. В городе 12 огромных железных ворот, много жителей, теснота, оживлённая торговля на многочисленных базарах.

Ал-Муттаваи видел разрушенный город на юго-западном Алтае, поблизости от озера Зайсан, но не смог из расспросов установить, кто и когда его построил и кем и когда он был разрушен. Богатейший рудный район, обнаруженный русскими рудознатцами в Алтайских горах в начале XVIII века, который теперь называют Рудным Алтаем, в действительности был открыт за многие века до них. Рудознатцы его лишь переоткрыли. Верным поисковым признаком служили разработки, спешно оставленные древними людьми. Кто они такие – достоверно неизвестно поныне, специалисты наравне с публицистами зовут их чудью.

Легенды о богатствах Алтайских гор были известны даже в Древней Греции. Отец истории Геродот писал об аримаспах и «грифах, стерегущих золото».

По мнению известных ученых Александра Гумбольдта, Петра Чихачева и Сергея Руденко, под аримаспами и грифами (гриппами) Геродот подразумевал население Рудного Алтая. Кроме того, Гумбольдт и Чихачев считали, что именно алтайские и уральские месторождения золотых руд были главными источниками снабжения золотом европейских скифов и греческих античных колоний.

В Алтайских горах в первом тысячелетии до нашей эры существовала богатая и яркая культура, которая была обнаружена Сергеем Руденко в 1929-1947 годах при раскопках Пазырыкских курганов. Как он полагает, цивилизация исчезла в короткий срок, возможно, в результате эпидемии, вражеского нашествия или голода. Однако когда русские оказались на юге Сибири, то обнаружили, что аборигены, в данном случае шорцы, прекрасно справляются с обработкой металлов. Недаром первый город, основанный здесь в 1618 году, был возведен на месте их городка и назван Кузнецком. Об этом свидетельствует отписка, поданная в Сибирский приказ кузнецким воеводой Гвинтовкиным.

Там, где прежде располагались поселения древних людей, были построены также Тюмень, Томск, Омск, Семипалатинск, Барнаул и многие другие сибирские города.

Например, достоверно известно, что в районе станции метро «Октябрьская» современного Новосибирска стояла большая крепость местного племени Цаттырт (по-русски – Чаты). В ней 22 июня 1589 года завершилась 16-летняя война Московского государства с ханом Кучумом. Воевода Воейков дал ему бой на месте нынешней Новосибирской ГЭС. Хан Кучум некоторое время скрывался в крепости от погони, но потом принял решение уйти, навсегда расставшись со своим Сибирским ханством. Её руины сохранились до прихода мостостроителей. А в 1912 году их описал Николай Литвинов, составитель самого первого справочника Новониколаевска. Кстати, Николай Павлович в 1924-1926 годах возглавлял Рубцовский уездный отдел здравоохранения.

Однако специалисты, как завороженные продолжая твердить о «богатейшей истории Сибири», неохотно заглядывают в глубь веков. Словно имеют дело с легендарным градом Китежем, погрузившимся в озеро… Русские аборигены!

В 1999 году был обнаружен древний город, располагавшийся в Здвинском районе Новосибирской области (до 1917 года это была территория Алтая), на берегу озера Чича. Возраст поселения оказался сенсационно велик – VIII-VII века до нашей эры, то есть в гораздо более ранние времена, чем до сих пор датировалось появление в Сибири первых городов эпохи гуннов. Это подтвердило гипотезу, что сибирская цивилизация гораздо древнее, чем представлялось. Судя по проведённым раскопкам и найденным фрагментам домашней утвари, здесь жили люди почти европейской внешности. Не исключено, что Чичабург был местом пересечения путей различных народов, центром Древней Сибири.

Первое упоминание о торговом походе по Оби русских купцов отмечено 1139 годом. Тогда новгородец Андрий ходил к ее устью и привез оттуда большой груз пушнины.

Интересно для нас то, что он обнаружил в устье Оби русское поселение, в котором существовал торг, на котором, как оказалось, русские купцы давно уже обменивали свои товары на превосходные сибирские меха. Есть скупые сведения, опубликованные, в частности, в книге Леонида Кызласова «Древние города Сибири», что русские купцы в XII – начале XIII веков торговали с городами Кыргызского каганата. Удивительно, но прекрасно сохранившиеся мумии женщины и мужчины, обнаруженные в середине 1990-х годов на алтайском высокогорном плато Укок, принадлежали вовсе не к монголоидной, а к европеоидной расе. А драгоценности и изящные изделия скифского, или «звериного», стиля, вырытые бугровщиками в древних курганах Алтая, также свидетельствуют о высокой культуре проживавших здесь древних народов, их тесных связях с миром, в частности, с Передней Азией.

Неподалёку от границ Алтайского края и Казахстана археологи обнаружили большие поселения эпохи бронзы, названные ими не вполне удачно – протогородами или поселениями, претендующими на статус городов. Это неогороженные формирования, занимающие необычно большие площади – от пяти до тридцати гектаров. Например, Кент занимает 30 гектаров, Бугулы I – одиннадцать, Мыржик – три гектара. Вокруг поселения Кент в радиусе пяти километров располагались деревни Байшура, Аким-бек, Домалактас, Найза, Нарбас, Кзылтас и другие.

Описания как цветущих, так и разрушенных древнесибирских городов до Ермака можно найти у таких авторов, как Тахир Марвази, Салам ат-Тарджуман, Ибн Хордадбех, Чан Чунь, Марко Поло, Рашид-ад-Дин, Снорри Стурлуссон, Абул-Гази, Сигизмунд Герберштейн, Милеску Спафарий, Николай Витсен. До нас дошли следующие названия исчезнувших сибирских городов: Инанч (Инандж), Кары-Сайрам, Каракорум (Саркуни), Алафхин (Алакчин), Кемиджкет, Хакан Хирхир, Даранд Хирхир, Нашран Хирхир, Ордубалык, Камкамчут, Апручир, Чинхай, Кянь, Илай, Арса, Сахадруг, Ика, Кикас, Камбалык, Грустина, Серпенов (Серпонов), Кануньон, Коссин, Тером и другие.

газета «Алтайская правда», 04.02.2011
Автор: Анатолий Муравлёв

Большое количество ранее не афишируемых сибирских городов содержится в Ремезовской летописи, которую впервые публично продемонстрировал Николай Левашов.

«Чертёжную книгу Сибири» Семёна Ремезова и его трёх сыновей можно смело назвать первым русским географическим атласом. Она состоит из предисловия и 23 карт большого формата, охватывающих всю территорию Сибири и отличающихся обилием и детальностью сведений. В книге представлены рукописные чертежи земель: Града Тобольска и посадов с улицами, Тобольского города, Тарского города, Тюменского города, Туринского острога, Вехотурского города, Пелымского города, и другие города и окрестности.

Иллюстрации из «Чертёжной книги Сибири» Семёна Ремезова:

Чертёжная книга Сибири

Чертёжная книга Сибири

Чертёжная книга Сибири

Чертёжная книга Сибири

Чертёжная книга Сибири

Чертёжная книга Сибири

Чертёжная книга Сибири


Литтл Маунтинмэн

Древние сибирские города-призраки. Прескриптум

Сделал репост одной  статейки, которая назовётся "Древние сибирские города-призраки".
А пока что тут моя реакция на неё.
Поскольку я коренной сибиряк, то мне эта статья пришлась по нраву. Типа елея на душу. Нет, три елея, река елея!
На первой же представленнй там карте показан бассейн реки Томи. Не так уж велика река по сравнению с истинными гигантами. Но, братцы! Я живу на берегу этой невелички.
Живу с кайфом.
В городских условиях.
На первом этаже дома послевоенной постройки.
В окружении домиков конца двадцатых годов, построенных по немецким социалистическим проектам.
До реки от меня 150 метров.
Наводнений с ледоходами не боюсь, ибо дом мой стоит в месте, хоть и называемом по-географическому  "Кузнецкой котловиной", однако в каждой котловине имеются повышенные участки.
Так и мой город: стоит абсолютно УМНО, то есть на повышенных участках поймы-котловины.
И мой дом соответственно. И я сбоку припёку.
Все хитропопо-наприехавшие сооруженьица, что строятся наудачу поближе к водной глади, с регулярностью один неправильный потоп к двадцати пяти годам затишья сносятся нахрен ледоходом. Читать надо "понаприехавшим" многолетние прогнозы! Мы не против наприехавших, если они живут по правилам и здороваются с аборигенами (в присутственных местах пивораспития) методом снимания кепчонки (шляпки, капюшончика).

Тут же сделал снимок из окна. Чтобы проиллюстрировать сказанное. Вот он: внизу.


Он тёмный этот снимок, так как по-местному времени... ща посмотрю... ага, восемь вечера, осьмнадцатое апреля. Погода не фонтан. Что будет завтра толком мало кто знает: вся плохая погода грядет из Москвы, а там нынче "День жестянщика". Машины значит бьются: у тех, кто переобулся в летнее. И у тех, кто не переобулся, но оказался на пути у переобутого.
Вгляделись в снимок? Каков пейзаж?
Обратите внимание КАКАЯ раскрывается ПАНОРАМА! И какое аккуратное озерко под деревом? Это не собачка, мимо идя, приостановилась то ли чтобы попить, то ли чтобы добавить. Это дневной ветродуйчик утреннюю лужищу во всю ширь тротуара приуменьшил до лужицы.
И я ничего не фотошопил чтобы приятней было на вид. Для этого есть июль. А сделал как в историческом погодном репортаже. Шум крон в фотку, жаль, добавить не могу.
А снимок не склеивал с соседним. А если бы склеить, то у заснеженных магаданчан, к примеру, про тундряков сургутских тоже не говорю (жалею), наступят завистные конвульсии.
А москвичи с питерцами скажут: "Фу, как пусто!"
А мне нравится такая ненавязчивая пустота.
Которая не пустота вовсе.
А суровая КРАСОТА! Причём сдержанная. Как настоящий, бодрящий правильного художника, пленэр без фальши и сахара: чистый адреналин в нужное место мозжечка. Чем, по-вашему, художник творит?
Это вам не Норвегия с её потрясными фьордами (на фотках) и сногсшибательными ветрюгами в них. И не Турция с её дурацкими финиками и абрикосами над каждой лачужкой.
Всё сибирской природой сделано контрастно в меру! Никакой расплывчатости, "нет" миражам и полярным сияниям!
Золотое природное сечение!
Тут не бывает слишком весело или слишком скучно.
Тут надо вертеться, и к летней маечке иметь жирной толщины зимпальто.
Потому, думаю, и сибирские мужики - как часть такой природы - такие уравновешенные. А когда их позовут на помощь стране, то они руки-ноги переломают супостату!
И это в апреле (супостатов забыли), когда ещё ни листочка зелени! Лиственницы не в счёт. Их кроны высоко и обзору ни художнику, ни жителю, ни мне - графоману, не мешают.
А летом мне противоположный берег реки виден лишь частично: смачные видосы закрывает зелень сквера Орбиты, начало которого я захватил кадром.
Там, на самом кончике парка восседает медный мусульманский мужик.
"Мужика" подарил городу какой-то московский скульптор. Может за московской ненадобностью, может из вредности какой: если Сибирь, то любой мужик, похожий на "ордынского мыслителя" сгодится.
Мэр наш думал недолго: подарок принял и водрузил его в начале МОЕГО скверика. Чёрт задери! Хорошо хоть - мужик не кусается и не пропагандирует. Хоть и лысый как солнце.
Таким образом, я созерцаю этого мужика в каждый "безлистный" день. И, даже если в нём - в мужике - ума палата, а его кот, что ластится в ногах, похож на пушкинского кота, который "идя налево песнь заводит", а, идя направо, мне сказки сказывает: про Коран и как Земля на аллаховых китах стоит, то всё равно не понимаю что к чему! Какого вообще хрена!? Хан Батый под ручку с Юрием Долгоруким были бы уместней!
Но делаю сотню шагов от своего дома: по направлению к набережной: игнорируя мужика с котом, и созерцаю чудо природы: река среднеприличной сибирской ширины (но пошире Невы и Москва-реки раз в пять-десять-пятнадцать, это смотря где мерить).
Далее по порядку расстилания перед глазами: протока, заросль, ещё протока, остров в ивняке и тополях.
Прямо: правый берег - пушистится, за "пушиськами" гора во весь горизонт. Вместо Джефферсонов надпись. "Кузбасс". Огромными буквами. даже знаю автора - кто эту надпись так дизайнерски состряпал.
Гора эта: слева со скальным обрывом, вправо - холмы. На холмах и поверху скалы бор. По скалам - не поверите - катаются велосипедисты. Сумасшедшие они.

"Бор". Слово-то какое короткое, можно не заметить его в тексте.
А в жизни-то оно - самое яркое место. С какой крыши не гляди - в сторону севера, взгляд непременно уткнётся в него, в бор этот. Наша гордость! Хотя не мы этот бор родили. Зато сохранили. Для потомков. Это горожанам плюс!
Деревенька внизу под бором, зовут Красной. В черте города на самом деле эта деревенька. И пусть так оно и остаётся. Деревенька в центре города украшает такой город: город тут же сливается с деревней. Как в сказке, и как в ярком лозунге социализма.
Над всей этой волшебной панорамой небо. НЛО иногда пролетают. Космос (всегда ночью). Большая Медведица - обязательно (если безоблачно).
Редко какой город может похвастаться естественным лесом внутри его. Наш бор из этого ряда редкостей. К тому же, находится он в геометрическом центре города.
И, как памятник великой природе возвышается над домами, мостами и гражданами: вот я: не тревожьте меня, оберегайте, я тогда буду вам  царь.
-------------------------------

Ради статистики: Центральный парк, которым совсем не зря гордится Нью-Йорк, в несколько раз меньше нашего природного лесного массива, названием которому Сосновый Бор.
-------------------------------