?

29 июля 2018

Литтл Маунтинмэн

Клаус Энзикат

    Акварель и обводка пером поверх - одна из самых распространенных техник в книжной иллюстрации. Но соотношение между тушью и акварелью сильно варьируются. Сегодня мы будем рассматривать иллюстрации Клауса Энзиката ( Klaus Ensikat) знаменитого и очень плодотворного немецкого иллюстратора. Его рисунки скорее восходят к классической иллюстрации - гравюрам, печатаемым с деревянных досок. Черно-белые гравюры могли подкрашиваться поверх вручную, но основной рисунок передавался именно черными линиями.

У Энзиката мы видим как раз это. Акварель служит легкой подцветкой, однотонными прозрачными заливками. Весь рисунок, объемы и тени делаются пером.


Все объемы тонко заштрихованы - посмотрите на многочисленные складочки на платье, у них нет контуров, только покрытые штрихом формы. Фигуры солдат почти сливаются с фоном, они собственно и нарисованы поверх общего цвета фона, и чуть-чуть подцвеченный воротники, волосы и одежда - просто тонкие слои акварели поверх серо-голубого тона фона. Энзикат не штрихует по форме предметов, как делали в старых гравюрах, его штрих почти архитектурный - параллельными линиями - определяет только тон.


Опять общая заливка розового фона с оставленными белыми лицами и слегка добавлено цвета в отдельные предметы.

Одна из особенностей этой техники - цвет нужно накладывать очень бледный и ненасыщенный. Штриховка и обводка деталей очень утемняет положенный цвет -посмотрите на портьеру, например.

В таком рисунке со штриховкой очень легко запутаться - картинка будет представлять собой массу разных линий, но сам рисунок будет трудно ухватить взглядом. Энзикат же виртуозно сочетает части со штриховкой и без нее - так, что мы видим весь рисунок отчетливо Лица обоих героев, например, имеют меньше штриховки, чем одежда и хорошо читаются. То же самое можно сказать и про ноги - смотрите, как сапоги этого Кота в сапогах ( а это именно он!) хорошо выделяются на фоне сложных деталей ножек стола, а ноги мельникового сына - на заштрихованном полу. Котик с бантом совершенно уморительный со своей женской физиономией.


Детали, контуры и драпировки - игра ровных и заштрихованных мест на рисунке.

В этой технике можно очень точно закрашивать части рисунка - как, например, здесь, закрашено кресло, а можно просто заливать разными оттенками фон и рисовать поверх него.


Энзикат обычно использует всего несколько цветов, в сдержанных неярких оттенках. Весь волк покрашен теми же оттенками, что и фон, но выделяется из-за штриховки пером - фрак его стал темнее и более лиловым, морда высветлена, панталоны подкрашены поверх коричневого тем же желтым, что на платье Красной Шапочки и выделяются потому, что вокруг них зарисовано мелкой растительностью.



Эта книжка у меня есть- легенда о Фаусте. На скане слегка проступают желтые полосы, их не нужно принимать во внимание. Это увеличенный фрагмент обложки - хотела показать, какая сложная и тонках штриховка лежит поверх акварельных заливок. Если в сказках Перро все штриховки были параллельные, то тут можно видеть и перекрещивающуюся штриховку и очень мелкие штрих, почти точки на лице. Перекрещивающаяся штриховка позволяет набрать более темный тон, потому что у параллельной есть предел, до которого можно близко наносить штрихи - дальше него линии будет сливаться в черные пятна..


Цвета более насыщенные, Но если мы посмотрим на пальто нижнего героя, тени набираются все равно тушью, а не более темным тоном акварели


Правый верхний край крупнее: большей частью излюбленная параллельная штриховка без обводок контуров теней.



Опять всего несколько оттенков цвета.

И деталь крупнее - светлая пентаграмма остается в промежутках штриховки на полу. Более темные места на камнях и в плаще заштрихованы перекрестно


Еще один крупный фрагмент:


Один из небольших, не на полную страницу, рисунков. Разноотеночная заливка сине-сиреневой одежды придает рисунку более живой, рукотворный вид, штрихи вырисовывают детали и складки, но не позволяют потеряться общей форме.




Еще несколько картинок из разных книг. Хорошо видно, что иллюстрации будут видны и понятны, даже если цвета не будет - рисунок и штрих несет главную информацию в рисунке.









На американском Амазоне Энзиката не так много и книги его довольно дороги. Я своего Фауста привезла из Германии. Но на немецком амазоне его в изобилии .

Еще одна книга с акварелью и рисунком пером поверх - Forgetful Fred иллюстратора Friso Henstra - была у меня раньше: часть первая, часть вторая .

Иллюстраторские техники: китайская живопись gongbi двумя кистями

(перепостил pol_ektof)
Сегодня в рубрике "иллюстраторские техники" мы рассмотрим нетрадиционный подход для западного художника, но очень традиционную китайскую манеру.

Вы все, наверное, видели, очень реалистичные и живые в рисунке, но при этом очень декоративные картины китайских художников с четкими границами предметов и фигур  и удивительно нежными и деликатными переходами цвета.


(Wang Meifang and Zhao Guojing)

Вообще в китайских рисунках, даже в самых простых,меня всегда завораживали линии - как ловко художники умели рисовать тонкой кистью и тушью и завитки волос, и пальцы, и складки на одежде и лепестки цветов, и гнутые ветки. Очень живые линии, очень естественные и выразительные детали. Добавление цвета сохраняло всю графичность первоначального рисунка.

В традиционной китайской живописи есть два похода. Один спонтанный, когда точными, но свободными мазками на очень впитывающей бумаге рисуются такие "акварельные" размытые картины. Этот стиль называется xieyi. Рисование этим способом похоже на выписывание иероглифов - каждый мазок уникален в нажиме, тоне, изменении тона. Нельзя делать плавные заливки, каждый мазок окончателен, нет четких ограничивающих контуров.

И второй способ, когда рисунок очень точен и графичен, а цвет тонко и плавно набран внутри контуров.

(Zou Chuan An)

Вот эта вторая манера называется gongbi . И рисуется удивительно. Художник держит в одной руке сразу две кисти - одну с краской, другую с чистой водой. Подкрашивает уголок лепестка, молниеносно с легким стуком меняет кисть в пальцах и размывает нижнюю границу цвета в плавный переход. И так много-много слоев один поверх другого. И из-за хвата обеих кистей одновременно и из-за мастерского движения пальцев, которым в рабочее положение перекидывается нужная кисть, можно сильно сократить время, которое тратится на все эти тысячи слоев в картине.

Сначала в этих картинах по готовому эскизу рисуется тонкий контур тушью и кистью - все детали, все листочки, все вариации лепестков.  Контур не должен размываться, поэтому он делается тушью. А затем накладывается множество слоев цветных китайской акварелью, постепенно утемняется там, где внутри лепестков, под ними, под вырезанным краем листьев. От светлого контура одной кистью накладывается небольшая полоска краски, второй, с чистой водой размывается нижний край этого цвета. И постепенно набирается нужный оттенок или тон.

Работа всегда идет одинаково - "сверху" цвет начинается  с четкой ровной границы, "снизу" размывается, плавно сходя на нет.

Для такой работы нужно много терпения - накладывать множество прозрачных слоев маленькими кусочками. Вот на фото с видео Prof. Rao видно, как держать обе кисти одновременно. Кисть с темным ворсом накладывает цвет, мгновенное движение пальцев и  кисти меняются местами, теперь кисть с белым ворсом размывает все чистой водой.  В акварель или воду кисти тоже макаются по очереди, вторая всегда остается зажата между мальцами.

gongbi2.jpg
 Но в нашей традиции мы бы накладывали цвет, мыли эту же кисть, подбирали чистую воду и размывали границу. С двумя кистями работа идет гораздо быстрее, а умение держать их обе в руке еще больше ускоряет процесс!

Под катом три видео, где близко можно рассмотреть, как художник работает в технике gangbi. Текст идет на китайском, но все понятно и без слов. Это три  последовательных фрагмента одного процесса, каждое видео примерно семь минут. Художник рисует нежнейший пион -один из любимейших моих цветов и в жизни и в живописи.
Смотреть видео с техникой gongbiСвернуть )
Литтл Маунтинмэн

Shaun Tan

 репостировано из:  Мой любимый иллюстратор Shaun Tan
  
Два года у меня стоит в планах написать про иллюстратора Шона Тана, и я все время останавливаюсь перед объемностью того, что хочется рассказать. Надо же когда-то начать, и я решила - буду писать, как пишется, если все не умещается в один пост - пусть будет несколько.



Шон Тан - один из самых моих любимых иллюстраторов, я так им восхищаюсь и так его люблю, что дома надо мною постоянно шутят про него в духе анекдота про наган Дзержинского. Очень хочу, чтобы он как-нибудь приехал ближе к нам. А то вон Нил Гейман с ним практически дружит, но все встречи у них - когда Гейман приезжает в Австралию.

Да, Шон Тан живет в Австралии. Он небольшого роста человек,  с мягким лицом азиатского типа и роскошным глубоким голосом. Мне очень нравится в нем сочетание двух вещей - он очень интеллектуальный, философский, глубокий - и при этом очень простой,  без пафосности, без рисовки, почти застенчивый  на вид - но без запинаний, лепетаний. Твердый и спокойный. Он очень хорошо говорит и пишет - умно, не заигрывая с читателем и слушателем ни в какую сторону - ни в сторону упрощенности и искания дешевой популярности, ни в сторону заумности и самолюбования своей глубиной.

Его книги, хотя и выпускаются как детские, никогда им не были специально предназначены для детей. Он говорит, что то, что их любят дети - бонус и неожиданная приятность. Любят, да - у него куча призов за книги, и в 2011 году он получил премию Астрид Линдгрен. Это самая высокая награда в области детской литературы, и там нет отдельных номинаций  для авторов и иллюстраторов. Каждая страна номинирует одного деятеля в этой области, а  комитет выбирает из всех номинантов одного. (Не могу не похвастаться - моя сестрица была номинирована от России не так давно. Премию не получила, но в какой мировой компании побывала!)

Поначалу Шон Тан иллюстрировал чужие истории, но в последние годы придумывает истории (или тексты) и рисует к ним сам. Истории его всегда необычны, разворачиваются вокруг трудно формулируемых вещей, большей частью это место человека ( или какого-то существа в жизни, в окружении, во времени. В них часто очень мало текста, иногда совсем нет. Хотя в последнее время он выпустил и книги с короткими рассказами.

Книга про Кроликов, например, - книга про пришельцев, завоевателей, захватчиков в чужих местах.

The Rabbits


Red Tree - про девочку с чувством одиночества и депрессии. Минимум эмоций открыто проявленных, минимум текста - но очень завораживает.

The Red Tree


"Потерянная вещь" - и книга дивная и по ней сняли анимационный фильм, получивший Оскара. История про непонятную вещь-существо, которой не находится места в "нормальном" мире, с  бездушной и автоматической бюрократией. Но находится мир, полный таких существ.

The Lost Thing

А у меня еще есть вот такая, с очень красивой обложкой, в ней все три вышеупомянутые истории вместе собраны.

Мой любимый Arrival - самая знаменитая его книга. Это история квинтэссенции эмиграции, опыта вырывания корней и перенесения жизни в незнакомые, непонятные условия. Я про нее напишу отдельно!

The Arrival.Shaun Tan


Тут все его книги

У меня восемь, кажется, его книг, включая последнюю со скульптурными иллюстрациями. И я много читала его интервью и смотрела видео с ним. Мне хотелось понять, как у человека складывается такой художественный подход, как он рисует, как работает над книгами. Откуда все это взялось.

Он наполовину китаец, но себя китайцем совсем не считает, нет у него чувства принадлежности. В 1960 году его молодой отец приехал в Австралию учиться на архитектора. Приехал он из Малайзии, куда эмигрировали его родители-китайцы. Пока учился, ходил в канцелярский магазин поблизости покупать технические ручки для черчения. А в магазине работала будущая его жена и мама Шона. Она была белая австралийка в четвертом поколении, с предками из Англии и Ирландии. В конце концов они поженились, и отец его остался в Австралии.

Когда Шон был совсем маленьким, его родители переехали в пригород-сабербию Перта, построили там дом. И это было никакое место. Во-первых, сам город Перт, четвертый сейчас по величине из австралийских городов, расположен так, что до ближайшего более-менее большого города от него больше двух тысяч километров. Во-вторых, сабербия под Пертом была построена в новом и совершенно пустом месте - без истории, без какого-либо культурного прошлого, без связей с чем-либо, зажатая с одной стороны огромной пустыней, с другой - огромным океаном. Население было большей частью европейского происхождения, и полукитайским мальчикам и их китайскому отцу досталась доля расистского отношения. К тому же Шон был самым маленьким в классе, что тоже могло быть поводом к насмешкам.

Многие на его месте сейчас рассказывали бы об этом с горечью и обидой - недодали в детстве того и этого. Но Шон, что интересно, именно из этого своего детства выводит свою странность, нетривиальный подход к художественным задачам, отсутствие привычного, накатанного отношения и готовых решений.( Читать дальше )
Литтл Маунтинмэн

Arrival Шона Тана

     репостировано из: Shaun Tan: Arrival (Прибытие)

Arrival Шана Тана был придуман вокруг концепции человека, перенесенного в другое место, когда у него нет корней в окружающем мире,  когда все вокруг непонятно и чуждо. Шон начал читать эмигрантские истории, расспрашивать отца и понемногу сочинять историю о семье, отец и муж в которой должен был уехать на заработки в другую страну. Поначалу он исследовал историю китайских эмигрантов в  Австралии. Потом от историй китайских эмигрантов он перешел к историям эмигрантов из разных стран - с востока, из Европы - и решил что его история будет про эмиграцию вообще, про человека, который приезжает в незнакомую действительность, все ему непонятно, ни для чего у него нет готовых описаний, ему нужно найти работу, найти жилье, взаимодействовать с властями и чиновниками. Он прочел множество историй эмигрантских и пересмотрел архивы Эллис Айленда - самой крупной станции приема эмигрантов в Америке, через которую с конца девятнадцатого по пятидесятые годы прошло 12 миллионов эмигрантов.

Рисовал он книгу пять лет. Идея его менялась в процессе работы. Поначалу это была книга в 32 страницы и в ней был текст. Это была книга об общей идее эмиграции и воображаемой несуществующей стране. даже герои ее не были людьми, а были странными птицеподобными существами. Но затем Шону захотелось рассказать более личную историю человека, с подробностями, с которыми сталкивается каждый чужак в чужой стране, вплоть до мелочей - как купить билет на автобус в непонятной транспортной системе, как купить продукты, как снять жилье. Чем больше он рисовал эскизов, тем больше разрасталась история. В какой-то момент он понял, что слова лишние в этой книге, она должна возникать, как сон, медленно и  постепенно разворачиваясь.  Значит сюжет, движение,эмоции нужно будет передавать не просто иллюстрациями, а чем-то вроде комикса - последовательными фазами. От этого число страниц стало подбираться к ста, а так как по технологическим требованиям страниц в книге должно быть кратно шести, Шон остановился на 120 страницах.

Шон Тан не рисовал комиксов ( и не увлекался ими) и не ставил такой задачи, это должна была быть книга в картинках. Если есть текст, легко передать движение, написал " он встал, пересек комнату и взял книгу со стола" - и все произошло. если же делать книгу без слов, понадобится нарисовать последовательно эти действия. Так он решил, что в некоторых местах страница будет разбита на маленькие картинки, чтобы последовательно передать движение или эмоции. Это не совсем комикс. Он специально прочел книгу  про то, как понимать комиксы - Understanding Comics, и понял, что к его идее ближе японские комиксы, в которых меньше слов, но которые передают движение и эмоции.

Поскольку книга должна была быть очень дорогой в производстве - много страниц, одни картинки - Шон придумал сделать ее монохромной - и таким образом снизить расходы на производство и сделать ее более привлекательной для издателя. Потом оказалось, что выигрыш в стоимости по сравнению с полноцветом будет не такой значительный и Шон стал играть с идеей старого альбома, пожелтевших фотографий. Он придумал обложку, которая выглядит как старый альбом со странными фотографиями и отослал историю не только в другую страну но и в другое время - куда-то в девятнадцатый ( как он считал) век.




Вторым его вдохновением были сториборды фильмов. Шон и  относился к своей задаче, как к созданию фильма - очень хороший фильм, говорил он, можно понять, даже если вы выключили звук.

В ней сто двадцать страниц и все тщательно вырисованы вручную карандашом. Нарисовать начисто полную  страницу занимало у него неделю времени. Но он не спешил, потому что история ему очень нравилась и он хотел передать ее так как видел мысленным взором. Большую часть времени он посвятил придумыванию и развитию истории и собиранию материалов, но, конечно, основную часть времени заняло непосредственно рисование. Про работу подготовительную и его скетчбуки я еще расскажу в отдельном посте. А пока сама книга.

( Свернуть )
Форзацы покрыты как бы старыми документными фотографиями - вдохновляли его фотографии европейских переселенцев из архивов.


 И с первого шмуцтитула начинаются незнакомые надписи и непонятные слова:



Книга выглядит как старый пожелтевший альбом, в который приклеены  фотографии и старые бумаги.


Страна из которой герой уезжает, выглядит как среднеевропейская страна со странными особенностями. Но та, в которую он приезжает - гораздо более странная и непонятная, со странными животными и машинами.

 Первая страница с подробностями жизни дома:


 Семья собирает его в далекий путь. Бережно завернутая фотография. Для героя Шон тан позировал себе сам - это было и удобно, потому что референсов нужно было бессчетное количество - а с другой стороны, он как бы проживал эту историю сам.


Вот они собираются, просто быт. И вдруг - на улице на стене тень драконьего хвоста.


 Над городом летают драконы.


 Прощание на вокзале. Отец дарит дочери бумажную птичку. Все передано как кадрами  - вот он шагнул в поезд, вот его держат две руки - вот они разомкнулись. и поезд постепенно исчезает вдали.


Глава вторая - путешествие. Герой в каюте парохода, и мы как бы с каждым шагом отступаем и отступаем дальше.


Огромное облако и маленький пароход. Все рисунки полностью нарисованы карандашом примерно в натуральную величину.


Кадрики облаков:)


Прибытие в незнакомую гавань. У Шона самого нет эмигрантского опыта, он и родился и вырос в Австралии, поэтому воображение помогало ему создать страну, которая казалась бы странной всем читателям, чтобы передать идею жизни в незнакомой стране, в незнакомых обычаях и архитектуре. Он должен был придумать все в этой стране - архитектуру, транспорт, как города взаимодействуют с природой, какие растения там растут, какие животные ее населяют.



( Свернуть )
Обход бюрократов:




 Из гигантских труб выпускаются воздушные шары с кабинками - эмигрантов рассылают по стране.


 Вот он летит над странными незнакомыми местами,


 приземлился.


Что видит вокруг. Эти картинки тоже вдохновлениы нью-йоркскими сценками начала века.


Что показывают часы - непонятно. Что изображено на карте - непонятно. Прохожему он нарисовал кровать в блокноте - и тот понял, что нужно жилье.


Домохозяйка и комната.


 тут он обнаруживает странного зверя. Шон себе представлял, что в каждом жилище в этой стране обитает свой зверь - как домовой.


Открытый чемодан как окошко в мир дома... Вспоминает отъезд. Камера отъезжает... И мы видим дом снаружи.


Город


Узнал, как купить билет и сесть на транспортное средство


 Разговорился с девушкой. Она тоже недавняя эмигрантка. Серые рваные фотографии - это ее история.


А это герой узнает, как покупать продукты. У него нарисована еда в блокноте - образами можно общаться без слов.


Опять нашлись добрые люди и помогают - демонстрируют, какая еда есть. А потом мальчик просит отца пригласить нового знакомого в гости.


 Это история этой семьи. Некое такое  псевдо-советское пространство, где гиганты огромными пылесосами засасывают людкй.


Их семья убежала, спаслась и переплыла на лодочке в другую страну. А на правой картинке они уже в сегодня - плывут к дому этой семьи.


какие совы гигантские! Аааа, очень люблю эту картинку! Привязали лодку и поднялись в дом.


Готовят, едят, разговаривают, как могут.


Покупки и посылки. На табличке, наверное написано: осторожно, злая марабака. Но читать наш герой пока не может... Приходится спасаться бегством.


 Нашел работу на заводе:


 Разговорился со стариком с работы. Еще одна история эмиграции.



Старик отвел его к друзьям. они на горе играют в какую-то игру с шариками и конусами.


Годовой цикл растений - заодно понятно, что год прошел.


 И вот в небе долгожданный воздушный шар - семья прилетела!


 Вот они обнимаются, добежав друг до друга...


А это он им рассказывает про жизнь. Девочка убегает гулять...


И помогает вновь прибывшей женщине:)

И это только небольшая часть! В книге, как я уже говорила, 120 страниц - и каждую можно долго рассматривать.

Arrival by Shaun Tan на Амазоне

Предыдущий пост про самого Шона Тана

В следующий раз расскажу про книжку с его набросками и поисками решений для этой книги.
Литтл Маунтинмэн

Скетчбук Шона Тана к ARRIVAL

   Репостировано из: Sketches from a Nameless Land: The Art of the Arrival - Скетчбук Шона Тана
    Вслед за Arrival'ом расскажу теперь про сопутствующую книгу - с эскизами  и набросками к работе. Она оформлена  тоже как старый кожаный фотоальбом, только название сразу написано на "незнакомом" языке. И только ниже, мелкими буквами настоящее название: Sketches from a Nameless Land: The Art of the Arrival (Зарисовки из безымянной страны)


Книга не очень толстая - 48 страниц, но большого хорошего размера. В ней множество набросков и эскизов и очень интересные рассказы самого Шона Тана о работе - больше про идеи и философию книги, но и технических сведений полно. Я очень люблю и про технологии работы и про ход мыслей и идей - так что книгу перечитывала уже несколько раз.

На форзацах множество мелких эскизов. Тан рассказывал, что рисует действительно очень маленькие эскизы - во множестве- обрисовывает небольшие рамки и в них условно очень ищет концепцию. Но здесь, мне кажется, страницы из дамми-книги - эскизной книги в натуральную величину. Он за время работы над "Прибытием" их нарисовал несколько.




Шмуцтитул тоже как из  старинного альбома на незнакомом языке. Этот большеглазый зверек смотрит непроницаемым взором.


Маленькие рисунки, вклеенные скотчем. Он сам позировал для героя - фотографировал настоящие руки, заворачивающие фотографию в рамке, себя пишущим в блокноте, даже застегивание рубашки.


В первоначальной концепции идея "чуждости" была еще сильнее. Приезжающий был сам странным существом, полуптицей такой с клювоголовой. Но постепенно история сместилась - герой стал узнаваемым нам человеком, и люди в незнакомой стране были такими же людьми, но все остальное было непонятным и странным.


Шон Тан много читал материалов про эмиграцию, особенно большую волну эмиграции в Америку из Европы на переломе веков. Портреты на форзацах "Прибытия" прямо вдохновлены настоящими фотографиями эмигрантов. Слева - фотография настоящего Большого зала в Нью-Йорке, где регистрировали прибывших. А справа "Большой зал" из книги - множество людей, плакаты и флаги с непонятными символами, а за большим полукруглым окном трубы, из которых на воздушних шарах вылетают на место назначения эмигранты.


Слева тут наброски для стран, откуда прибыли ( или бежали) эмигранты - рабство, гражданские войны, гиганты-душевысасыватели тоталитарного государства. А справа - открытве ясные пространства  новой дружелюбной страны.


В этой главе Шон Тан рассказывает, как придумывал город-мегаполис. А я хочу обратить ваше внимание на одну вещь. И на картинке выше уже можно это заметить, но тут яснее видно. Я удивлялась, что это, потом рассмотрела очень детально и еще вдобавок услышала, как он об этом в одном интервью говорил. На странице с эскизом он рисует сетку перспективную. Не одну-две линии в нужных местах, а прямо тонким карандашом частую сетку - вертикали и сходящиеся горизонтали. А поверх этой сетки уже легко набрасывать любые архитектурные детали, рисовать улицы, дороги, внутренность комнаты или  вид на корабль. Если присмотреться, то видно, что башня слева прорисована множество овалов через короткие промежутки. И когда у него есть такая основа, легко на башне нарисовать любые кирпичи, окна, проемы, опоясывающие элементы - ничто не ляжет криво.


Начисто отрисованные страницы с прибытием героя в новый город - сначала кадры опускания кабины и выходя из нее, затем "камера" отъезжает и мы  видим перекресток , на котором опустилась кабинка. И хотя это уже хорошо отрисовано, для книги он нарисовал другое - стиль изменился, изображение стало более реалистичным - не как мультфильм, а как действительно фотографии из старого альбома. и герой стал не таким условно-графическим.


Рисунки для сцен в городе - то, что происходит на фоне действия. Шон Тан придумывал, чем люди могут заниматься в городе, как выглядеть. Хотя  в истории ничего не рассказано, он понимал, что город построен иммигрантами, все люди в нем  бежали от ужасов своих мест и построили общий  идеальный город (и страну) на основе уважения,  милосердия  и дружелюбия.


А в этой главке рассказывается, как он придумывал алфавит и неизвестную письменность. Буквы латинские просто вырезаны, скомбинированы, перевернуты - он прямо выклеивал их, вырезав кусками - и получился странный алфавит.


А это зверек-компаньон. По идее Шона эти зверики как бы "гении места" или "домовые", они принадлежат жилью - квартире или дому и дружат с его жильцами. Эту акуло-собачку Шон условно звал Дигги - как своего попугая.. В книге много этих зверушек, они сопровождают каждого встречного. Он хотел, чтобы они были непонятными и незнакомыми и описать из можно было словами - нечто рыбко (кошко, дельфино) образное. Прообразом внешним для Дигги стар головастик,  а характер и повадки взяты от  семейного попугай Шона. Его зовут Диего ( отсюда "Дигги") - и он умный, дружелюбный, проказливый, но не общяется как человек, во многом непонятный.


Жилье. И опять видна эта сетка!


Для того, чтобы нарисовать правильно и с правильным освещением Шон строил целые макеты из картона и бумаги, дела коллажи из реальных фотографий.


А тут рассказ, как он работал над окончательным рисунком. От концепции и эскизов, как герой приходит в гости, до конечного рисунка. Он позвал друзей в качестве моделей, сфотографировал их за настоящим столом, а потом врисовал в фотографию животных, странную посуду и приспособления ( фотография в правом верхнем углу). Затем сделал с фотографии чистовой рисунок - и сделал его в тоне, во всех подробностях карандашом - уже с животными, странным светом, незнакомыми продуктами и посудой.


Дерево, которое он придумывал, было основано на листочке с дерева, головке мака с семенами и крылышке бабочки - все это он нашел у себя во дворе. А сонцеобразная структура повторяется везде, встречается в декоративных элементах, часах, печатях, даже птицах.


На заднем форзаце тоже эскизы в квадратиках - как будет разворачиваться действие. Он решил что  у него будет такая сетка по 12 квадратов на странице - и через всю книгу этого ритма придерживался.

В общем, прекрасная книга с творческой кухней, с очень хорошими умными текстами и множеством рисунков. Я над нею с лупой сидела, чтобы рассмотреть все детали - есть у меня в библиотеке такая читальная, большая лупа.

Нужные ссылки:
все сразу про Шона Тана написанное у меня в жж - тут.

Про книгу Arrival, к которой относится этот скетчбук.

Книга Arrival  на амазоне.

Книга из этого поста с эскизами и набросками к Arrival'у на Амазоне.

Все книги Шона Тана на Амазоне.
Литтл Маунтинмэн

Дизайн персонажей с Викторией Кошелевой. Ч.1




Дизайн персонажей с Викторией Кошелевой. Ч.1



Character design - simple shapes




Дизайн персонажей с Тигрой – урок 1



На просторах интернета очень много информации о том, как что-то рисовать, в том числе и о разных правилах и особенностях дизайна персонажей. Однако подавляющая часть такой информации на английском языке, что не всегда удобно для начинающих. В таких коротких видео роликах я постараюсь рассказать самые базовые правила построения выразительного персонажа, упомяну некоторые нюансы и особенности в доступной и лаконичной форме.



И, самое главное, все это совершенно бесплатно ;)



Для наглядности давайте рассмотрим известных персонажей из популярных мультфильмов.


Треугольные формы всегда присутствуют в героях антогонистах в той или иной степени. Такие персонажи могут как полностью состоять из треугольников и угловатых линий, так и иметь острые углы на в целом мягких формах.



Персонажи, которые имеют в основе своего строения квадрат – по характеру могут быть весьма статичными героями, не желающими перемен, ничего не делающими, или просто изображать собой надежного героя, который в случае чего может защитить.



Самый распространненый тип дружелюбных и добродушных героев всегда основываается на окружностях и дугах. Такая форма может передавать зрителю отсутствие угрозы со стороны персонажа, ощущение его мягкости и доброты.



Ну и, конечно же, все эти формы могут использоваться вместе в том или ином сочетании. Строение персонажа может содержать в себе круги и треугольники одновременно, хоть это и явно противоположные дург другу формы. Именно разнообразными сочетаниями трех базовых форм, создается интересный характер героя уже с первых линий.



Каждый раз при просмотре мультфильма или какой-то иллюстрации с яркими и выразительными персонажами пробуйте мысленно разобрать их на простые составляющие. Старайтесь проанализоровать, на основе каких форм построен персонаж и как эти формы влияют на его характер. В дальнейшем вам будет все проще и проще применять эти три простых формы в своей работе.


Если урок был вам полезен, не стесняйтесь ставить лайки и делиться им с друзьями ;)


Смотри так же остальные уроки по дизайну персонажей.