pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

Алчные, хитрые, жестокие. Фрагмент 1.2



Чичи 500.jpgПродолжаю публиковать фрагменты из роман-легенды "Фуй-Шуй" . Жду когда позовут в какой-нибудь Букер. Пока молчат. Будто рыбы.

1.2

Настька-Лидия Чёрная была с зонтом, а на заднике ошибочно застыл крупным планом белый парусник с незапланированно одетыми людьми. Люди вывалили гурьбой на борт и таращились, показывая пальцами в сторону фильмы. Один, что в котелке, отливал прямо в воду. Тогда снимали «Даму с собачкой в стиле ню».

– Вау, ноль пятый год! Там стреляют, а эта шлюха ебтётся! – увидел дату на обороте и обиделся Алтын. Прочёл по слогам дальше: «Дорогой Володичка, это я будто Анастасия в Одессе. Похожа, правда! Твоя Лида. Люблю тебя до безрассудства».

– Вот же... блядь. Ещё и артисткой подрабатывала. Такая не пропадёт. Стервь она! Подбирушка!

– Я и говорю, – оживляется Степан.

– А ща така благородна дамочка, – подлил яду Жало.

– Копить можно с тех бабок. Клавке две сотни с половиной отдавала... с революции чуть меньше, но давала же!

– Чё-то у тебя с арифметикой не сходится, давай-ка ещё раз разжуй обчеству.

– Чего объяснять: мы вместе в ломбард ходили с часиками на, швейцария, блядь, с цепью ходили, с крестом, всё не дутое, а на кресте брюллов немеряно... Я её охранял на... У Лидки до революции был флигелёк на Прудах. Что ж она с ево ничего не взяла? Голой уехала на?

– Чего ж не взял по пути... пока в ломбард пёрлись? Чик по башке, под горло... и навар твой. Забыл, как баланду варить?

– А чего не взял, жить было надо... и меня не обижала... однако.

– А взяла и выгнала!

– Не то, чтобы уж выгнала, мягко, блядь буду, попросила... Да я сам, по правде говоря, ушёл, как на трубочиста приткнулся. Больше стало, ей богу. Не вру! И дворы скребу по найму. Мне не жалко. Один я без вас не ходок. Мелочь это. А вместе – сила! Жалко и тётку, она мне подмогла, я у ней три года швейцарил, не пыльно на... Дети у неё. Че ж я! Детишков жалко. А тут доходных домов...

– Бэмс! – по башке.

И переменился тон у Степана-На, замельтешил, затараторил:

– Да вы не думайте. Остатков у ней до чёрта! Ложки, вилки, подносы – серебро. Стенные часы живы, а в них чистое серебро, а кукушка – золота кусок, голубого золота на. Редкость на, а не кукушка. Императрица позавидует. Царской высоты, боярского весу часики. В них, блядь, сажень роста. Брякают хрустальным звоном и английские частушки поют на.

– Кхек!

– Как бы лишку не переврать, – думает, – откукуется на шее!

– Не попутал кофий с отрубями?

– Дак, мы у неё самой и поглядим и спросим, еслив надо, – уверяет Степан.

– Спросим... – хохочет небритый Алтын, подключаясь к разговору. Ему только треуголки не хватает: как есть пират! – И пирогов спросим. Уж так попросим, что аж уроем. – Требуха есть ещё?

– Жевни. Вот.

– А поточнее если? Спрятано, а сам не видел, – подмечают справа.

– И нешто покажешь? – замахнулись слева и сзади. Шутя, для своих. Степан крутого замаха не видел, а то соответствующим настроением попортил бы себе штаны.

– Не знаю точно где, а знаю точно, что есть на! Как рыб в море не видать на, так и...

– Говори по-русски! Разнакался! Чего ты нам трепало моешь! Есть, есть! Заладил какадуем. Рыбы! В море! Разведку надо было вести, а не крошки со стола собирать. Вот мы вернулись и что? Ты нам должен, не забывай. Гуди[1] по делу или...

– Или?

Подумали незлобные, разумные люди. Поскребли затылки. Идея была любопытной: ни одного мужика в том богатом доме. Даром бери – не хочу! Ножи спрятали на время. Комиссар Кожан крутнул барабан. Теперь пуля в безопасном для Стёпки месте, и от случайного выстрела страховка. Пули надо беречь: они денег стоят.

– Грызуны, говоришь, там есть? Сколько их?

– Есть парочка. Малолетки оба. Не сделают ничего на. Слабы. Девица и...

– Каким возрастком?

– Девчонке восемь-девять... с хвостиком, мальцу вообще шесть.

– Это хорошо. Нам взрослые ни к чему. А двустволке[2] сколь, гувернантке твоей? Етил, поди, втихушку!

– Под двадцать четыре-пять... Да тихая она, не крепкая. Дунь и рассыплется... Не етил. Не давала. Честную корчит.

– Ага, нормалек. Ну и как теперь? С нами пойдёшь, или желаешь опять отсидеться в подвале? Коли не найдём бабла, так кобздец тебе, Стёп.

– С вами, с вами, люди добрые... товарищи... Насосик, Жалок, Алтын, ну что вы! Желвак!

– Гусь тебе товарищ... Ты мне вспомни, Стёп, бабло в кабалу[3] брал?

– Ну, брал...

– Не «ну», а просто брал. А возвращал?

– Ну...

– Гну! Не возвращал. Абщабу берданил[4]? Сено носил? Хоть бы раз, сука!

– Э-э-э... Вёрст-то до вас...

– Какой вёрст, нах вёрст! Бедолаг[5] не вёрстами меряют!

– Вот и «э», – встрял Кожан, – забыл ты нас, а мы помнили. Мохнатую[6] вместе теребили... Банк дербанили тоже вместе, а щас что? А то, что ты тут один развлекался, вот что. Поганку крутил[7]. А мы дело делали, товарищи на батарее[8], а я вот в Чека прописался. Люди у нас теперь свои и там и тут. С двух сторон баррикады. Как бы своих не пострелять, понимаешь ты, дуралей? Над бонбой как на привязи сидим, а колечки у тех и у других на верёвочке.

– Под прицелом! – обиженно выкрикнул Алтын. – У своих, блядь!

Кожан:

– Ошибки могут... У фартовых[9] и везучих, знаешь! Сдача не залёживается. Не простят... кто-то. Не одни мы в Питере. Мало кто знает ход наш. Рискованно и говорить никому нельзя. Наша это выдумка, партия шахмат, цейтнот: на том краю доски в половине полпервого, да на четвертинке полноги стоим. А что делать? Хитрим, Стёпка, вертимся как кишки в духовке, а ты тут булки отсиживаешь.

– Мы в дёжку[10] там играли! Прикидывались! – обиженно выкрикнул Насос голосом юнца, вспомнив свою расцелкованную да разхераченную донельзя, проигранную в карты жопу, – пока ты тут... Сука ты, словом. Обычная сука. ...Под путёвого шпарил! Жидил[11]!

– Мужики! Простите христарадь, я поправлюсь, мне с Лидками-Клавками уж теперь точно не по пути. Осадьте, люди, жиганы[12], охолонитесь, а? Я с вами. Точняк. Провожу по дому, заначки, наколки, всё разменяю. Выпас есть. По стенке постучим. По Лидке, по Клавке тукнем. И зазвенит в трёх местах, блёй буду...

– Ха-ха-ха! Удивил.

– Время будет, – продолжал Степан, – мы ж с бумагами, а не нахрапом. Да же, Кожан?

– Не твоя забота, – говорит Кожан. Это мой туз, козырной он, а не твой, понял! Покамест ходи в шестёрках, пока не докажешь...

– Есть бабки у неё, не могли они исчезнуть. Мужики! Кайло возьмём. У меня есть! Пригодится, – защищается провинившийся на всю «Леблядскую» Степан.

– Кхе, ещё стенки копать!

– Подумайте вот, расклад какой:




[1] Отчитывайся (воровск. жарг.)

[2] Двустволка - Девка(блатн. жарг.)

[3] Деньги в долг (блатн. жарг.)

[4] Анашу курил(блатн. жарг.)

[5] Бедолаги-категория осуждённых, обиженная своими товарищами, друзьями, единомышленниками (блатн. жарг.)

[6] Мохнатить – изнасиловать (блатн. жарг.)

[7] Поганку крутить - Заниматься нехорошими делами (блатн. жарг.)

[8] Батарея – тюрьма (блатн. жарг.)

[9] Фартовый – счастливый человек (блатн. жарг.)

[10] В дёжку долбить – заниматься мужеложством (блатн. жарг.)

[11] Жидить – умничать (блатн. жарг.)

[12] Жиган – беспризорник, ворецицивист (блатн. жарг.)

Tags: ФУЙ_ШУЙ, Фуй-Шуй
Subscribe

Posts from This Journal “ФУЙ_ШУЙ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments