5 декабря 2018

Литтл Маунтинмэн

Что такое перлистрация? Это шутка или всерьёз?


ПЕРЛиСТРАЦИЯ. Экая штука: заменили одну букву - «Ю» на «И»,
и вот уже имеем совсем другой смысл.
Вот она сила русского языка![1](1)
Итак ПЕРЛИСТРАЦИЯ. Сие есть:
- ядпэтаж,
- гэжураж,
- фэйкньюсация
- и прочие стрёмные факи.
Это особый метод библиоскопии, он же и новый жанр – не то чтобы написания совсем уж новых книг,
а «жанр ОБРАЩЕНИЯ с оными». Причём не со своими книгами, а с чужими. Не голосовым и вежливым обращением как к уважаемому собеседнику, а наглой и насильной, лучше издевательской переписке оных – рядом и нежно (как в билингве), но лучше сбоку или поверх: как резолюция цензора в последней инстанции, как осмеяние, осуждение; как жёсткая критика, разборки, пытки с реальными последствиями для автора (если автор жив), вплоть до острога… или заброски автора, или – если автор давно умер – его текстов в «племя пожирателей врагов и соседей» (в нашем случае такими врагами и соседями являются книги)». Делается это для воздания перлистрированным книгам «почестей по заслугам».
Стоит ли тут оговориться впрок, что лучшими для перлистраций книгами являются книги времён между собственно рождением письменности, позже превращённой в литературу, до того самокритичного момента литературоведческой цивилии, когда собственно литература может на великих основаниях являться предметом осмеяния и унижения. Под последним понимается, конечно же, постмодернистская культура и литература, раз уж речь идёт об этой области, – порог и черта, за которыми начинается разрушение литературной культуры. На костях постмодернистской литературы  возникает страшный монстр – беспричинный и всепоглощающий, разрушающий человека СТЁБ, стёб и стёб.
Вы конечно же заметили (вы же не тупой пожиратель книг: вот и этот текст вас заинтересовал, следовательно, не всё с вами кончено) , что при такой формулировке границ «удобных для перлистрации книг», охват по сути является исчерпывающим.
Иными словами: перлистрироваться могут все книги до единой. Но: особенно:  это относится к самым умным и к самым глупым + наивным книгам, то есть к маргинальным трудам, имеющим под собой полную серьёзность их создателя. То есть «пристёбывать к ним и измываться над их книгами» (работать с этаким материалом), если, конечно, у перлистратора имеется «соответствующий моменту царь в голове», доставляет ему самому, а также его читателю,  максимальное эстетическое, сатирическое и умственное удовольствие.



[1] Хотя и в других языках таких лингво-цирковых перевёртышей выше крыши.

КОНЕЦ ФРАГМЕНТА.
полностью читать тут: https://www.proza.ru/2018/12/04/973
Литтл Маунтинмэн

Перлистрированные Хроники Перу. Аннотация


Под ПЕРЛИСТРАЦИЮ известного космополитского перлистратора Ядпэ Гэжу
(а и флаг ему в руки)
попала сначала шутливым ненароком, а потом и всерьёз,
книга Педро де Сьесы де Леона
«Parte Primera de la Crónica del Perú».

Перлистрация произведена на базе русского перевода этой книги, без которого данная операция была бы невозможной.
Ибо перлистратор Ядпэ Гэжу не удосужился выучить испанского языка. 
Перевод же с испанского оригинала 1553 года на русский язык
осуществлён коллективом переводчиков под руководством и общей редакцией А.Скромницкого из славного града Киева.
Это самый первый русский перевод испанской книги,
Чем уважаемый главпереводчик, редактор и начальник трудового коллектива
безусловно может гордиться.
Я бы (Ядпэ Гэжу) – будь таковская возможность – выписал бы орден А.Скромницкому и медальки коллективу.

Читать данную яркую до нудности книгу (перевод) –
всё равно что бродить со Сьесой де Леоном по горам и джунглям Южной Америки, глазеть на аборигенов, дивиться архитектуре, истории, нравам, зверушкам и кустикам, недоедать, оставлять конечности в пастях разных животных, травиться красивыми ягодами, мастурбировать на глазах у начальства от незнания мастерства зоофилии и отсутствия добрых маркитанток, сражаться и умирать мало понятно за что - по большому счёту (ибо они так не договаривались, соглашаясь на золотые дожди, а не на эту хрень), шарахаться от альтруистских человеческих зверств и пугаться религиозным чудачествам испанцев, возжелавших:

- привнесть в Новую Индию от евроцивилизации немножко путячего вместо беспутства и полного игнора напрочь святых (как Домострой) Десяти боговых Заповедей (как же так, господа аборигены? А не хотите ли взамен плётки? А в клетке посидеть? А на колу? Может, испанский сапог вам по нраву? Ах вы не знаете что это. Ну-ну.);
- заменить Богом и Христосом их языческих идолов и дьяволов прежде всего;
- привезти в Европу картофану, кофию, коки;
- одеваться  в штаны вместо тряпиц на срамных местах;
- истребить гомосятину;
- прекратить кровавые жертвоприношения;
- заменить расчленёнку и поедание людей на справедливое повешение либо отрубление головы – по суду и без оного;
- никаких выставок черепов и костей!;
- заменить насилие любого рода над женщинами, девственницами, старухами обыкновенной христианской любовью и добропорядочностью;
- притом набить карманы свои, и любимого короля, золотишком и иными драгоценными полезностями