September 20th, 2018

Литтл Маунтинмэн

Литература как Вселенная. Часть 1


Литература как Вселенная

Часть1
------------

 Литература  близка к алгоритмике Вселенной: такой Вселенной, к которой приставляют Бога (или вариант посвежее - вселенский Разум).
 В таком варианте "Вселенной с Богом" литература - как повод к слипанию понятий - роднее для Вселенной, и они крепче слеплены, чем, например, литература и физика.

 Труды по физике, претендующие на новизну, несмотря на то, что писаны далеко не духовными чернилами, а также, применяя непонятные обывателю формулами (а зачем читать взялся?), тем не менее имеют внутри себя некий повествовательный сюжет (а потому и взялся, что заманно написано: как тонкий хоррор, а обрыдлого секса ни-ни).
 Сюжет этот порой вихрит увлекательнейшими фигурами.
 Между делом и специально он - сюжет - наезжает на фантазёров духовной и метафизической сфер, имеющих к физике хоть какое-нибудь отношение.
 Сюжет физического опуса манит вдаль. Доказательный сюжет как бы следует течению, заключенному в прочные и высокие берега. Хороший физический сюжет не любит соображений типа "захочу - сверну туда", или "захочу - остановлюсь". Физический сюжет требует разрешения конфликта и обязательно "физической морали" в завершении опуса, что в литературе не то чтобы запрещено, но противопоказано, дабы не разрушать до основания налёта тайны и вариантов судьбы.
 Сюжет в доказательной физике обязан доказать НЕЧТО, а не плутать в лесу противоречий. Хороший физический сюжет не ради аплодисментов, а по сути обязан разрушить ранее принятые  представления о сущности бытия - как физического, так и философского свойств, и по возможности сформулировать ЗАКОН. Иначе опус будет чисто риторикой, чисто болтовнёй, литературой на физическую тематику, а не наукой.
 Он - физический сюжет - подчас будто выбирается из криминального водоворота.
 Ловким маневрированием известных и новых, тут же обосновываемых подсмыслов, с литературообразной манипуляцией словами, разрешает трудную логическую или насквозь противоречивую физическую задачу.
 Или наоборот: сюжет будто встаёт на резко криминальный или сокрушающе еретический путь.
 Тогда запросто и безжалостно топчутся прежние физические святыни и гуру, а гениальным опусом обозначаются новые пути, и провозглашаются новые боги - приоритеты.
 Любви только нет среди всех этих физических монстров - антимонкад: в противоположность монкадам античным, поэтичным, всесильным - разрешающим по велению Бога любые событийные загадки.
 Несмотря на формально изображенческое сходство с литературой, на сюжетное развитие темы, физические труды являются не художественным описанием и не художественным вымыслом ради получения эстетического удовольствия, а всё-таки техническим и описательным действием, равно открытием-прозрением. Творчество тут безусловно присутствует, но лишь в малой степени оно является искусством изображения. Физический опус претендует не на ловкость написания, и не на зрелищность, а на истину и реальность.
 Если фантастика и вымысел откровенно и в разной степени искусства маскировки "под действительность" выглядывают из любой литературы (исключая честные мемуары), то физика напротив кричит: "Я и есть самоё правда". И: "А если вы мне не верите, то это говорит лишь о вашем тугоумии. Это ни на герц не поколышет  ровности моих научных изысканий, и ни на сантиметр не сдвинет моих сверхгениальных научных выводов. Впредь считайте это законом. А ежели и автор вам приглянулся, то можете называть его гением".
 Но крики о безусловной правдивости гениального физического опуса вовсе не означают окончательной правды, после которой противникам остаётся только повеситься. Крики говорят лишь об искренности автора, да и то не всегда.
 Напротив, в девяноста девяти случаях из ста, и по прошествии времени, уже другие ниспровергатели устаревших псевдоистин доказывают, что в "кричащих физических открытиях" - что ни шаг, то ляпсус.
 А "тихая физическая правда" вдруг расцветает из скромных и незаметных свиду теорий, и из практически бухгалтерских манипуляций с данными, полученными в результате кропотливых лабораторных опытов, или взятыми из неосторожных научных публикаций.
 Физики-творцы вообще обожают лупить мимо правды. При этом кричат,  что продырявили самое яблочко. А через дырку мишени, мол, теперь льётся дотоле спрятанный свет истинного знания.
 Многчисленные критики физических опусов радости создателям-гениям и создателям-прохиндеям от физики не добавляют.
 Но: вместе с создателями новой физической правды критики и коллеги нового оракула-автора являют в совокупности некий околонаучный, подчас очень шумный рынок. Там селёдок с капустами не продают, а пользуются ими: в качестве ударного инструмента при аргументации.

 В художественной же литературе правда (а также селёдки с кочанами) не требуется.
 Там требуется "правдоподобность", если речь идёт о реалистичной, как бы "классической" литературе.
 Или требуется закрученная интрига, если речь идёт о содержании.
 Или требуется мастерство написания, если литература предназначена для эстетов.
 Или требуется просто набор слов, если литература писана для... извините, быдла.

***

 Космическая физика оправдывается гипотезами.

 А литература утверждает: "я построена как Вселенная".
 И ей ничего за это выпячивание не будет. Ибо это истина в последней инстанции, Это аксиома аксиом. Ибо есть Автор равно Бог, и есть его творение равно Авторская Вселенная.
 Литературе даже не надо оправдываться. Кроме того, она не претендует на научные звания...
 Э-э-э, кажется соврал. Исправляюсь: она не просит, чтобы к лингвонимике слова "литература" кроме свойства художественности, информативности, изобразительности, чувственности и т.д. добавляли свойство научности. Если это не многофункциональный (многожанровый) околонаучный труд, конечно..., который иной раз по качеству и способу изложения весьма смахивает на литературу. Или литературой в чистом фильтрованном виде и является. Здорово я закрутил, правда? Речь тут  идёт, конечно, о жанре "научной фантастике", которая чаще всего является не "научной", а "околонаучной". Но никто не обиделся, правда?
 А есть другой жанр. Например, труды Дарвина. Которыми можно очароваться - настолько там складны описания с точки зрения словесности, повествовательности, претензии на логику, искренности и наукоподобия, а также чистой науки. В этой литератуоподобной науке даже "лабораторные опыты" есть. В какой другой "чистой литературе" перед написанием ставятся опыты?
 Ни в какой.
 Во всяком случае такие примеры мне не известны.
 Записки Чикотилы - если бы таковые имелись - не являлись бы  криминальной литературой. Они назывались бы, извините, мемуарами психически чокнутой человекообразной твари.
 Или вот вариант:  самую малость научные, но гораздо более беллетристические наблюдения Дарелла, которые подчас выбивают слезу: настолько жаль некоторых изображаемых там животных.
 А чем не литераторы, например, некоторые историки (не все! - слава тебе господи: за то, что можно на тебя ссылаться; не всуе, а по надобности)? которые: претендуя на истину в последней инстанции и получая за эти опусы бабло от заказчиков, пыжатся до такой степени, что аж требуют НАУЧНЫХ степеней! И разве что не пишут писем в ООН. На предмет присвоения им - кроме якобы заслуженных честным умственным трудом исторических наград (а по мне, так аморальных званий "универсальных литераторов"), которые в равной степени могут "и там, и сям".  "Там" - это в собирании истории и архивировании, а "сям" - это в грамотном литературном изложении сухих фактов. А по мне - так порой и не фактов вовсе - а натурально ВЫСОСОК из пальца. Это когда не подкреплено документами, которые сами, в свою очередь, являются порой вольными интерпретация субъективной или заказной направленности.
 Странно, что в век всесферной толерантости, в век политической и научной метафизики с каббалистикой, в век абсурдистской логики ВСЕГО, что разве что убивает не сразу, а эволюционно, в век карнавальных шоу типа "Нобелевской премии", "Премию  мира" - туда же её в качель, и т.д., этого до сих пор не сделано.
 Но, видит бог, дождёмся. Главное - подсказать. Вот я и подсказываю: мало! мало у нас историков с научным подзванием "маэстро прикладной литературно-исторической фальшивистики".


Часть 2-ю см. ТУТ.
Литтл Маунтинмэн

Литература как Вселенная. Часть 2

  
часть 1-ю см. ТУТ.

Часть 2
------------


Во Вселенной рулит Бог. Недоказанный, конечно. Потому как называют его разными именами.
И окружают этого недоказанного бога пророками разных концессий, часто противоречащих друг дружке и насылающих друг на друга очищающие от скверны неправильных религий правильные концессионные войска.
Однако, у всех разновидностей Богов одно одинаковое и главное свойство - отчего он, собственно, Богом и именован - рулить Вселенной: в целом и в частностях; и даже покопаться в душах людских его приглашают.
В произведении литературы рулит Автор.
Автор чаще всего - документально доказанная личность.
Документ! - вот прекрасная штука!
Написанное на бумаге (глине, коже, мраморе, стене пещеры, могильном камне) - оно по сути бюрократизирует отношения "автор - его книга" до истинной подлинности... Хотя в могилке с надгробным камнем под именем "Катя" не раз и не два каким-то невероятным образом оказывались "Васи" и "Пети": подземного Аида чоль хотели обмануть?
Для конкретной книжки (не для персонажей) автор - не меньше, чем Бог.
Ибо: он -   Автор  есть Создатель мира. Мира немножко своего, немножко дискретного. А если посмотреть со стороны, объективно, то так: "авторского мира, созданного в дискретной книжке".
В таком случае пора писать не "автор", а "Автор" - с большой буквы.
Но Автор считает, что его конкретно книжный мир вовсе не дискретен, а полностью ЕГО мир. Только махонький он... против всех аналогичным образом написанных миров... от других авторов - божков такого же частного ранга.
На самом деле его книжный мир, даже если он максимально фантастичен, сказочен и т.д. в любых случаях подсмотрен в разумной человеческой реальности.
Ибо Автор далеко не индифферентный атом и не молекула, и даже не античные монкадо-дУхи, которым - предоставь им это право, и дай им алфавит с синтаксисом, - такого бы написали, каждый о своём заветном, и об эфире, и о Боге, и о человеке-машине, и... что...
Что с ума можно было бы свихнуться! настолько там много по-человечески понятного, примеренного, сравненного с чувствами, с отношениями... вот же ведь как оно хочется... чтобы специальную синонимистику  для атомной и космической физики не сочинять, а тупо заимствовать из жизни людей.
Вот такие они молекулы с монкадами - как ни верти, а всё взяли из жизни недостойных, низших существ, чванных, отвратительных убийц и насильников себе подобных, называемых людьми, или человеко-машинами - это у кого как.
Но ещё больше там непонятного, тёмного: спецьяльно что ли запутанного... Богом, если таковский мэн под именем Бог существует? Или запутан от того, что компьютер нормальный не подключили, а вариантов догадок тыщи в степенях?
Ибо, слава богу - с прописной буквы (есть ли он, или нет его), атомы с молекулами не авторы, а участники жизни физической. Туда их насильно вклеил человек. Подсмотрел... сформулировал и утряс сначала в своей голове, затем обозначил формулами (чтобы серьёзней выглядело... а на самом деле, чтобы никто из ненужных лиц не понял), потом глянул в мелкоскоп: вау: как похоже на правду! соответственно одобрил и оформил, разукрасил спектром и вставил в интернет и СМИ: верьте им, мол, люди, на этот раз, мол, без вранья; в доказательство - фотки раскрашенные и просто так. Вместо линзы - атом с электронным датчиком: стрелка прыгающая в зависимости от напряжённости исследуемой точки.
Хотя... им человек исследователь и просто человек, тем более литератор или фантаст, им это без разницы...
У них и имени-то толкового до поры не было. А теперь есть. И соответствуют гипотезам. Зовут их Атомами и Молекулами. Руки-ноги их, с кишками - не в счёт.
Но: даже с именами - этим субъектам, разумеющим физику изнутри, Человек (хоть и описавший эту самую Физику, то есть физик) абсолютно безразличен.
Безразличен-то безразличен, но с одной оговорочкой: "пока это самое грёбаное в мире существо не ставит над ними - существами естественней некуда  - неестественные человеческие опыты".
Блин! будто атомы и молекулы хуже шелудивых собачек с улицы. И будто души у них нет, а есть одни только свойства. И тех - как собак нерезаных! - и свойств, и самих субъектов - имеется в виду.

***

Итак, малодушным атомам и молекулам не до литераторства.
Они заняты одним: соблюдением законов физики, подсмотренных человеком - физиком, который не Бог Вселенной, а всего лишь описыватель того, что чаще всего случается не по его воле, а по воле непонятно кого. Снова что ли речь о Боге?
Но им бы (атомам и молекулам) отдохнуть: в моменты стабильности, которая - как и жизнь человеческая - не вечна.
В этом они с человечеством равны. И, более того, состряпаны из одного теста. /Имею тут в виду, что атомы не являются последней инстанцией в микромире/.
Только в человеке этого добра выше крыши, и оно представляет собой биологический механизм, а атомы с молекулами сами в составе этого гада - человека.

***

Книжка - это частная авторская Вселенная, смахивающая на планету Землю.  Иначе и не будет.
Так как полностью «иную» Вселенную, придуманную автором, но непонятную другим людям, никто и читать не станет - именно ввиду непонятности.
Книжный мир - это образец авторского мира, который каждый читатель примеряет к своему собственному миру - "познавательному и ощущенческому через чтение".
При этом для сравнения и оценки используется как открывшийся человеку (а уж после читателю) в процессе жизненного опыта действительный мир, и он ОДИН мир, индивидуально понимаемый человеком.
Кроме того в качестве примерки и сравнения читателем (а потом уж человеком) используются книжные миры от разных писателей, которые по-разному приближены к действительности (вплоть до отрицания реальной действительности и создания индивидуальных иллюзий).
Таких "книжных миров" тысячи. Разница в том, что изучение писательских, книжных миров происходит в тишине и влияет только на мозги, а лишь потом может вывернуться в какое-либо действие. А изучение реального мира происходит через реальное пребывание в этом мире. И подчас от этого мира можно неплохо "огрестись".
Непонятую "иную" книжку невозможно ни с чем сравнить, сопоставить, дать оценку на уровне "распознавания" книжного мира и соли, заключенной в ней.
Непонятная другим книжка будет существовать как прецедент, как вещь. Но это будет абсолютно глупая, "переошифрованная", замысловатая, нужная только автору книжка. Ну и ещё паре врачей... из психоаналитиков.
Один из них, положим, напишет диссертацию о специфике лечения некоторых сапиенсов, называющих себя писателями. А другой (из психушки) будет тупо, по инструкции, как самый страшный антигерой Никем Непонятой Книжки ставить автору-пациенту уколы от болезни ума.

***

Да ну и ладно. И ради бога.
Значение нормального, не заумного, художественно оформленного авторского мира, и его безусловная уникальность не умаляются.
Даже если это будет не талантливая книжка, а просто описание чего-либо весьма средненького, приближенного к действительности, причём, с ошибками на каждом шагу.
Плохая книжка - это как излишне ржавый артефакт: он и есть, и он не особенно нужен. Так как ничего нового не говорит. Он лишь подтверждает те простецкие мысли, что не все люди талантливы, но нужны люди всякие.
И что чаще всего массив из псевдо- или наиво-литераторов являет собой лишь низкочастотную, дурно или никак не пахнущую, или - если искать метафоры в музыке - никак не звучащую аморфную, не настроенную на поиск гармонии среду, в которой лишь изредка рождаются, пробиваются ростками и умудряются выживать таланты и гении.

***

Физики любят читать фантастические книжки. Не от того, что они сами почти сплошь фантасты - только господь их писательскими навыками не наградил. А от того, что в фантастических, околонаучных книжках порой прячутся и замаскированные физические предсказания, и прямые подсказки.
Сами фантасты (которые в первую очередь продвинутые литераторы, фантазёры с техническими мозгами) не претендуют на воплощение своих грёз (в том числе нормальных допущений и откровенных ляпов).
Они рассуждают в тысячи раз свободней физиков.
Возможно потому, что согбенные физики нагружены знаниями по самые уши. Знания им как замусоренный космический эфир: вроде пустой, но луч инновационного света прекрасно тормозится в нём.
Говорят, скорость света постоянна. Полноте, так ли это! Кто измерял скорость света на подлёте к границе Вселенной?
Физики, как утлые корабли, лавируют между тысяч каменных островков из своих знаний: боятся получить пробоины.

***

Автор (Книжный Бог) иногда спускается в свою книжку (как Христос на Землю).
Спускается под Псевдонимом. Реже под своим именем. Прилепляется к героям. Сочиняет лишнего. Балдеет и измывается, пряча истинное лицо.
Персонажи не знают, что к ним пришёл Автор (Книжный Бог - КБ).
А псевдоним завирает. Если говорить о его месте в книге, то, чаще всего, побеждает. А если и умирает в конце, то красивей всех остальных. Чтобы его пожалел читатель.
При том КБ уверен, что умер не по настоящему. Так как знает, кого представляет на самом деле - он КБ. Но он не может признаться в этом другим персонажам-героям. Иначе рухнет логос внутренней "книжной реальности".
А в той реальности предполагается, что общаться надо с равными, а не флиртовать... с книжными богами - авторами, не отдаваться за просто так. Ибо это может вылиться чёрт знает во что: вплоть до разжалования... из героев... или вообще выкинут нахрен.
А это героям не просто обидно. Они тут же перестанут стараться... соответствовать героическому статусу: потому как Псевдоним-Автор-Бог собирается возглавить, а то и заменить главных героев собой самим - безошибочным Богом и Автором.
А ещё смешно, когда Автор умертвляет Псевдонима-Бога, при этом зная, что он-то, на самом деле жив-живёхонек. При этом ещё и хохочет: так всех наколоть!
Ну, может утирает рукавом слёзы: если смерть под маской самому понравилась.

***

Меня уже пучит от злости: ну разве это честно по отношению к персонажам?
На читателей "правильному автору" наплевать: их много: на всех персонажей не хватит.
Читателю вообще не угодить: такой читатель разный. Да и не фонтан это - угождать. Не надо никому угождать. Но и возноситься не стоит: будешь как непонятый истукан... из глины... а не Бог.
Хоть это - искусство: написать так, чтобы народ ухохатывался, и рыдал... и верил написанному.
А если и не поверил, то хотя бы чтоб не разочаровался,  получил бы кайф от мастерства - и то хлеб.
А сам он тогда как зритель, пришедший в театр, пусть и не обласканный автором, и не захваченный действием, но хотя бы чтобы артисты (=герои-персонажи) выкладывались по полной, производя пот и иные творческие потуги.
Читатель будет таким честным раскладом удовлетворён. Он не попросит денег назад: автор с артистами (=герои-персонажи) сделали всё что могли.
Самому автору, над своей Книжной Вселенной... созданной своим авторским разумом... всё с маленькой буквы... не надо бы автору серьёзно равняться с тем большим Богом.  Достаточно удовлетвориться скромной ролью "создателя книжной вселенной".
Мы видим аналогию; и автору должно быть того довольно, с лихвой.
Но, чёрт дери! так сложно порой выбраться из шкуры Бога, задушив вреднейшего парня - внутреннего Нарцисса, притом завершить Вселенную. А это, господа братья по разуму и уважаемые господа персонажи, это тоже надо уметь делать: профессионально и осознанно.