6 сентября 2017

Литтл Маунтинмэн

ПарЫж фр.20


20

– Я! Никогда! – грозно отреагировал Ксаня, как только предыдущий параграф объявили закрытым, – не жужжи: для куражу, жужужу. Блинс! Мы, щёлбана в лоб, в чужой стране!

Ксаня смертельно боится сочетания этих двух свиду обыкновеннейших слов, взятых автором в курсив и кавычки (для разных браузеров чтобы).

– Порфирий, мать твою ити! Если ты в чужой стране – а мы В ЧУЖОЙ СТРАНЕ – и если так будешь себя вести, то гуляй один! а нам твоя дальнейшая жизнь не интересна. Не хватало, чтобы мы «тоби из полицайи» вытаскивали.

Генерал наш успевает по ходу фразы шутковать языком. Литературно подкован. Кое-когда круче самого пол-Эктова.

Бим уткнул голову в асфальт. Как страус в песок. Он, кажется, втихаря посмеивался над Клиновской горячностью и его надуманными страхами.

Биму везде хорошо! особенно, если он с наполненным бурдюком. С пивом он герой! Без пива – беспомощный, бедный, обиженный судьбой ребёнок.

Он поддел сандалией бумажку.

– Ты же сам грозился, – продолжал Ксан Иваныч, проследив траекторию бумажкиного полёта: это навело его на мысль о воздухоплавании, – вот ты вот так: приеду, мол, в Париж, беру билет на самолёт и уезжаю нахер. Говорил так? Вспоминай! говорил?

– Ну, говорил. Только не на хер, а по-женски... в пим дырявый, плиз...

– Правильно, говорил! В Праге! И в Люцерне говорил. И в Карловых Варах заявлял. И в Регенсбурге...

– А мы разве были в Регенсбурге? – это сыронизировал Бим – сам над собой, и над всей компанией. Ибо компания, как известно по роману ЧоЧоЧо, промчала Регенсбург транзитом: в лотке автострады, сквозь стенки которого не только не был виден Регенсбург, но даже непонятно было – город ли там за скорлупками, деревня ли. Или вообще всего лишь место на карте – а в натуре нихрена нет или картонное Потёмкино место.

– Пошёл в свой дранный валенок! – Ксаня не удостоил просранный, так же как и Карловы Вары, Регенсбург и прямой вопрос Бима вниманием. – В Мюнхене дак ты вообще запоносил. Что? Кого? Нас хотел испугать? На колени поставить? Шантажировать вздумал? Вот подумай: может, та самая пора пришла-нет? А нам с Кирюхой пофиг! Правильно, Кирюха?

Ксаня повернулся с последним вопросом ко мне. А я пожал плечами и ухмыльнулся: мне официально предоставили выбор: с кем поссориться, а кому жопу подлизать.

– Короче, покупай самолёт и уёбывай в свою Россию... – сказал Ксаня Биму, не дождавшись от меня ни ответа, ни поддержки, ни нейтрального привета. И добавил: «в Обдель-Насер свой».

И сам испугался своих же – вполне неогеографиковых слов. Зачем тогда обострял?

Ксан Иваныч под конец речи онемел. И плюнул в сторону Булонского леса, то есть на северо-запад, двадцать часов тридцать минут по джипиэсу: «Вот! Я кончил».

И я кончил.

Да, кончил. Но, не в Булонском лесу. Кончил Лису. Петуха и быка. Но не в этом королевстве. Полный животный минор! Лады-ы-ы! Кому-у-у воды-ы-ы? Моё почтение, гражданы графоманусы!

Я кончил также считать – сколько раз Ксаня пошлёт в Обдель-Насер Бима.

Получилось десять Обдель-Насеров. А ещё пять раз послали в италград Пизу... с буквой «d» посерёдке. Тут хору мальчиков пропеть в Dминоре:«Ми, ми, ми!»

Все десять мужских и пять женских органов я пропускаю – достаточно раза – потому что это об одном и том же, только на разный лад.

Ксан Иваныч просто не умеет компактно оформлять мысли. Потому, что он категорический поэт архитектуры. И славный, по большому счёту, человек.

И он заранее знает, что если даже в усмерть перессорится с Бимом, и что, если бы у него в этот момент было бы двуствольное ружье на два патрона зараз, то он всадил бы в Бима шесть потенциально возможных пуль, не брезгуя каждый раз перезаряжаться и клацать затвором, а потом – по окончании патронташа (а большая часть пуль выпущена по пустым бутылкам: и при этом ни одной утицы не пострадало…), то стукнул бы Бима ещё и прикладом… чтобы не видеть эту проклятую рожу, то...

/Звук смахивания. Удар прикладом по башке. Смех привидения. То Клинов оборотился./
------
продолжение следует

Метки:
Литтл Маунтинмэн

Многоэтажный жилой комплекс в Вене: хотели бы так жить?

Оригинал взят у azalia_terra в Многоэтажный жилой комплекс в Вене: хотели бы так жить?
Оригинал взят у varlamov.ru в Многоэтажный жилой комплекс в Вене: хотели бы так жить?


Жилой комплекс Alterlaa – один из крупнейших жилых комплексов во всей Австрии, он расположен в южной части Вены и занимает площадь 24 гектара. Комплекс – это не только жилые дома почти на 10 000 человек, но и торговый центр, клиники, школы, детские сады, спортивные и игровые площадки и большой парк, который занимает больше половины площади микрорайона. Поэтому Alterlaa называют городом в городе.

Вообще, идея не нова: сама концепция микрорайонной застройки предполагала, что микрорайон должен был самодостаточным, как отдельное поселение. Со временем идея извратилась, и сегодня у нас жилой микрорайон – это бесконечное поле муравейников без какой-либо инфраструктуры. Австрийский Alterlaa можно назвать идеальным микрорайоном. Здесь архитекторам удалось воплотить все идеи об образе жизни человека будущего, каким его представляли полвека назад. Но даже идеальный микрорайон показывает, что идеи были ошибочными, и сегодня подобное жилье на Западе не строят.

Читать дальше...Свернуть )