May 24th, 2017

Литтл Маунтинмэн

А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе

Оригинал взят у fater_varus в А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе


Спустя четверть века после войны в глухом лесу был найден вросший в землю танк с хорошо заметным тактическим номером 12. Люки были задраены, в борту зияла пробоина. Когда машину вскрыли, на месте механика-водителя обнаружили останки младшего лейтенанта-танкиста.

У него был наган с одним патроном и планшет, а в планшете — карта, фотография любимой девушки и не отправленные письма.

25 октября 1941 г.

«Здравствуй, моя Варя! Нет, не встретимся мы с тобой. Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер.

Рана моя жестока. Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из трех танкистов остался один. В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.

Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам.

Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь. Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям.

Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов. У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить.

А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.»

Твой Иван Колосов

Литтл Маунтинмэн

ДОКТОР ЖИВАГО, ЦРУ, НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ




Это  моя (Ярослав Полуэктов) рецензия-реакция на статью С. Лихачёва (ник в PROZA.RU «Редактор Сергей Лихачёв») «Открылась правда о романе Доктор Живаго Пастернака».
Статья опубликована здесь:
http://www.proza.ru/2015/10/23/1011

На фото: В день присуждения "нобелевки" Пастернаку за роман "Доктор Живаго".

ТЕКСТ.
Похоже, статья уважаемого (на самом деле мною уважаемого и весьма!) Сергея Лихачёва посвящена двум вещам.
Первое: отнести Бориса Пастернака к писателям второго эшелона.
Второе: выразить обиду прежде всего в том, что что поэт (как условно считается) Борис Пастернак взялся писать прозу, нарушая академические каноны романописания, к которым Сергей Лихачёв имеет прямое отношение.
Именно поэтому Редактор Сергей Лихачёв как бы является с одной стороны обвинителем «виновного» поэта Пастернака, а с другой – защитником  всей правильной академической науки, в сети которой попал неудачник и сырой прозаик Пастернак, и который эти сети сильно портит фактом своего пребывания в них. А как же не возмущаться Лихачёву: ведь до сих пор дух этого раскритикованного и заклеймённого персонажа смеет барахтаться и пытается разорвать ячейки этой сети!
 Есть ещё и третья сторона: она несколько пасквилеобразная, или слегка одиозная, потому как налицо односторонняя и политизированная настроенность мэтра критики против бедного «поэта» Пастернака, бесчестным образом обрётшего Нобеля.
Почему поэт бедный? Да потому, что поэта нет на белом свете, и мало того, что ему досталось в своё время от литературных союзов и литературной элиты того послереволюционного, военного и послевоенного времени, так он ещё и не сможет защититься сегодня, потому как мёртв и не оставил для своей защиты адвокатов.
Полемика по поводу Пастернака не стихает по сей день. О чём это говорит?
1. О том, что роман актуален.
2. О том, что он действительно не однозначен, и в оценках в том числе.
3. О том, что заинтересованные лица – литераторы и политики – до сих пор подливают масло в огонь. Одни - для того, чтобы обвинить Пастернака в продажности и никчёмности его литературы. Другие, наоборот, для того, чтобы объявить Пастернака достойным назначенной ему идеологическими врагами советской власти нобелевской премии, то бишь почти-что гением, а заодно борцом за свободу. Может, и в обратной последовательности. Это у кого как.

Как всегда правда находится где-то посередине. Я бы добавил, что и немножко сбоку от середины: как бы в перпендикулярном измерении, то есть и не так, и не эдак против обозначенного в пункте №3.
Просто Пастернак оказался в перекрестье: и идеологий политических, и в способах художественной оценки у невежд-читателей и образованной критики.

– Ну нельзя поэтам писать прозаических романов, – считает Лихачёв, мотивируя это тем, что у них этого не получается и, более того, у поэта на лбу клеймо, а именно: данный поэт левачил футуризмом. Видать, это по Лихачёву, большой грех – футуризм.
Многие же уважаемые поэты, литераторы и критики обоих жанров считают ровно наоборот, относя футуризм в поэзии к значительным и ярким явлениям русской культуры. Как минимум, к непременному поэтическому опыту, или к историческому этапу. Так же, как к любому модернизму или авангарду в любой другой области культурно-созидательной человеческой деятельности (архитектура, изобразительное искусство, театр, кино, музыка, промдизайн и др.).
Ну да ладно. Интересно, найдётся ли хоть один гражданин филолог, который сможет противопоставить своё ИНОЕ мнение об авторе «Доктора Живаго» ярким нападкам уважаемого критика и «учителя литературы» С. Лихачёва на неживого поэта, который, на свою беду, стал ещё и романистом, а также лауреатом Нобелевской премии? Которую, кстати, и вообще речь об этом, Пастернак не стал получать по вполне понятным причинам.
Причины отказа? Да очень всё просто: Пастернак был в списках «непечатаемых», а тут нобелевка, да ещё и замазанная грязными лапами ЦРУ, да ещё и, судя по всему, не только в качестве рекоменданта, но и частично проплаченная этим самым ЦРУ.
Кому хочется кроме непечатания, стать ещё узником совести на манер Солженицыных и прочих, или быть выдворенным из СССР с клеймом грязнописца, мающегося декадента, диссидента, предателя? Правильно, только сильным, или на самом деле замешанным, или не сдержанным на слово, особенно в условиях русско-народного и тотального доносительства. КГБ в этом смысле работает гораздо тщательней ЦРУ.
Однако, Пастернака никуда не садили: так… устроили небольшую травлю. Ну, мягко, свои же, по-товарищески предупредили, чтобы Пастернак сам лично, патриотически осознав идеологически скользкую ситуацию, отказался от получения нобелевки, а иначе – мало ли что может случиться иначе. Квартирный вопрос, например, может резко ухудшиться, или заказы на переводы (не денежные, литературные) вдруг прекратятся. Пастернак так и сделал, как ему посоветовали товарищи по цеху. Фамилии этих товарищей мы знаем. Протоколы сохранились.
Кстати, нападок на деятелей революции, и на самую идею революционного обновления страны у Пастернака нет. Ещё чего не хватало! Лучше сразу в петлю. Если уж критиковать, то откуда-нибудь из-за моря.
К советской власти у Пастернака видимых претензий нет. К революции, гражданской войне, к идеям социализма Пастернак относится по-разному (да и книга писалась долго, и сам Пастернак эволюционировал), но, в основном, настороженно или сострадательно по отношению к втянутым в это кровавое дело людям.
Можно назвать это философским отношением к жизни и истории, с привлечением Христа и Евангелия по случаю и в качестве мерила справедливости.
Прямым образом Пастернак антисоциалистической и прочей крамолы старается не произносить. Это проявляется несколько «мимикрированно и к романической, и к жизненной ситуации»: в виде предположений и речей, которые он вкладывает в уста своих героев, нигде не акцентируя на том, что это есть его собственные мысли.
Чисто юридически, если судить честно, то подкопаться к такому Пастернаку трудно. Но, при желании, а это в революцию и в последующие времена делается вполне просто: экзекуирование без какой-либо пошлой буржуазной или демократичекой элегантности. К стенке и точка! Варианты:  решётка, поселение, строительство канала, Соловки.
И редко политическая философия Пастернака подтверждается действием. Герои романа скорее плывут по течению, нежели производят «героические» действия.
В романе нет ни грамма от поэзии, которую Лихачёв пожелал увидеть лишь виду того, что автор носит ярлык поэта. Кто этот ярлык повесил на Пастернака, никто не знает. Может, чисто хронологически выглядит так? Ведь начинал Пастернак с поэзии, и "выбился в люди" именно благодаря поэзии.
Может, именно подозрительная политическая неопределённость в прозе Пастернака не понравилось литературной и политической элите того времени? Ведь до «перестройки», уж не говоря о «демократии», ещё было далеко, и никто из обывателей об этом даже не предполагал.
Кроме того, неясность политической позиции любого писателя, пишущего об обществе, схожа с кукишем в кармане. А это любой элите обидно.
Кроме того, в русской культуре традиционно считается, что это именно писатели, а не иная организационная структура или яркая отдельная личность, являются провокаторами революционных и эволюционных потрясений, ибо именно они обозначают на бумаге настроения и тенденции общества. Они это могут делать долго, это им не надоедает: такова их работа и душевный настрой – раскачивать, желаемое и неясное ему, болтающееся в воздухе городов и деревень «нечто» критическое, следовательно, правильные и цивилизующие идеи внедрять в люди и внушать правителям.
Плохо это или хорошо, полезно или самонадеянно – кто его знает, но – по умолчанию – считается именно так.
Отсюда также следует, что манипуляции писателями, как "трибунами",  или глашатаями, или выразителями настроения народа, так  это великое дело, удобный и конкретный рычаг  для раскачивания общества изнутри. Чем и прекрасно пользуются: одни – политики,  внутренние оппозиционеры и внешние враги, и чего побаиваются другие: тоже политики, но те, кто у власти!
Поэтому последние и стараются "рулить" литературными процессами, превращая искусство в политический инструмент, инструмент вращения людскими мозгами -  мыслящими группами и ведомой толпой.
Если же рассматривать «Доктора» с позиций сегодняшнего «демократического», практически вседозволительного дня в плане словесности и нахождения в ней политических цветов и их оттенков, и попробовать отнести данный роман к левым, правым, либеральным, к иным «крутым» и вредным, антисоветским или антикоммунистическим идеям, то мы видим, что для этого нет никаких оснований.
Пастернак, являясь относительно осторожным и непартийным человеком, пребывает в позиции преимущественно ОПИСАТЕЛЯ реальной действительности, пусть и слегка правленной согласно внутренней позиции автора. Потому-что иначе и не бывает.
Позиция писателя порой чувствуется не в самом тексте и сюжете, а между строк – тонко и в настроении – не больше, не прямо и не топорно. Иначе цена писателю как мастеру слова и трактовок внутреннего "я" – "ноль".
Пастернак не политик. Он чаще – немного наивный, чувствительный философ с лёгким и неуверенным религиозным уклоном, а вовсе не трибун, не злопыхатель, не критик, не ниспровергатель системы, не подпольный революционер-идейщик, тайно пишущий воззвания. Ну нет этого, хоть заищись!
Так что ЦРУ в своё время слегка лоханулось, отнеся «Доктора Живаго» к антисоветской литературе. А главные литераторы СССР в лице КГБ и прочих подсказчиков правильных жанров клюнули на наживку и устремили свои копья на несчастного писателя-жертву.

Лихачёв освежает эту давнюю и подзабытую в годах тему, прямо или ассоциативно связанную с недавним прецедентом. А именно: присуждение той же самой, получается, что пресловутой, нобелевской премии белорусской писательнице Светлане Алексиевич за её роман «У войны не женское лицо».
Не только я, но и многие читатели моего века, и, уверен, столетия прошлого, не являясь ни либералами, ни политизированными критиками, ни работниками ЦРУ, ни просто сочувствующими ЦРУ гражданами, а напротив, очень даже ненавидящими это самое ЦРУ с их вмешательской, провокационной вознёй, тем не менее, в данном случае говорят просто большое СПАСИБО господину-товарищу ЦРУ за столь успешное, пусть и скандальное, прицепление Бориса Пастернака к мировой литературе.
Это лучше, чем пребывать во всех литературных эшелонах кроме первого, куда Пастернака записали завистливые и сами заполитизированные хуже некуда наши доморощенные, любящие какую-то иную свою правильную хрестоматию, критики.
Всякий прошлый дореволюционный и большевицкий, любовный и романтический, поэтический футуризм Пастернака литературный отдел ЦРУ посчитал, видимо, не имеющим отношения ни к таланту, ни к политике, ни к прозе Пастернака. Так, баловство, ошибки: "Заплатим за Нобеля, невзирая на футуризм".
И это выглядит гораздо честнее, нежели точка зрения С. Лихачёва, где он напрямую связывает никакущую прозу Пастернака с плохой поэзией Пастернака.

«Пастернак – «неряшливый поэт», – утверждает С. Лихачёв, – и проза его, разумеется, такая же: не в свои сани сел поэт, зачав писать прозу. – Как оказалось, подходящую только для политических игрищ, – примерно так считает Лихачёв. И нет там, мол, никакого искусства.
Лихачёв, ни грамма не сомневаясь, а даже бравируя академической правдой, будто она есть, или должна таковой являться для простого люда чуть ли не путеводительной Библией в русской литературе, отводит Пастернаку роль пассажира ВТОРОГО ЭШЕЛОНА.
(Может быть и так. Всё дело в том - ЧТО считать первым эшелоном; и второе - ГДЕ вообще находится разделительная планка между эшелоном первым, вторым и последующими).
Эту весьма спорную и притом идеологизированную и сдаточную, ввиду пакости ЦРУ на нобелевском поле битвы, мысль, Сергей Лихачёв усиливает привлечением на свою сторону Льва Данилкина.

У меня же есть своё мнение на этот счёт. Оно отлично от мнения автора Лихачёва и привлечённого Данилкина. Но, вопрос художественных качеств «Доктора Живаго» это совершенно отдельный вопрос, требующий определённой подготовленности. Я не готов его рассматривать непременно здесь в надежде, что к теме художественности или антихудожественности прозы Пастернака подключатся литературно подкованные, не ангажированные свежей политической смутой люди.
Ясно дело, что присуждение нобелевской премии любому автору не обозначает автоматического  присвоения произведению статуса гениального: настолько люди уже привыкли к продажности многих общественных институтов.
Наш читатель, а также профессиональный критик, со временем окончательно разберутся: стоит ли читать прозу Пастернака или выбросить её в мусорную корзинку. И какой тут номер писательского эшелона, если прозу не выбрасывать. Мнения, разумеется, разделятся. Да так и до'лжно.
А ЦРУ спасибо! Пусть оно почаще так заблуждается. Даже столь давний Нобель - это хорошая реклама русской литературе в целом. Знай, мир, наших!
И тут многогранный русский мир – сам не зная того – понатыкал капканов, в каковые попадаются даже "специалисты" из ЦРУ.

С уважением, но и с некоторой досадой, Ярослав Полуэктов
Литтл Маунтинмэн

Самоедия - наследница погибшей Гипербореи?

Автор
i_mar_a
1726


На всех старинных картах большая часть нынешних территорий России, примыкающих к Северному Ледовитому океану, названа Самоедией. На некоторых картах название написано такими же крупными буквами, как и Тартария. И это означает, что и значимость ее была не меньше? Рассмотрим последовательно карты, начиная с самых старинных и до наших дней.



Самоедия
Карта Абрахама Ортелия (Abraham Ortelius) 1570 года

На ней в районе между Северной Двиной и Печерой нарисованы крупные животные. Наверное, медведи? Почти по центру – палатки и люди с верблюдами. Это, скорее всего столица Тартарии –Тобольск. Одна из надписей на этой карте о Золотой Бабе:

«Zlata Baba, id est aurea vetula ab Obdorianis, & lougorianis religiose colitur. Idolum hoc sacerdos consultit, quid ipsis faciendum, quoue sit migrandum,imsumq. (dictu mirum) certa consulentib. dat responsa,certique euentus consequuntur.»
(Золотая Баба или старуха из золота преданно почитается Обдорианами и Югурами. Священник советуется с этим идолом об образе действий и направлениях движений и (поразительно говорить об этом) она даёт обращающимся к ней ясные ответы, ведущие к определённым результатам.)



карта Меркатора
Фрагмент карты Меркатора (Antique map of Tartaria (Minor) by Mercator – Hondius,1607). Ссылка на карту


Самоедия
КАРТА СЕВЕРНОГО БЕРЕГА РОССИИ 1612 г. Исаака Массы

Вверху карты написано: “Карта Северных Руссов, Самоедов, конец Тунгуской земли, которую русские начертили, а Исаак Масса перевел.”

Хорошо, что хоть один честно признался! Что он не сам там плавал, по этим северным, покрытыми ледяными торосами водам, а взял уже готовую русскую карту и перевел ее на немецкий язык. Надо понимать, что вполне возможно, и остальные все иностранные карты тоже? Где, интересно, хранятся все русские источники,  с которых они свои карты перерисовывали?

На этой карте, кстати, выше Новой Земли показана не вторая часть острова, а материк! Это лучше видно на карте Меркатора, из его атласа мира 1595 года:



карта Меркатора
Фрагмент карты Меркатора, 1595 Карта  в высоком разрешении

Получается, что та русская карта, которую Исаак Масса перерисовал в 1612 году, на самом деле намного старее. И не с той ли русской карты и Меркатор рисовал свои? В 1595 году он еще рисует материк, а уже в 1607 году – нет. Но датировки карт могут быть неверны.

Самоедия на карте Ремезова:



карта Ремезова
Фрагмент карты из Чертежной книги Ремезова, лист 20, 1701 год

Север здесь справа. Синим цветом зарисованы упоминания о самоедах и Золотая Баба. Вдоль реки Полуй показаны какие-то города или захоронения. Но текст не смогла разобрать. В самом верхнем правом углу карты написано “Каменные горы” по-голландски. И нарисовано что-то похожее на проход. Написано “passagie”, а по-русски: “Воловка, крусе (?) ход через камень, с Обью”. Интересно все таки название “Каменные горы”. А разве горы еще и не каменные бывают?



Самоедия
Фрагмент карты William Faden:The Russian Dominions in Europe with the Post Roads and New Governments (Русские владения в Европе с почтовыми дорогами и новым правительством), 1808. Вся карта здесь

На этой карте Карельский полуостров назван Русской Лапландией, а Архангельская область –  Архангелом.



Самоедия
Фрагмент карты мира А. Vuillemin, 1854. Карта в большом разрешении

На этой карте Самоедия занимает обширную территорию от Онежского озера (Ленинградская область) до реки Анабар (Якутия).

Для сравнения со старыми картами современная карта этого региона:



карта России
Фрагмент карты России

Самоедия –явно русское название, так как состоит оно из русских слов, смысл которых никому, кроме знающих русский язык, не понятен.

Википедия по поводу Самоедии пишет:

Самое́ды, они же самодийцы — общее название коренных малочисленных народов России: ненцев, энцев, нганасан, селькупов и ныне исчезнувших саянских самодийцев (камасинцев, койбал, моторов, тайгийцев, карагасов и сойотов), говорящих (или говоривших) на языках самодийской группы, образующих вместе с языками финно-угорской группы уральскую языковую семью. Большинство самодийских народов (ненцы, энцы, нганасаны, селькупы) проживает в Ненецком автономном округе Архангельской области, Ямало-Ненецком автономном округе Тюменской области и в Таймырском Долгано-Ненецком районе Красноярского края.

Переименовать самоедов в самодийцев предложил советский лингвист Г. Прокофьев в 1938 году, потому что название самоеды считалось обидным. А Казакстан был переименован в Казахстан в 1936 году, когда очевидно многие народы по каким-то причинам были переименованы или перенесены.

Н.Витсен в своей книге “Северная и Восточная Тартария” о Самоедии и самоедах:

«Область Самоедия имеет соседей на юге народы Обдории, на севере Ледяное море, на западе она граничит с частью Московии, а на востоке с Пясидой.

Самоеды по образу жизни похожи на животных. Они едят мясо умерших от болезни свиней и других животных.

Они живут и кочуют родами, странствуют по неровным и бездорожным землям, по горам и долинам. Они возят свои палатки с собой на очень легких санках. Их одежда сделана из меха, изнутри выделана очень мягкой шерстью. Они спят на очень мягких деревянных стружках. На ночь они выбрасывают свою одежду из палаток вместе с большинством домашней утвари. Палатка натянута между растущих сосен. В середине вырыта яма для очага. Большинство из них плосколицы и некрасивы. У них почти не растет борода. Волосы черные, длиной до ушей. Мышцы тела очень твердые и почти негибки – это я сам выяснил, когда ощупывал их. Женщины делают всю домашнюю и другую работу. Мужчины занимаются только охотой и рыбной ловлей.»

«Одежда самоедов сделана из шкур животных шерстью наружу, подбита птичьим пухом или самым мягким мехом какого-либо животного и красиво сшита нитками из кишек. Штаны тоже из меха, но подбиты или удвоены. Пимы внизу штанов служат им обувью, но сделаны из самой крепкой части кожи. Рубах они не знают и у них совсем нет белья. Они носят шапки из того же меха и покрывают их капором, пришитым к кафтану или платью, наподобие монашеских капюшонов.»

О происхождении названия самоедов:

«Название «самоеды» значит: сами едят, хотя мне неизвестно, чтобы там было людоедство.»

«Русские говорят, что самоеды получили свое название оттого, что прежде они как каннибалы ели друг друга. Это тем более правдоподобно, что они и сегодня еще едят сырое мясо, так же как и вареное, а также падаль и помои. Но сами они говорят, что «самое» значит «туземцы», потому что они всегда жили в этой стране, в отличие от других народов, которые меняли свое местожительство. В настоящее время они являются подданными Их Царских Величеств Московии.»

Интересно все таки откуда самоеды знали о том, что другие народы меняют свое местожительство?

«Самоеды приходят на Новую Землю ловить рыбу и моржей. Но зимой они возвращаются на юг. Это привело к тому, что многие думали, то самоеды живут на Новой Земле. Они там, правда, имеют свои постоянные места, куда причаливают на своих лодках и где держат свои рыболовные снасти, но там не живут. Чем дальше на восток от Архангела по берегу моря, тем красивее и белее и менее дикие там люди.»

Расстояние от южной точки Новой Земли до острова Вайган – 50 км, а до материка, наверное, еще столько же. А если плыть не от крайней точки до крайней? Тут без навыков навигации не обойтись. В море видимость горизонта -3,6 км. Т.е. оторвавшись от берега на 3-6 км, вокруг остается только бескрайнее море и никаких ориентиров.

Интересно, на каких лодках они плавали на Новую Землю? Не на таких же:



картина ненец
В ожидании морского зверя. Из жизни новоземельских ненцев [1896], А. Борисов

В океане на такой лодке, по-моему, нереальная задача. Тем более, что спокойным этот океан не назовешь:



Новая Земля
Птичий базар на Новой Земле. А. Борисов

Даже трудно представить, как туда можно доплыть вот на такой лодке :



Новая Земля
В путь дорогу. Новая Земля. 1912

А это что? Похоже на пирамиду:



Новая Земля
Новая Земля, 1912

Говоря о тех местах, Витсен упоминает Гиперборею:

«Относительно Рифейских гор Мартинус Капелла говорит, что там находится конец людского мира. Плиний то же самое говорит о Гиперборейских горах. Около Гиперборей, считали, находится ось мира и первый венец созвездий. Солин говорит о них: «В Европе находятся Гипербореи; считают, что там кончается мир и что там последний венец созвездий.».

“Клювериус говорит о них следующее: «Говорят, что выше Аримаспена лежат Рифейские горы, откуда дует северный ветер, где всегда лежит снег. Выше них встречаются Гипербореи, которые простираются до другого моря».

Рифейские горы на карте Меркатора нарисованы вдоль побережья Северного Ледовитого океана :



Карта Меркатора
Фрагмент карты Меркатора, 1595

Под горной грядой имеется надпись: «Camenoi poyas, hoc est orbis terre cingulum mons, Hyperboreusveteribus» (Каменный пояс, это мировой горный пояс старых Гиперборейцев)

Эти же горы изобразил и Ремизов на своей карте (север внизу), горы показаны желтым цветом:



карта Ремезова
Фрагмент карты из Чертежной книги Ремезова, лист 46, 1701 год

Из книги Н. Витсена:

«Выше скифов, говорят Стефанус и Дамастес, живут исседоны, а выше них – аримаспы, а выше этих опять идут Рифейские горы, откуда дует северный ветер и где всегда лежит снег. За ними идут Гипербореи, а затем видно море (Смотрите у Эвстати  относительно Дионисиус  и Фестус Авинуса.)”

“Стефанус тоже говорит (Книга 2, глава 5.) что эти Рифейские горы – иначе Рипеи  – это Гиперборейские горы.”

“Мела говорит, что эти горы лежат под осью созвездий. Земля, говорит он, там плодородная, что теперь, однако, не так.

“Гиперборейский народ, говорит тот же Мела, раньше посылали с девами первые плоды в Делос в честь бога Аполлона.”

“Некоторые древние писатели путают Рифейские горы с Гиперборейскими, и часто называют одни вместо других.”

“Многие древние писатели называют Гиперборейские горы Обскими горами – под названием реки Обь, и некоторые считают, что они лежат недалеко от этой реки и что люди, живущие там, – самые северные из всей Европы, что так и есть на самом деле.»

В настоящее время этих гор не существует. Может быть, это было искусственное сооружение, позднее разрушенное? Какая-то заградительная стена от холодного северного ветра? Ведь горы могут очень существенно менять климат. Что мы наблюдаем в Крыму: ЮБК имеет субтропический климат, и там пальмы зеленеют круглый год, в то время как на остальной территории, в степном Крыму, температуры, а главное, холодные ветра бывают такой силы, что северяне (ха-ха) не выдерживают, убегают греться назад на севера.

Остатки Гиперборейского Каменного Пояса?



истуканы Коми
Каменные истуканы Мань-Пупу-Нёр, Коми

Официальная версия, что это – столбы выветривания. Обветрились остатки стены после ее разрушения?

Далее из книги Н. Витсена:

«Гиперборейские горы лежат, согласно данных древних писателей, к западу от реки Обь, в Самоедии. С этих гор, они думают, берет свое начало река Танаис. А Плиний говорит, что они покрыты снегом и что эта часть света от сотворения мира проклята и всегда лежит во мраке, где властвует только холодный, суровый северный ветер. За этими горами в устье Оби живет народ, который раньше жил очень счастливо и долго там, где сходился крайний круг звезд с осью мира. Там, якобы, нет ни споров, ни болезней, богам поклоняются в общем согласии. С жизнью расстаются сами, с радостью, после сытой жизни, прыгая либо в море, либо со скалы вниз. Они жили в лесах и питались почками деревьев. У мужчин, как и у женщин были короткие волосы. Говорят, они были набожны и соседние народы оставляли в покое, так что там было убежище для изгнанников.»

Этот народ жил долго, а вернее вечно, так как уходили из жизни они по собственной воле, когда считали, что им уже пора уходить. Сколько же лет этой легенде? Интересно, что Витсен (вернее тот, кто прислал ему это сообщение) говорит об этом народе в настоящем времени, как о все еще существующем.

«Ферариус говорит, что реку Обь раньше называли Карамбукис , что она отделяет Азию от Европы, и что в нее впадают реки Протака и Сала, которые современным путешественникам незнакомы. Она протекает, по его мнению, между областями Обдория и Самоедия.

Стефанус говорит, что есть такой народ – карамбукцы, это гиперборейцы, что значит: люди крайнего севера, названные так по реке Карамбукис. И еще он говорит, что Эликсона – это гиперборейский остров, не меньше Сицилии, и лежит он в море около реки Карамбукис, но где этот остров сейчас, должно быть, недалеко от устья Оби, мне не известно. Клувериус принимает за него Новую Землю, чего не может быть, так как этот остров был заселен, а про тот сейчас известно, что он необитаем.» ( Какой-то большой остров находился в устье Оби. Но сейчас его уже нет. Как и Рифейных  -прим. мое)

«Маурус Орбинус, итальянский писатель, живший в начале прошлого века, пишет там, где говорится о славянах, следующее:

«Когда русские из Биармии (как Вагрис рассказывает), примерно 107 лет назад плавали в Северном море, они нашли там в этом море остров, ранее неизвестный, и заселенный славянским народом. Этот остров (как Филип Каллимахус объяснил папе Иннокентию Восьмому) подвержен постоянному холоду и морозу. Они называли его Филоподия и он по размеру превосходит остров Кипр, и на картах мира они дали ему название Новая Земля».

Слово Биармия, очевидно. значит то же самое, что Пермия. Отсюда явствует, что в то время не очень много знали о Новой Земле, потому что этот автор говорит, что она заселена.» (А вполне возможно, она действительно была заселена! – прим. мое)

«Позади Каниноса, около Промоя есть порт или бухта для лодей, которые приходят из реки Мезень или города Архангела.

Очевидно, тут речь идет как раз о проходе, изображенном на карте Ремезова, о котором говорилось выше.

“Если идти на лодке вверх по реке Индига, напротив острова Колгуев, вблизи самоедов, живущих у океана, то придя к местечку Городище, где в прежние времена жили несколько народов, называемых шуди, которые воевали с русскими и больше уже не существуют. Остались только стены древнего города. Теперь русские, которые живут на реке Пинега и в виде дани должны ежегодно посылать в Москву соколов, которых они ловят здесь, построили здесь помещение с подвалом. Сюда они приходят осенью и остаются до Рождества, занимаясь охотой на соколов и торговлей с самоедами.

….. На обоих берегах этой реки красивые луга и в 4 милях от моря вверх по реке растут красивые ели, которые там называют ельник. Климат там умеренный и жаль, что упомянутое место Городище не заселено. Но сомневаются, может ли там расти хлеб.

Вдоль упомянутой реки, в глубине страны живут самоеды в палатках или хижинах, которые они называют сумы. Bыше в реку Индига впадает река Белая.»

Очевидно, этот древний город находился где-то здесь:



карта Ремезова
Фрагмент карты из Чертежной книги Ремезова, лист 46, 1701 год

Отрывки из книги Н. Витсена:

«.В книге карт мира Ортелия, изданной в 1570 г., а также и в 1582 г., где повторяется точка зрения Помпония Мелы, который жил при императоре Веспасиане, видно, как к северу, через реки Обь и Енисей, рядом с Новой Землей, нанесены большие страны, которых теперь там нет.»

«На основании Плиния и других древних писателей он (Филипп Клувериус) пытался доказать, что в областях вокруг истока реки Танаис и к северу до Ледовитого моря, жили народы, называемые «сарматы», и что о них кроме названия мало известно. Ледяное море, он говорит, было известно под названием Сарматского моря, в котором лежат острова, на которых жили народы ооны, гиппоподы и панотии. Клувериус считает, что это была Новая Земля и другие, к северному полюсу лежащие, острова. Это, однако, не может быть, ибо эти края безлюдны и негодны для житья.»

«Кн. I. Цитируя Страбона*, он говорит, что древнегреческие писатели называли все северные народы скифами и кельтоскифами.

И в Скифском море он помещает большой остров, в устье Оби, которого там нет.»

«Народы, жившие к северу, назывались мекриты, молгомсау, бадаи и самоеды, они поклоняются солнцу и красному сукну (говорит он). На Оби стоит известный купеческий город Грустина. Его теперь тоже не находят.»

«Ван Кейлен наносит на своей карте Йесо соединенной с Тартарией, о чем до сих пор еще нельзя говорить с полной уверенностью, хотя меня достаточно уверяли, что Йесо состоит из островов. Но они ошибаются в том, что изображают Ледяное море слишком просторным для судов, ибо у полюса, очень вероятно, находится земля и Тартария имеет большие молы, выступающие к северу и востоку. Кроме того, там большей частью море либо замерзает и покрывается льдом, или море полно льдин и стоит такой сильный туман, что плавание считают почти невозможным.»

Весь русский север просто усыпал мегалитами.



Мегалиты Карелии
Мегалиты Карелии


Мегалиты
мегалиты Кольского полуострова


мегалит
мегалит Верхняя Пышма


мегалиты
Мегалиты Таймыра


мегалиты
мегалиты Колымы

Много мегалитов собрано у Кадыкчанского и у Сибведа



Каменные шары
Каменные шары, Земля Франца Иосифа

Нынешние острова Северного Ледовитого океана – это остатки погибшей Гипербореи? Почему птицы до сих пор летят туда, чтобы дать жизнь своему потомству?



Птичий базар
Птичий базар, Земля Франца Иосифа PUBLISHED by Catsmob.com

Все карты и фотографии взяты мной в свободном доступе в интернете. Фотографии Новой Земли 1912 года взяты отсюда.