Литтл Маунтинмэн

Томск 1918 год. Жаль, без звука.

Дежавю такое, что это я там, ближе к началу ролика - на крыше вагона - играю с пацанвой в картишки. На самом деле всё не так паршиво, ибо я не так дряхл, как вы подумали. В 1918 году ещё мой отец даже не родился. Но пара реальных детских впечатлений - и когда мне было года 3-4 - сохранилось. Я с дедом, бабкой, сестрой и тёткой (дед за рулём самого первого в СССР "москвича" - божьей коровки) стоим на спуске: к понтону через Томь: в огромной очереди. А в очереди телеги - СОТНИ телег! Народ жуёт семечки, лошади ржут, испражняются. Пылища, тошно, жарко. А пускают на мост порционно, чтобы мост не перевернуть. Ощущение - не фонтан! Страх. Будто фашист за нами гонится на фоккевульфе. И я инстинктивно держусь за ручку авто, гляжу в окно, стекло опущено, и присматриваю канаву у дороги, чтобы в неё запрыгнуть если что.
  И ещё одно ощущение где-то на самом дне моей памяти. Видимо, где-то годах в начале пятидесятых того века. Стоит толпа моих родственников на перроне, ждём поезда до Кемерова: моя семья каждым летом ездила к моему дедушке в деревню Кисловку, типа отдохнуть на природе (с коровами, овцами, курами). А это на левом берегу Томи. А Томск на правом. Ну а в этот раз народ ждёт поезда, а он, видимо, то ли запаздывает, то ли долго формируется. Толпа ждёт любопытно: и по всем правилам бедняцкой публики: жарят что-то на перроне (не кошку, конечно, война-то кончилась уже - лет 8-9 назад), шкорлупят яички, орут, ссут на углы вокзала - всё как полагается (и в Техасе, и у нас в Сибири).

Записи из этого журнала по тегу «Россия»