9 августа 2018

Литтл Маунтинмэн

Доносительство - это небезопасно

  

   В предреволюционное время каждый пятый член РСДРП (Российская социал-демократическая рабочая партия) и всех её подфракций являлся штатным агентом царской охранки. Царские агенты находились и в руководящем ядре партии, и в руководстве каждой фракции (отличная работа внутренней службы безопасности!).
Увы, некоторые агенты госбезопасности являлись "двойными агентами", то есть работали и на царскую охранку и на какую-либо иностранную разведку.
Так или иначе, но практически каждый шаг (если не считать тайных сговоров "на бегу") партии РСДРП (а это любые крупные и средние сходки всей партии и фракций, собрания партийной верхушки и лидеров фракций, совещания и съезды членов РСДРП с большим количеством приглашённых и т.д.) был известен полиции.
  РСДРП при всей её революционности не считалась "радикальной": против тех же, например, полу-террористических "эсеров" и "бунда".
То есть деловые (революционные), романтические и спонтанные качества РСДРП были явно недооценены. Её члены, не смотря на привлечение  к партийной деятельности выходцев из пролетариата и из армии, в полицейской среде считались интеллигентскими болтунами, социал-либералами в чистом виде.
Кроме того, в среде полиции и армии также находились люди, сочувствующие демократам и либералам (а ранее народовольцам), не исключая высших чинов.
Вероятно, это, а также явление внутриполицейского брожения внесли свои пять копеек в процесс свержения самодержавия.
Совершенно не исключен вариант ПРЯМОГО участия некоторых важных лиц (подкупленных иностранными разведками) из "тогдашней" службы российской госбезопасности, свержению (понужденному отречению) царя. Ибо история содействия русских интеллектуалов и правительства (Дума, сход бояр, дворян) "цивильной загранице" против лапотной родины идёт издревле.
Это не является прерогативой нынешних либерал-патриотов: у одних с тайным, у других - простодушно и напоказ нататуированным клеймом лизуна сладких западных задниц, космополита (а по-простонародному: засранец, изменник родины, гнида). 
А возглавление революционно-переворотного движения большевиками в переходный период было просто "прошляплено" охранкой, которая была уже и не царской, но также ещё и не вполне "обуржуазившейся". Ибо за полгода "внутренней охранной перестройки", больше похожей на крах, перестроиться под нужды Временного правительства даже при полном сочувствии ему, было физически невозможно.
Свою роль в упущении контроля над ситуацией сыграло и частичное уничтожение революционными февральскими силами (возможно, под провокационным предводительством тех же ведущих осведомителей - могущих стать уличёнными) архивов царской охранки.
В результате этого штатные агенты охранки (10 тыс. человек) оказались не у дел (лишились именных досье, штатных и внештатных списков, платёжных ведомостей, бюджета и, соответственно, заработка).
Малооплачиваемые внештатники-крохоборы же (40 тыс. чел.) попросту попрятались в кусты, ибо сильно "запахло жареным".
При смене форм власти любого государства не в последнюю очередь жертвами становятся доносчики и провокаторы. Ибо их не любят в равной степени и наниматели и те, против кого доносчики работают.
Подлые и продажные люди, двойные душонки - более благозвучных имён у них нет: за редкими исключениями, когда работают по зову души: "под романтику шпионства", по политическому настроению, из мести.
Будущее России только лишь подтвердило эту простую истину (равно рекомендацию: романтикам от шпионства, если что): доносительство при неустойчивой власти не должно быть особо рьяным, ибо у ретивого да усердного неожиданно для него самого могут "удивительно беспристрастно выудить правду: отчего шустришь, мол". А уж прислонение доносчика к стенке переворотчиками власти вообще является логичной и достойной оценкой заслуг.
Так что, если есть желание доносить (ну ладно... осведомлять), то лучше это делать бесплатно: по зову души, так сказать. Ибо вольномыслие простить ещё смогут, хоть и плюнут в рожу, а продажность вряд ли.

   Разгром полицейского архива (Екатерининский канал, 103) в Петрограде. Февраль 1917 г.

PS: В посте использованы данные ОТСЮДА.