17 мая 2017

Литтл Маунтинмэн

Бывшая. Фрагмент 4

(без названия)


4

Не успела жена (бывшая, бывшая, я по-прежнему свободен, дорогие мои любовницы из Америки и Лондона, а также богатенькие мои беженки с Украины и Сирии) отбуксировать себя на самолёте в столицу нашей родины: по завершению благотворительных действий в отношении бывшего мужа (то есть меня, и я писал как это было выше), как некое несознательное животное, мягко поименованное женою Сорокой с хвостом, сообщило ей о том, что оно (животное Сорока) видело меня в состоянии алкогольного отравления, вышагивающим по самому главному проспекту моего родного города ровно 14-го мая, то есть в день раннеутрешнего отбытия моей бывшей на роди… ой, на место работы в Московию...

Я, конечно, возмутился. Столь наглого вранья я давно не слышал.

В день убытия моей бывшей жены из моего родного города К. я ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ находился дома.

Иными словами "носа не вытаскивал на улицу", не то чтобы ноги...

А ещё и бухой был? Ещё и по главному проспекту? Тьфу!

Ну за кого меня считает эта Сорока С Хвостом! Это, товарищи, ни в какие ни логические ни в биологические (то есть в сраные) ворота… ну в: эзопов язык, чёрт тебя дери… непонятливого такого… в Анус не лезет.

Выходит так, что я еле дождался отъезда бывшей... А её заботы будто были мне тягостным грузом, и никакой благодарности, кроме мутненького  предположения "а не стоит ли жениться повторно, а", и при этом смотрел в её честные мусульманские глаза с русским оттенком, но она сказала "зачем" и "дети будут смеяться: старички из ума выжили, мол, вот".

Это на таком высоком уровне были встречи: сплошная честность, взаимоготовная «ответность» и порядочность: Путин с Эрдоганами, и все их восточные китайские базары с саммитами и шёлковыми путями должны бы по-человечески завидовать... таким откровенным и простым, человеческим отношениям... бывших… мужа и жены… без единого кукиша в кармане: и под полой, и за пазухой: чисто и пусто...

И после эдакой кристальности "некто: типа меня: бухой: едва дождавшись (блЪ)! прогуливался по городу!? (блин!) Дождался. Ага. И нажрался? Ну-ну!"

Товарищи, ну объясните же этой Сороке, а заодно и моей по-прежнему глубокоуважаемой бывшей, что так пОшло в жизни  НЕ БЫ ВА ЕТ! ВО ОБ ЩЕ! После того что было…

Вы не думайте: ничего и не было, кроме того что было. В этом весь фокус и чистосердечность! Вам бы всё постель увидеть! А не было её! Вот так-то!

Объясните же им – одно существо из них – «настоящее трещотко бесполое», как его ещё обозвать, оно что ли без очков было? и без бинокля? а где фотки? фотки мне покажите! может и я это был... ага... сомнабулически прогуливался... ага, с бутылкой! Может, это мой двойник был. А, может, Сороке чисто померещилось? Уж такая добрая эта Сорока, что желаемое (добра, конечно, мне и особенно моей бывшей, это такая любовь по старой памяти, или благодарность за всё хорошее, уж и не могу предположить: что же это настолько хорошее, что тут же предать… окунанием чувств в сортир… в уличный… с зелёными мухами) выдаёт за действительное.

А другое (уважаемое) существо – ну это уж чистый наив – поверил во наглое враньё… и это на фоне того, что господин товарищ Pol_Ektof, а это я, целый день 14-го мая провёл дома. То у интернета, то в новой постели.

Я переживал. Я страдал. Я не знал как описать чувств.

Потому что они не были простыми. Потому что я не деревянный!

Ниже график моих посещений интернета. Конкретно – ЖЖ.

Объясните же им: жёнке и Сороке с хвостом – как это возможно: столько «напостить» в этот день, и при этом нажраться в стельку? Как это возможно: быть пьяным и трезвым одновременно!

График постов Pol_Ektofа в ЖЖ

от 14 мая с поминутными метками

14 мая 2017, 9:49 Пост «Быдлецо»

14 мая 2017, 11:13 Пост «ПРАВДА о Чубайсе»

14 мая 2017, 14:35 Пост «Убили полицая и зимой катались на нём»

14 мая 2017, 14:57 Пост «Михалков о ГРЯЗНОЙ девке СОБЧАК»

14 мая 2017, 18:15 Пост «Кургинян и Жириновский уничтожают ЧУБАЙСА»

Выходит, что «пьяное окно» могло случиться после Кургиняна и Жириновского. То есть после 6-ти вечера по местному времени. Я так возбудился (что забыл об инфарктах, а вспомнил об отъехавшей бывшей, и что я свободен! СВОБОДЕН! И за меня никто повторно не вышел замуж: я же не Коля В-к!), что помчался в магазин, нажрался за углом водки и принялся в пьяном виде дефилировать по проспекту, крича: «возьмите меня в полицию! Почему истребили вытрезвители!? Долой Чубайса!»

Выходит, что Сороко С Хвостом видело меня после этих шести вечера. Какого хрена оно делало после шести вечера на проспекте? На машине ехало домой? То Сороко, про которое можно бы подумать (вариантов тут всего два. Два, граждане друзья! Я даже и не думаю никого подозревать. Видели да и видели)... в глазах у Сороки задвоилось, вот и получилось-явилось-не запылилось желаемое. Так в жизни бывает, и я ничуть не питаю отвратности к этому доносчиковому существу, лишь посмеиваюсь: в бороду: без слюней. И не желаю никому, никакого мщения.

А какого хрена я не нажрался с утра, раз так сильно ждал отъезда бывшей? Это ли не аргумент!

И с кем я был? Неужто один? Вот так диво!

Позвольте доложить, что я стараюсь водки пить лишь с друзьями.

А вино могу замахнуть и один.

Но после вина я не становлюсь пьяным, так как вино это не водка. Тем более после инфаркта.

В общем, Сороке привиделось. Он увидел не меня, а моего персонажа: мои персонажи могут выруливать из-за угла, хотя их никто об этом не просит, и они вообще порой никому не нужные персонажи. По-научному их критики обзывают «картонками». Вот такую «картонку» и видел Сороко С Хвостом. А не меня – живого графомана.

Тем хуже для всех сорок со сплетнями на хвостах. Впредь. Так и передайте этому подслеповатому и зашифрованному животному Сороке!

И что я его ни в один роман, и ни в один рассказ не вставлю.

А то что здесь, так это недоразумение, а не рассказ.

CODA

Литтл Маунтинмэн

Бывшая. Фрагмент 3

(без названия)
3

Ну и вот. Дальше рассказывать не буду.

Вывод из рассказанной истории прост, и без претензий на изящество и на называние его литературой: все эти истории о чёрных средах и живых, но по-фальшивому мёртвых мужьях, случаются от приезда порядочных бывших жён из Москвы, которые не только не забывают, но даже заботятся о своих бывших.

Не все, конечно, такие, а только те, кто, на самом-то деле, верные и ЛУЧШИЕ. Это мужики – козлы.

Это они не ценят!

Всё им чего-то надо.

Всё их меж рёбер черти щекотят.

Всё у таких среды какие-то мёртвые и чёрные. Рейтинги ползут черепахами, и сами-то они графоманы, а не писатели, и живут-то они в провинциях: не то что их успешно пробившиеся, московские жёны!

– Чё сам-то не поехал? Куда-куда! В Москву эту драную.

Типа coda.

***

Ага, coda. Как же!

На следующий день мы с жёнкой встретились по поводу очередного этапа заботы. И тут она с некоторой дрожью  в голосе сообщает:

А-а-а, я, кажется, глобальную ошибку сделала.

А что такое?

Ты знаешь, ведь мы у А. (так зовут мою сеструху) её собственную кровать отобрали...

Как так? А зачем же она отдала собственную кровать? Решила, что мне кровать нужнее?

Не знаю... может от доброты...

А, может, от твоего напора заботы? и я прищурился. Не от смеха. А от холодного пота, который меня прошиб с ног до головы, а где же она теперь спит? Ну дела! Что делает спешка при ловле блох!

На этот чудной вопрос «где спит сестра» я получил ответ через несколько дней: когда нас с женой позвали в гости: на встречу с приехавшей из другого города моей племянницей и её жениха.

Поговорив с женихом, я улучил секундочку и заглянул в спальню моей сестры, и откуда мы на днях, сообща, реквизировали в пользу «нищих братьев» кровать-самоделку.

На том месте, где раньше деревянно красовалось лежбище на ножках, теперь навалено шмотьё. На полу - в центре комнаты – развёрнутый матрас. Постель была совсем не такой как у меня - из вороха тряпок, а культурной, хоть и слегка спартанской на вид.

Спецификация её:

одна единица матраса;

простынь – 1шт., белая;

подушка в наволочке – одна;

одеяло зелёное, шерстяное, от бабушки, помню, помню, как в армии – одно штуко.

Пока я рассматривал это чудо и оценивал свалившееся на, и без того небогатую, семью настоящий бразильский подмостовый фестиваль нищебродства, в комнату прошмыгнул кот.

Кот добр, взлохмачен и кастрирован.

Но кастрация, как известно практикам-кастрологам, не обозначает отсечения у котов любопытства.

А доброта животного не подразумевает отсутствия крайней степени ехидства касабельно людей.

А было бы животное побольше, то факт величины его тела и зубов, автоматически лишал бы гарантий целостности человека от чисто опытного животно-каннибальского аппетита.

Кот остановился у подушки. Понюхал. Страдальчески изогнулся. И повернул голову, снайперски установив немигающие свои синие оки чуть ниже моих кустистых бровей.

Я на языке взглядов разговаривать не умею.

Кот понял: я даун: а то он-было засомневался однажды.

И он тогда громогласно и протяжно, как тоскующий лев, раскрыв пасть: ещё чуть шире и потолок схавает! мявкнул мне: с досады: по-даррелловски ясно и безапелляционно.

В переводе на человеческий язык столько многозначный мявк обозначил следующее: "А вот у котов  обижать родственников не принято! Стыдно тебе должно быть. А принимать укоры от младших своих братьев – котов полезно. Как тебе, нигде не свербит? И не обидно? А за державу?"

Мне стало стыдно, обидно и свербиво: на сердце: за державу и зоологию, которую травят ГМФ-кити-кэтами.

Добрая же моя душа опустилась в ноги: не собираясь поворачивать к пяткам, досадуя, набираясь злости.

Опухнув достаточно, душа велела вывести язвительного кота–прокурора из спальни суда.

Я так и сделал: джентльменским пинком под зад. Уж не знаю насколько это толерантно смотрелось со стороны. Котов из ОБСЕ за дверью не было.

А если бы и были, то мне всё равно пофигу. Я был уверен, что коты – не скоты, они по пустякам в Гааги не пишут.

А кровать у сестры я не отнимал: она сама отдала, добровольно. Так и скажите моим будущим биографам. Вон они: уже из роддома выписались и материны сиськи сосут.
-----------------------
фрагмент 4 читать тут

Литтл Маунтинмэн

Бывшая. Фрагмент 2

(без названия)
2

И ка-а-ак взялась за бывшего мужа!

Пункт 1: Отдраила интерьеры! ЗА ДЕНЬ! Я вообще не хотел! Так снасильничала же! Тот объём, произведённый ей за пять часов непрерывной работы, я бы смог осилить лишь дня за три, при наличии, конечно, огромного желания (которого у меня, естественно, никогда не бывает): я ж графоман. Мне ж лишь бы дали умереть спокойно!  Я вообще люблю спать на полу! Мне ни кровать, ни диван не нужны вообще: они среду обитания засоряют! Они станут потенциальным туалетом для кошки!

Пункт 2: Наприглашала сантехников и ремонтёров стиральных машинок. Последние, разумеется, тут же обули на 500 рэ (за ложный вызов). Сантехник из родного ЖЭКа оказался на высоте и посоветовал то, что нужно. Жена (бывшая, повторяю, но какая классная, чёрт побери!), меня с собой не взяв, промчалась по магазинам и понапокупала всяких всячин: шлангов сине-красных длиной шестьдесят сантиметров - длиннее нельзя: будут болтаться почём зря, хомутов не автомобильных, а сантехнических на два сантима диаметром и не меньше, краников "г"-образных, чтобы один хвостик вниз а не вбок, и рукоятка чтобы рычажком а не винткой. Так, что ещё, ага поплавок: в городе таких нет: он искал и не нашёл, ага испужался: не хочет чинить бачок! А она взяла да нашла. И герметик: обязательно прозрачный, потому что белый - это говно китайское, которое расползётся на второй день. И против грибка там добавка есть, и эластичность та, что нужна. И что-то ещё: всё жёнка записала на бумажку, заодно: как сантехника зовут, и когда его позвать, чтобы довоплотить её идею починки санузла. Ибо мужики сами не могут, а вот с ней - запросто: ибо она дома, к примеру, в Москве, значит, всё сама делает, это она, слава богу, не сантехнику, а мне выложила, думала прихватить: ну не из доброты же… хотя чёрт его знает… бывают же такие бескорыстные жёнки, которые вот так… что если ещё немного и слёзы на глазах выступят… и что теперь: жениться что ли предложить, чтобы типа в награду, ну не совсем так, конечно, а именно «типа», И я перечислил несколько несомненных плюсов. И никаких обязательств: я бы не приставал, живи как хочешь, как раньше… а мужики-то всё равно были-были другие, думаю сам себе… но это её дело: женщина-то свободная. И даже красивая, а подчас умная. А её всё равно невдомёк, она предложение о женитьбе тут же положила на лопатки, ибо никакого тут базара разводить не нужно, это плохие всё шутки, и вообще, сказала она, она почти уверена, что я все эти внутренние тайны тут же растрезвоню по интернету, а я сказал нет, не растрезвоню… а может просто превращу в текст, а может не превращу, а если и просклизнёт что, то никаких фамилий, и вообще это не про нас с тобой, а обыкновенная литература, даже не мемуарная, а просто тема такая... Но ей всё равно непонятно как вот так вот можно в провинции жить и не желать никаких улучшений. Позор провинции! Позор мужи... Ну ладно-ладно, прикрываю поток... нафига против себя свидетельствовать, правильно?

***

Всё это чтобы:

– заработал сливной бачок унитаза (теперь шланг будет не нужен, которым я пользовался года полтора, а что: чем плох вариант шланга? Это же ноу-хау!);

– чтобы не протекала душевая кабина (которая образовывала лужи воды на полу, которые тут же проникали сквозь гипсокартонную стенку на кухню и, медленно, но верно, превращали  гипсокартон в чёрную плесень). Дык это… думаю… до смерти бы… осталось-то… может и не заплесневело бы совсем-то. А после её – которая с косой пришла, невиноватая, работа у неё такая – всё равно делать ремонт. Так что меня лужи не смущали никак!

И это ещё не всё.

Пункт 3: будучи в гостях у моей родственницы, тут мы сходили в гости вместе, тут же выпросила лишнюю кровать-самоделку, с матрасом и набором спального белья. Чёрт побери! Как мне было почти что даже немножко стыдно. Это вместо того, чтобы мирно сидеть за столом, попивать винцо, и рассказывать сказки из прежней несчастливой жизни, которые в её изложении выглядели просто юмористическими картинками...! И это ещё не всё, граждане! Выпросить-то выпросить: нехай бы и стояла формально подаренная на чужой квартире… я бы, глядишь, через полгодика, не напрягаясь, сам бы и вывез! Так нет! Не тут-то было. Это так в провинциях бывает. А в Москве всё не так!

Уже стемнело, когда жёнка надыбала телефон грузчиковой конторы...

И в итоге я возвращался домой не пешком, а в машине грузчиков, нагруженный этой самой несчастной кроватью в слегка разобранном виде... А она бегом, потому что все в машину не влезут, да и тут близко вообще-то. Вперёд машины прибежала: идти-то километра даже нету, а ночь почти, а я застрял: история со шлагбаумом тут вмешалась...

Да-а-а, сколько чертыханий услышал сестринский двор, когда машину во двор впустили, а выпустить забыли...

Я – инфарктник, едрён корень! Я как стрекозёл летал по лестнице туда-сюда, чтобы сообщить сестре, чтобы она подняла шлагбаум, ибо по подъездному диктофону нельзя было поговорить... Там любезно нажимали на кнопку разблокировки: иди сюда, дорогой братец, чего забыл? Авоськи? Так ты же их забрал, все три, да, там и выпрошенные тобой словари по английскому языку – три кило, и чистые простынки – полкило, подарок это, нет ты не забыл…

Это вместо того, чтобы спросить: "чего, дяденька-братик, трезвонишь, может, чего-нибудь нужно: не случилось ли чего? Ах, кнопку на телефоне нажать? Ах, чтобы шлагбаум поднялся... Ой-ой-ой, как же мы не подумали... щас-щас-щас".

Нет, я без обид, какое! спасибо за всё, за кровать, за посиделки. Скучно не было, хоть никто и не ругался: а чего ругаться: войны-то в стране нетути!

Я незатейливо промок до нитки от непосильной нагрузки. Я завонял как бомж от такой непосильной нагрузки. Я мог кончиться там же... от непосильной нагрузки, там, в середине подъёма, промеж красиво покрашенных в нежное... э-э-э… не цвета испуганной нимфы, а как-то по-другому немного, салатное стен… фисташковое, может? цветочки там ещё на подоконничке. Ага: всё по иностранному, и музыка Пинк-Флойда вовремя, всё охраняется, всё под контролем… Бдительных Лиц...

А тут бомж, ну не совсем, конечно, бомж, а бомж с квартирой, просто живёт по-бомжовому…

Потому что инфарктник и на всё наплевать.

Потому что пенсионер, и снова наплевать.

Успеть хочу. Написать типа мемуаров… что-то. Великую литературу, во!

– Носки, случаем, не драные? – сестра спрашивает. Это в момент, когда я о великой литературе думал… Да уж!

– Нет, – говорю, – у меня их десять тысяч. И пиджак белый есть, для похорон берегу. Даже могу на свадьбу соизволить надеть. На племяшкину. Она у нас в городе Т., на архитектора учится. Жалко орденов нету, а то было бы красиво!

А сестра: «Можем подарить чёнить из старья, у нас много если чо... тряпок, шарфики там, шлёпы… Надо?»

А я: «Нет, не надо - не надо. Шифанер от изобилья распадается. Я же Плюшкин. Это у меня наследственное!»

…Ага, и жена его аж из самой Москвы... а он плюшкин-неплюшкин, сам он из-за приезда жены носится как обезьяна по лестницам! Не перед женой, нет, просто потому, что кровать ему не нужна, а жена велит.

Ибо ей будто бы стыдно будет... это я сейчас так думаю...

Если меня обнаружат протухшим: не в кровати, а на полу: в ворохе тряпок. Сразу же на неё всё спишут: не озаботилась, мол, о муже, хоть и бывшем, у русских это непорядок. А она мусульманка, но хочет покреститься, а я сказал, что это не вполне правильно: веру менять… хоть ты и в Москве живёшь и Москве пофигу какой веры у неё граждане.

А там – не в Москве, а у меня – и богатые тряпки есть, вы не думайте: бомжи бывают высшей категории.

Например, одеяло у меня из настоящего китайского шёлка – ну да, из самого Пекина вёз, в год Олимпиады купил там... ага, вот такой я был спортсмен: на Олимпиаду в Байлинг ездил... да-да-да... в 2008-м, именно, когда грузины напали, а мы им ка-а-ак врезали... да, губернатор посылал, да.

Смешно было там. Много там шуб понакупили. Некоторые.

То был не я. Одна – самая умная – купила, а в переноске её шмоток участвовала вся группа. Ну-э… почти вся.

А кошка будет висеть на стене, потому что от меня... то есть от моего... это, ну от оболочки... ум-то уже в ноосфере… сильно завоняло... а её истошного ора никто из соседей не услышит. Стены кирпичные, дверь железная. Вот и спряталась от запаха. Подальше. На шторе меньше пахнет. Ой, забыл: штор-то у меня и нет. Где же будет сидеть и выть от горя кошка: хозяин-то мой исдох, мол, раньше меня, мол, как же я его буду хоронить, такого большого, мол, у кошек таких больших коробок отродясь не водится.

В полицию позвонить не сможет: русского языка-то не знает. Ну и вот.

Жена говорит: «Отдай сеструхе ключ-то от хаты. А то точно: помрёшь, по кошке поймут, а дверь железная, как войти?»

Я: «Как войти? А полиция на что? Вызовут полицию, дверь пихнут. Она вывалится. А тут я! Смешно же!»

– Чё ж тут смешного?

– Так я же живой буду. Просто пошутить решил. Ради сюжета. Чтобы посмотреть: как оно бывает в такой ситуации, и придут ли журналисты, или нет. Селёдку «протух», подложил поближе к двери, чтоб нормальней воняло. А к кошкиному хвосту привязал консерву с погремушками, чтобы орала».

– Ну у тебя и шуточки, – говорят.

Я: «Я же графоман. У нас так всегда».
--------------------------
фрагмент 3 читать тут

Литтл Маунтинмэн

Бывшая. Фрагмент 1

(без названия)
1

Мёртвый сегодня день. Чёрный. Весна со снегом. Апрель. Вот же! Природа! Никакой жалости к сибирякам.

Асфальт у нас какой-то непомытый: жёнка так сказала. Среда ко всему.

Целый год я на этом сайте, ЖЖ, мать его, и был даже, по-нечаянности наверно, шеститысячным с хвостом, это дофига, и я думал, что такое счастье аж наполеоновского движения в Москву, не в Саратов же, будет и в дальнейшем, и что какому-нибудь Варламову придётся потесниться ввиду появления меня.

Но не тут-то было. Робот тут не дурак: он меня опустил быстренько. Сначала приподнял, чтобы повыше, а потом: ша-а-рах! Оземь! Наивных задавак тут не любят.

И вот в таблице рейтингов вчерась – то был вторник: они так и случаются: перед средами – закончил, наконец, голодное долгое блуждание вокруг высоченных крепостных стен Десятитысячника и гордо водрузился ровно на 9900-м месте. Это ещё не в самом городе, а как бы оседлал зубцы этих стен. Но всё равно уже успех. Это ведь на фоне пяти миллионов журналов. Журналов! а не собачьих хвостов! Это, вовсе не так уж херовастенько, простите… по-ласковому надо, я ж теперь житель Десятитысячника, но без прописки пока, я ж не хотел никого… Что? Слезть со стены? Почему? Ё-моё!

– Ага, – думаю, – справедливость однако, всётки восторжествовала: я вас раскусил подлых ЖЖ-рабовладельцев: тупое репостирование здесь значится гораздо больше, чем глубоко эшелонированные  индивидуальные записи. И я хитрил почти месяц: ничего сам не сочинял: а постил и постил, по три поста каждый день, и по собственной изюминке добавлял: с периодичностью одна изюминка через три дня. Я не блогер и не постер. Просто пришлось так поступить, чтобы не как какашка посреди озера, а чуть-чуть ближе к берегу. Пошли они все на! Изменю своему кредо (временно: три шага назад – четыре вперёд, так учил Ильич). Я не блогер, я не чокнутый, и не делаю тут бизнес. Я честный до кристальности. Но буду таким чуть после: не сейчас. А сейчас я сознательно, не по наивности хитрю: я буду неуклонно ползком: двигать к Варламову. Держись Варламов: к тебе ползёт революционер с тихой бомбой в форме змеи.

А как буду совсем близко, так и выползу: из глубокого эшело... ой, из арьерг... оп, из тыла (там у меня резервная наступательная армия: текстов из моих книг, не таких уж конченых)... и как нападу... гудерианом, идри его муттер! Змеёй хрясь! Он на кусочки. Варламов. С Долей вместе. А я сажусь в его трон. Варламовский. А Доля мне носит еду: он только ранен, но руки-ноги есть: а не соизволите попробовать стерлядочки, господин хороший?

***

Ан фиг! Чёрная, видно, сёдня среда!

Ну никто не читает: что за хрень!

Так снова меня вычеркнут, и снова я буду болтаться за чертой бедно...тьфу осёдла... оседла... тьфу, нужности, во.

Во всём думаю, кто-то или что-то виновато.

А свалить есть на кого. Из "длительной командировки" в столице (на заработки человек уехал) вернулась жена... вернее, по-делам, не навсегда. Разведённая, не бойтесь, дамы, эй, кто хотел моего тела? я по-прежнему свободен. Хоть и не мальчик. И бицепсов уже нет, да и не было особенно. Но и пузо не совсем уж пивное как у некоторых ровесников: если вжаться и не дышать, то можно даже принять за хорошо сохранившегося: волосы из носа и торчки из бровей не в счёт: это до ближайших ножниц.
------------------------
Фрагмент 2 читать тут

Литтл Маунтинмэн

Погода и кошки

Ночью отключили тепло. Спасибо. Утром, как и полагается, пошёл снег. Ничего удивительного. В квартиру прорвался холод. Это странно: лучше бы жар. В носу образовалось кое-что. Совсем напрасно. Кошка замёрзла в контейнере и перебралась ночевать ко мне. Это не зоофилизм, но инициатива ради жизни. Спасибо за доверие. И плевать ей на антигадин, и на капли контрсекса. Да здравствует дружба между людьми и животными.

От чего может быть разрыв сердца даже у здорового человека

(перепостил pol_ektof)


Сердце – главный орган в системе кровообращения. Без сердца невозможно «доставить» кровь к внутренним органам. При разрыве сердца движение крови становится невозможным – человек умирает от шока.

Многие полагают, что разрыв сердца может случиться из-за сильнейшего стресса или от испуга. Мол, «довели» человека до сердечного разрыва, постоянно огорчая его. На самом деле разрыв сердца – это смертельное последствие инфаркта миокарда. 8% пациентов, которые перенесли инфаркт миокарда, умирают от дальнейшего разрыва сердца – чаще всего, в первые сутки после случившегося. Причем первый инфаркт опаснее второго, потому что во второй раз не разрыва сердца быть не может. Это происходит потому, что образовавшийся рубец устойчивее.

Разрыв сердца – это нарушение целостности сердечных стенок. Разрывы сердца бывают внутренние, наружные и внешние, когда рвутся сосочковые мышцы и межжелудочковые перегородки. Бывает полный разрыв сердца – когда сердце повреждается по всей глубине.

Мифический испуг
Существует миф, что от сильного испуга может произойти разрыв сердца. На фоне отличного здоровья такого случиться не может. Физически развитый и здоровый человек переносит стресс без тяжких последствий: у него может немного подняться давление, увеличится сердцебиение – но не более. А вот если человек не привык к физическим нагрузкам, то выброс адреналина может спровоцировать инфаркт миокарда, а как следствие – разрыв средней стенки сердца. Разрыв сердца из-за стресса может случиться, только если стрессовая ситуация наложится на инфаркт.
Читать дальше...Свернуть )
Литтл Маунтинмэн

Где кто, и что почём. Морячки



------------------------------------------
Я в спальном аврорском чепчике. Майка моя из Парижа, джинсы из России, вентиляционная дыра на них проделана в городе Угадайка, увеличилась в Лангре (фр. город-крепость): зацепился за памятник «Обороны Лангра от всех подряд». На нём ещё можно было лежать и пить пиво. Знаете такую удобную концепцию?
На моём пузе в чёрном мотузке – не догадаетесь даже с трёх попыток... – пол-лимона рублей в евровых бумажках. И столько же на банковской карте – вот что. Половина - это аванс, выданный одним благородным спонсором на книгу (обещал купить авторские права, с некоторыми, правда, грабительскими условиями), а другая половина – "общак", собранный на автопутешествие по Европе лично нами самими. Я был кассиром и штурманом экспедиции. Я в ту поездку был сказочно богат, а по внешнему виду не догадаешься: простачок-простачком, и улыбка-то ехидны, стёбаря и скунса.
Старичок с бородой – это прототип Порфирия Сергеича Бима из романа-хождения "Чочочо". Запоминайте! Да-да-да, именно того самого... у которого в сумке, всегда! что у него на плече, как полагается! ровно пять! Пять! Пять! бутылок пива. Хоть в Финляндии, хоть в Парижике: без разницы. Местного брэнда только.
В книге и в жизни он отвечал за Гринпис. То бишь за чистоту в салоне. Вот несколько правил из Устава:

1. рыбью чешую на крышу Рено не складывать;
2. если остановились в лесу, то мусор после себя жечь;
3. если куришь в пути, то бычки за окно;
4. блевать в целлофан сколько душе угодно... лишь бы не останавливаться на подъёме, а мы же шли по Альпам, аж по вершинам. Хотя и в долины ныряли. Всё, что нечаянно (да! Именно ты, сволочь и слабак) натворил, будь добр: на остановке в урну.

Были строчки Морального Устава. Это как бы подраздел духовной экологии:

5. материться открыто только в салоне, при иностранном народе - только на непереводимом русском и исключительно на высоколитературном сленге;
6. самим к себе обращаться на "Вы";
7. приставать только к порядочным женщинам,
7.1 денег им не давать - всё по любви;
7.2 нет любви – нет траха.
8. встречных мотоциклистов в кювет;
9. чешских шпионов Вовочек не обманывать, а
9.1 одарять их баблом и тушёнкой,
9.2 устраивать их к себе временными поварами, чтоб не нищенствовали в Швейцариях и не помирали с голоду.

Вот кто их туда забрасывал? Чего чехам от Швейцарии надо? Кусок русского золотого запаса?
Так там давным-давно уже ничего не разберёшь: всё переплавлено, добавлено платины, наставлены чужие вензеля, разобрано по частным бомбоубежищам и тоннелям с шифрами, ловушками, пугалками.
Найдут его лет этак через тысяч десять и будут ещё удивляться: зачем, почему, откуда в Альпах столько ровненького золота в кирпичиках – однако инопланетяне забыли... ах, ох).
И так далее.

Сейчас мы дружненько спустимся с моста к Неве, и прикончим всё пиво. С лозунгом "за дружбу между народами"!
Потом один морячок с нашим генералом, которого нет на снимке (из скромности) сбегают за водкой и закусем. А один останется в добровольном залоге.
И мы уничтожим водку: все три бутылки. В прошлой публикации было две, но Бим меня поправил: он помнит точно: три! Столько же, сколько было селёдок.
Двое обаятельных индийских моряков – это двое индийских курсантов со своего настолько же прекрасного, как и они сами, индийского учебного крейсера. Их имён, понятно дело, и инвентарного корабельного номера не озвучиваем.
Они на обыкновенной ядерной практике.
Заодно изучают берега Балтийского моря. Чтобы знать где безопасно швартануться, и чтоб без дам, которые вечно мешают честно служить. Зашли вот гульнуть в град Питер. А тут: бабах! и мы с Бимом: откуда ни возьмись.
И ещё с нами один скромный генерал... ходит хвостиком. Ходит медленно, а мы его всегда поджидаем. Потому как «у него сердце», видите ли...
Будто мы спортсмены!
Служить параллельно нашей Родине мы индийцам не предлагали.
Впрочем на все сто процентов я не уверен. 50 на 50. После трёх бутылок-то, на пятерых.
Так как это у нас было типовой международной шуткой.
Сколько мы просквозили стран, столько раз, помноженное на число 2-3 и подшучивали.
Сколько раз шутили – столько же раз наблюдали побледнение несчастных европейских лиц. Которых судьба-злодейка столкнула с нами: независимыми и по добру глумящимися козликами. Один из них оказался графоманом. Это был я. В общем, все европейцы попадались на удочки. Как только речь заходила о бабках, тут же вербовка становилась оживлённее. Бомжи соглашались даже считать полицейские лодки на Сене. А чешский шпион Вовочка готов был по утрам драить наш автомобиль и чистить наши тапки.
Наши новые товарищи из Индии явно не согласились бы.
Для них это выглядело бы предательством. А для нас обыкновенным провалом.
Посмотрите на их правильные ро... тьфу, на лица. Да и мы не особенно были порядочными на вид, кто бы нам поверил таким?
Где доказательства, что мы не из контрразведки, а просто клоуны?
Да просто посмотрите на наши лица..., то есть, тьфу, на явные рожи!
Кто бы нас, таких,  нанял бы так по-недоброму шутить?
Разве можно ставить на таких балбесов, причём, развалин... на небо пора…

Фотографирует нас герой-генерал из уже озвученного мною романа.
Он просил не публиковать его настоящего имени.
Ну и ладно, ему же хуже! Роялти не получит.

-----------------------------------------
оригинал текста здесь