16 июня 2017

Литтл Маунтинмэн

Быть честным не означает неумения хитрить

Быть честным учат родители и учила, извиняюсь, «совковая» школа. Как обстоит в этой части теперь (при особом "русском капитализме") мне не известно. Думаю, что теперешним учителям, как субъектам "производителей услуг», сия грамота в обязанности не вменена.
Моральный кодекс строителей коммунизма канул в вечность и не заменён ничем. В каком-то смысле и «слава богу»:  целее будем. В применении к неорусским=прозападным условиям бытия понятие хитрости и поведенческая манера прислоняемости к тем местам, где водятся денежки, очень даже полезны. А кто этого не понял, тот «совок»: на нём не только можно, а нужно ездить, он сам по-простовщинке «сдал себя», и именно из него наиболее удобно выдавливать эти самые денежки: курочки по зёрнышку клюют.
В теперешных гуманитарных ВУЗах, надеюсь, понятия лжи и честности каким-либо "стыдливо приукрашенным" методом расшифровывают и втолковывают: с позиций реального (не книжного, не лозунгового) применения.
Увы, подробности эти, и настоящая правда касабельно естественной принадлежности лжи к разумной цивилизации (по-простому: вранья, наёба и прочих не особо толерантных синонимов) в обычных ВУЗах не преподаётся.
Знание приёмов лжи ведомо ИЗБРАННЫМ.
ИЗДРЕВЛЯ!
Ибо это весьма и весьма полезная прикладная наука от избранных - избранным ученикам.
Стопроцентно (без всяких вариантов), что  "лжеведение" в определённого сорта «избранных» заведениях является основным предметом.
Наматывайте на ус, простые люди: честность, навяливаемая сверху (учреждениями по управлению обществом, любыми бизнескурсами,  разного рода «шпионскими университетами», церковью и многими другими заведениями по управлению человеческими массами и отдельными особями) это удел низшей касты человечества.
"Институт честности"  в капиталистическом обществе насквозь лжив сам. Вот такой уж получается нонсенс.
При лживой конструкции общества честность есть тяжкий удел, ярмо народа.
Честность хороша в семье, где базовым поведением является любовь и открытость ближнему.
Честность же безудержная, впитанная с материнским молоком, то же порядочность, для применения во внешнем, преимущественно враждебном (в лучшем случае нейтральном, безразличном мире) оказывается  слабым местом человека. Это всё равно, что иметь (причём на виду у всех кольцо в носу - ибо честность видна невооружённым взглядом), за которое хитрому человеку удобно таскать туда-сюда человека честного. Честность в наше пусть "особо капиталистическое" время - всё равно, что глупость и наивность в мире лгунов и лжецов. Искренне честный в наше время выглядит скоморохом и юродивым (речь не о нормальной семье, а именно об обществе).
Вспомним ещё. Вот "институт исповеди" у христиан. А что? очень даже удобный приёмчик! Вроде бы взаимополезный. Человек облегчает душу, а церковь, вовремя и без особых усилий поддакивая, прощая грехи, или нравоучая (это уже умственный труд), получает заслуженную, законную мзду.
А за кадром остаётся: духовный клерк, тот что за занавесочкой, получает очень даже нелишние (духовно шпионские, разведочные) сведения об этом человеке. В это момент человеку в ноздри вставляют кольцо, а он даже этого не замечает и хвалит Бога.
Верующий это часть паствы, то есть дойного стада, которым владеет церковь.
Причём жульничает церковь очень даже нередко. За полторы тыщи лет вона как объелись: на обыкновенных паствующих куличиках, свечечных заводиках, книжечках, сувенирчиках, освящениях, погребениях, праздниках и т.д. (бывало брали и поболее чем свечечки: на строительство храмиков и часовенок). Всё это в пользу бога и веры, то есть дела-то все вроде богоугодные. Вот как можно распорядиться человеческим духом: и обобрать его, и успокоить: это честность такая своеобразная, человеколюбивая, но не бескорыстная, а с оплатой труда. Или это особая, отточенная веками хитрость, в которой эксплуатируют и превратили в товар чувства человеческие?
Больше верующих – больше честных (наивных, исповедующихся простачков) – больше правдивой (внутренней и скрытой от посторонних ушей) информации – ну оченно это удобно верховодителям духа и наблюдателям за политнравственностью!
Не зря в России «охранка» и церковь очень даже между собою ладили!
При отсутствии отличной мировой мусорки – интернета, куда очень удобно сбрасывать все свои «грешные» помыслы, зановесочка в исповедальне сотнями лет служила таким инструментом очищения от гложущего наболевшего одним субъектом – грешником (то есть нарушителем религиозного канона), и накапливания суперполезной, притом сортированной информации лицом и организацией, заведующими духовным состоянием отдельных групп общества и общества в совокупности.

Не забываем также о другой стороне жизни - о прямых контактах честных и добрых  с хитрыми и злыми. Опыт гласит: если ты невыносимо, до неприличия добр (так тебе сказала супруга), то у тебя про запас, и всегда с собой, должны быть кулаки. Они как аргумент: если тебя за твою доброту чересчур контактно дрючат.
А до пуска кулаков, как минимум, проверочно и упреждающе, у вас должен наличествовать и пускаться в ход дипломатический инструмент - остро наточенный, литературно-саркастический язык с миллионом язв, незаметных простоватому хитрецу - гопнику и быдлу (а вам-то от этого станет легче!), и некоторые, шире обычного, знания в области нравов.
Я к тому, что должно быть  звериное чутьё точки: когда перепалка вас-остроумника и гопника через секунду перейдёт в физдраку. Бейте тогда упреждающе первым: вы до этого сделали всё что могли. Можете ногой в пах, если кулаки соперника толще. Полиция может этого не оценить и составить протокол не в вашу пользу, но история, супруга и ваши дети вас простят и не осудят (вы же никого не убили, а победили в кулачной дуэли).
Это как раз тот случай, когда законы не успевают за изменениями в атмосфере: заведомо слабый должен иметь право на первый удар.

Человек с топором, критик

Понятие "ложь" устами правдоохочей американской организации. Часть 1

3e0a681195684_5600d0c1bc68b.jpg Пара фраз от репостера, то есть от меня.   Правдоохочая американская организация, в числе прочих видов информационных контор также сетевая контора, это Washington ProFile.

   Свою политику она строила на непредвзятой информации.
   Начало было бурным, содержание оригинальным (надо же: ПРАВДА!), окружение демократичным - потому как из самой свободолюбимой страны, и посему внушало русскоязычным мечтателям, находящимся у руля конторы WPF и обожающим Америку, огромные надежды.
   Но, как вы думаете, сколько времени может просуществовать на американском демократическом небосклоне слишком уж правдолюбивая информационная организация?
    Русские догадаются сходу: "А не особенно долго". Потому как валенки с ватниками знают наверняка: ПРАВДА в АМЕРИКЕ не в чести: на то она и Америка.
    К чести же этой (несколько наивной) организации WPF надо сообщить читателю, что она сумела плыть в соляной кислоте относительно долго (а существовала она на гранты, надо полагать, таких же честных и наивных грантодателей, как и мечтательные капитаны) аж целых ДЕВЯТЬ ЛЕТ : с 2000 по 2009 годы.


СТАТЬЯ. Часть 1

Врать способен не только человек, но и некоторые человекообразные приматы: шимпанзе и гориллы. Некоторые примеры такого рода приводит зоолог Ричард Бёрн в книге "Думающая Обезьяна". По его данным, в животном мире достаточно сложно обнаружить примеры лжи (если конечно, не считать таковой мимикрию). Однако введение в заблуждение ближнего известно и братьям нашим меньшим. К примеру, если группа шимпанзе находится на земле и ищет пищу, то иногда отдельные обезьяны, которым повезло, и они нашли еду, не информируют об этом окружающих, а прячутся, чтобы съесть все самостоятельно - хотя в большинстве случаев эти приматы подзывают своих голодных собратьев. То есть, по версии Берна, это образец "обезьяньей" лжи.

Чарльз Форд, автор книги "Ложь! Ложь! Ложь! Психология Обмана", утверждает, что чтобы быть человеком - необходимо уметь врать. Человеческая цивилизация была бы невозможна, не обладай люди этим качеством: "желание соврать - это совершенно естественное желание, возникающее у каждого человека". Форд объясняет это следующим образом: цивилизация основана на способности разных людей общаться друг с другом, передавая различные сигналы - речевые, мимические и пр. Однако способность эффективно обмениваться информацией зависит, прежде всего, от способности понимать собеседника. То есть, ложь появляется лишь тогда, когда обманщик понимает, каким образом возможно ввести в заблуждение другого человека. Следовательно, чем больше лжи - тем больше взаимопонимания.

Ричард Райт, автор книги "Моральное Животное", утверждает, что, чем развитей система коммуникаций - то есть, язык - тем выше уровень и больше количество лжи. По его мнению, человек - самое нечестное существо на планете. Это вызвано лишь тем, что люди много общаются друг с другом. Райт выдвигает гипотезу, что ложь развивалась по мере развития цивилизации: у первобытных людей было относительно немного возможностей для проявления этого качества - поводов для вранья было немного, обманщика легко было вывести на чистую воду, и наказания за обман соплеменников могли быть самыми жестокими. Однако по мере того, как усложнялась жизнь и культура, ложь получала больше пространства для реализации. Следовательно, переходя на новые ступени развития, человечество автоматически будет увеличивать количество производимой им лжи.

Ложь и недоговорки стали составной частью политики, во многих случаях это оказывало разрушительное влияние на мир. Тем не менее, Эрик Алтерман, автор исследования "Когда Лгут Президенты", считает, что политик и государственный деятель априори не может быть абсолютно откровенным перед аудиторией. Например, президент страны не может и не должен детально объяснять гражданам все тонкости проводимой им политики: многие его действия могут быть понятны лишь профессионалам. Поэтому выступления публичных политиков, как правило, заранее "лакируются", аргументация упрощается, упор делается не на факты, а на эмоции, способные вызвать ответный отклик у аудитории.

Бенджамин Гинсберг , автор книги "Американская Ложь", доказывает, что вся политика, по определению, основана на лжи и только на лжи. "Политика - это не битва за правду, справедливость и принципы. Намного более важно, что это битва за деньги, власть и статус. Сложно представить, что политики тратят столько сил и энергии только для потому, что они жаждут добиться аккуратной выплаты пенсий". Гинсберг декларирует, что без лжи политика была бы невозможна, как, вероятно, и вообще государственная власть.

Психологи из Калифорнийского Университета в Дэвисе, попытались найти ответ на вопрос: насколько легко ребенку обмануть взрослого. Как оказалось, в ряде случаев маленькому обманщику это не доставляет особого труда. Этот вывод был сделан в результате серии психологических экспериментов, в которых участвовали около ста взрослых. Им показывали видеозаписи интервью с 3-5-летними детьми. Интервью были подготовлены особым образом: детей просили рассказывать о реальных и выдуманных событиях, в которых они принимали (или якобы принимали) участие. В каждом случае подопытным взрослым предлагалось на выбор четыре истории: две версии реально произошедших событий (ребенок подтверждал, что это случилось на самом деле или категорически отрицал данный факт) и две аналогичные версии выдуманного события. После этого взрослые рейтинговали правдоподобие каждой из предложенных версий. Как оказалось, взрослые способны достаточно точно отделять зерна от плевел в случае, если дети рассуждали о том, чего не происходило в действительности. Однако вывести ребенка на чистую воду в случае, если он говорит о каком-то событии, которое имело реальную основу, оказалось значительно сложнее - во многих случаях взрослые делали неверные выводы.

Алдерт Вридж в книге "Распознавая Ложь и Обман" описывает следующую историю: в результате серии многочисленных опытов он установил, что среднестатистический человек способен опознать ложь в 44% случаев, а правду заметно чаще - в 67% случаев. Вридж считает, что этот парадокс легко объясним: по его версии, человек всегда выбирает наиболее безопасную стратегию поведения - выгоднее поверить в заведомую ложь, чем обвинить честного собеседника в передергивании. Вридж доказывает, что широко известные признаки нечестности собеседника (отведение глаз, частое касание лица, прикрытие рта ладонью и пр.) - не более, чем мифы. До сих пор не обнаружено доказательств их справедливости. Однако лжеца можно определить: по версии Вриджа, в процессе произнесения неправды обманщики говорят медленнее обычного, делают большие паузы между словами, приводят меньше информации и деталей, строят рассказ на четкой хронологической основе - от начала к концу (это признак того, что история была придумана, потому что невозможно сочинить, например, сказку с конца).