April 21st, 2018

Литтл Маунтинмэн

Нулевой параграф


Нулевой параграф

Неужто у каждого графомана так устроено: мозг, как ошалевший от жары компьютер, ворошит память, сравнивает слова, выискивает омонимы, синонимы, копается в мусоре, а он – сам себе  большой начальник – только должен дать ответ: стоит ли вооружаться всем этим помойным набором, применять ли все эти литературные фокусы, ветхие и новые? Может попытаться найти какую-нибудь классическую логику, или уклониться, плюнуть на все эти филологические заморочки и полностью отдаться воле души? Вроде бы так. Он свободный человек. Хотя, почему бы и этак не попробовать, как советуют? Но почему обязательно по правилам? Он что, поддался дрессировке? Его сломали? Он что, лошадь в цирке, и должен бегать по кругу как и все остальные? Может он случайно откроет новый жанр, который только ему единственному под силу? Так бы и вырвался в пионеры.
Не выходит каменный цветочек у нашего конкретного графомана. Что-то не даёт этому упорному человеку сосредоточиться. Кто-то просто и бесцеремонно  вставляет палки поперёк его индивидуальности. И кладёт на его дороге шипы, и воздвигает баррикады, и ставит блок-посты. А он – опытный воин запросто все эти дела обходит, объезжает, или просто плюёт на это всё. А ему тогда – бах – ставят препятствие покрепче – мину подложат, в инете поругают, пустят по городу слух, мол появился новый литературный сумасшедший, нетопырь и козёл, дружить с ним нельзя, тем более ходить с ним в пивбары и обсуждать за пивком знакомых – так обязательно пропишет что-нибудь этакое, что кому-нибудь обязательно не понравится, а то и до инфаркта несчастного доведёт. На весь сайт ославят, аж будто в ночном гуан-сосуде прополощут мозги вместе с головой, причёску выстирают и выставят на конкурс.
Читает эти пасквили на графомана весь мир – с появлением интернета это делается запросто: от Маунтина Вью – там, допустим, проживают особые любители графоманской писанины или литературные шпионы ЦРУ – до огромного Гонконга – этой грандиозной мусорки всего и вся, и Амстердама, где хотя бы один завалящийся и притом не голубой читатель, а всё равно имеется.
Collapse )