2 июня 2018

Литтл Маунтинмэн

Представление Карамзиным Государю своей Истории государства российского

Считаю:
Отношение к Государям российским челяди унд иже вписываются примерно в такую градацию:

1. Если уж любить, то любить.
2. Ненавидеть, так ненавидеть.
3. Льстить, так льстить. Любому: любимому и ненавистному.

Среднего, мне кажется, не бывает. Если воззрение на Государя меняется во времени, как и сам Государь иной раз меняется, то для этого надо в первую очередь ВЫЖИТЬ и не "клевать" на пункт №2, за которым видится собственная значимость - часто переоцениваемая. А также наплевательство на свою жизнь, часто недооцененную: а также о родственниках неплохо бы подумать.
Если уж сравнивать на весах, то в живом виде можно принести больше пользы, (если говорить о пользе стране, а не о трескотне на кухне).    
А в мёртвом виде разве что попадёшь в исторические записи. И как ты там будешь выглядеть - нормальным оппозиционером или человеком чокнутым - всецело зависит от писателя записок сих. Если б умерщвлённые только б могли предположить что о них напишут, то, глядишь, не торопились бы в мертвецы. Так как перед стадией "мертвец" есть ещё стадия "выпытывание правды". И эта стадия чрезвычайно любопытна с точки зрения журналистики и психологии, однако конец банален и неизбежен: твои какашки смоют водой, а твоё тельце выкинут за ненужностью.

Просить благословения на книгу у Государя - это четвёртое в градации. Оно стоит особнячком: тут надо УГОДИТЬ при любом раскладе. Иначе попадёшь в пункт второй с припиской к пункту: "в кандалы его, что за херня в моём королевстве!"
У Карамзина, пожалуй, во главе пункт первый. Причём искреннейший. Ибо год не так далёк от победного (над Наполеоном в 1812-ом) и слава Александра делала его всенародным любимцем. Злопыхатели, пожалуй, будто на время повымерли.


текст ПредставленияСвернуть )