Литтл Маунтинмэн

Кваквариум



    Приснился мне Кваквариум...


1
Приснился мне Кваквариум.
Величиной он в половину письменного стола.
Где-то неподалёку - нутром чую - бродил персонаж предыдущего сюжета той же ноченьки. Он был вроде бы начальником ателье по починке электрических приборов. Параллельно - одним из владельцев дома терпимости, специализирующегося на малолетках. Девочкового пола, разумеется.
Тут без пидорасни, извините, господа креативщики, с которой я не дружен принципиально.
И даже за пять... Да что за пять - за десять миллионов долларов... в чужие поляны, где ты Бачурин, жив ли? в заднепроходные дорожки не сверну, уберите с распутья камен. Пусть там трижды ближе до счастья... прикончить кой кого... из этих. А кого-то выпустить на волю, хвостатых своих блошек... И не волнует, что это лучший способ никого не обрюхатить... Ладно, фиг с вами, уговорили, согласен на двадцать. Теперь вы не хотите? Так и катитесь тогда, чего пристали репьёмс!
От девочек я отказался в другой главе сна. Неохоту объяснил законодательством.
Отчего тут же был понижен в должности: не можешь, мол, w jebaryah, будь переносчиком саквояжей: с инструментами мастера Питкина в тылу врага.
Кстати, мою французскую отвёртку - самую лучшую в домашней коллекции, хоть и без ручки из бивня мамонта, которая исчезла ещё в прошлом веке во время раскопок моим дедом-археологом обманной сахалинской ветки Шёлкового пути, тут же конфисковал мой новоявленный непосредственный начальник типа фендрик. Сказал при этом: "Теперь она (отвёртка моя грёбаная) тебе не нужна. Радуйся: стиральная девушка Горения может работать без отвёртки сто лет, тебе этого хватит: у тебя же был инфаркт?"
- Да, - сказал я. - Первый, может, и предпочтительней второго, но никто не застрахован. А сделку на стенты я официально не оформлял: всё на словах, а слова разве пришьёшь к делопроизводству? Вот тупаки! Папки же не из воздуха сделаны!
- Мамонта мы тебе выберем из Каирского музея, - продолжил непосредственный начальник, лучше фендрик, по-иностранному шеф, звать Димычем, а фендрик это не совсем прапор, а наполовину, и без погон, - там мамонты никому не нужны, а мне нужна твоя отвёртка. Без отвёртки не отвинчивается мотор. Несмотря на его маломощность. Будет вместо лебёдки теперь вентилятор, а то и кондишен смастерю. А хочешь себе кондишен?
Но я не захотел кондишена.
Вместо возжелания кондишена я захотел слетать в магазин неподалёку, и купить себе еды (пожрать), а всем вместе тортик.
Пока я ходил за тортиком для всех и пожрать для себя, мою стиральную девушку Горению, мою добрую прачку, хоть и не с берегов Лиффи - ненаглядной джойсовской, ну удивительный джентльмен! – а знаете такую ирландскую притчу о прачках с Лиффи? нелягушек точно,  которые кричат рыжекудро, и от их бодрого крика с анекдотами из жизни: эй, Мэри, не ты ли вчера моему дала, а то он чёт со мной не стал цацки водить, а рожа красная такая – ну дык волны в Лиффи от тех перебранок ржавеют?
Итак, мою стери… ой, стиральную девушку Горению Про-Запас или Вдруг Опомнится и Каак Даст! Ждал год, не дала, вынесли её из хаты, мои друзья, и жонка там была, и типа деверя был, ногами вперёд, проскребя железяками мозаику ступеней – постройка-то та ещё! из подъезда на снег, или дождь, лично я попал под дождь, а они уж не знаю.
Кому же из жильцов такое понравится? Ступени девушкой скрести? А девушка-то железная! А на починку-то денег Славян точно побрезгует – они заранее знают, не первый раз, и отдуваться выйдет всем судьба сообщая.
Неээтт, Славик, эдак не годится, мы твоих вычислили. И сфоткали. Пока ты бегал с авоськами. Не отскребёшься теперь, у нас знакомый прокурор... и так далее.
А далее мою любимую девушку, фамилиё ёйная по матери Про-Запас, в настоящем времени Каак Даст, голландка...  Выбросили голландку Каак Даст в контейнер. Колёсиками вверх, юбчонка врастопырку. И крышку сняли, и грузило..., предварительно вынув из нутри её сердце. То есть мотор, то есть неживую уже: кровопийцы! Ладно хоть неживую, небольно хоть. И штурвал для вертилятора вынули, который в моей Горении Каак Даст был колесом, а если применительно к организму, то лёгкими. То есть, тобишь с  дюраля поди. Но не имеет значения какой у дюраля атомный вес, ибо нет такого материала в таблице Менделеева. Следовательно, дюраль это враки.
Но на враки намотан был шкив каучуковой эластичности в  8 единиц, в космос, выходит, такую нельзя. Но выходит также, что и не враки, а быль. Вот так враки иной раз сбываются в личной жизни.
И я пожалел свою стери… стиральную девушку Горению.  Gorenie это по латыни, которая – Горения моя могла, да, верой и правдой могла. Бы. Служить в качестве стола, если уж подоконник годится, то моя Горения подошла бы лучше в три раза. Ибо эргономика у неё прописана. Но не служила столом, ибо ей обидно Бы! Потому как я берёг её – Горения мою Каак Даст - для её настоящего предназначения: для стирки, для тряски, для колебаний, для любви то бишь, по инструкции: сербской, с голландским подстрочником, к чистоте бишь приспособлена, хозяйкой бы могла, если б замуж за Славяна. А так как незамуж, то стояла невостребованной в стойле, как лошара, хоть и симпотная, блестела эмалью. Белой! Всё равно лошара. Жонка так и сказала. И без спросу подогнала брата, а мне он деверь что ли? В общем держал я её не то чтобы как засланку и шпионку в заморозке держал, а держал-содержал и всё тут. Нравилась она мне вот что.
Некоторые официальные лица называют это замороженное шпионское дело как у Горении "спячкой". Содержанкой ни-ни. Они ещё кино на эту тему сняли.
МИДу с разведками виднее: пусть как хотят, так и называют. А у меня было горюшко горе.
Из стиралки  Горении вынули мотор, а это вроде сердца, говорю. И я немного расплакался.
Потому как у меня у самого сердешко сердешно пошаливает - зашкаливает при хотьбе женского тела неподалёку от моего.
Это типа резонанса.
От девушек, особенно от таких душек, всегда такой эффект: резонанс и вскоч.
Градус, плотность и угловая скорость вскоча равны энергии поле… оп, полового воздействия намагниченной сексом девушки. А намагничены девушки сексом всегда. Должность в природе у них такая.
Это из них, а не из мэнов, получаются вечные хотелки и лучшие простигосподи механизмы для энтого дела.
Вот такие дела, Юп!
- Ну чего ты, дуралей, - сказал фендрик, зовут Димыч, иногда Шофёр Экскортов, иногда Донахью, или тень его, внешне, конечно, и когда девери с жонками попрятались и тортик не стали, а просто сели на мотоцикл Урал и утарахтели: с мотором и колесом, с резинкой для шкива, и с крышкой – она же гладкая, и на неё хорошо ставить огурцы в банках, а также самогон, лучший в Угадае, не на продажу, а для себя…
- Славян, друг дорогой! Коллега, молюсь на тебя и взахлёб слухаю, когда дело говоришь, а не графоманию свою мелешь, – сказал Димыч Донахью. - Сименс ихний ничуть не хуже твоей милой Горении. Хочешь Сименса запалю? Есть бензин? А зажигалка? Ух ты! Всё есть! Дык сгорит как миленький. А после сделаю тебе массаж головы.
Он всегда по бухлу предлагает массаж головы. А это небезопасно.
Но я не захотел. Ни навредить Сименсу, ни пожара на Варочной стрит 41А. Мне нужна была всего лишь мамонтовая ручка: хоть от отвёртки, хоть просто так, от ничего. Для коллекции!
- Им нужны фараоны, причём реликтовые, а не те, которые ожили и записались в берлинскую полицию, - встряла самая главная начальница Кваквариума, звать Наташкой Номер Один. - Обменяем накрайняк на Лёруа. Лё, хоть и Руа, но нам боле не нужен. Он не только не член Союза архитекторов, но и коррупционный помощник в нём давно умер, и взяточник из него наихеровейший. Обломовщиной потому как заразился. Давненько уже."
- В Сочах что ли заразился? - спросил я, выказав наивность. Вот же несуразный чув, ещё и пенсненосный графоманин, оригинал!
Это я о себе так. А Лёша Лёруа не был графоманином.
Лёша был главным, но не английским королём, и не племянником королевы Елизаветы, которая на однопенсовой марке, а просто художником, притом без специального образования, отчего Тритыщенко сильно обижался и руки Лёхе не подавал, а требовал установить кобылу из бронзы с императором наверху. С любым. Можно и Жукова. У Жукова конь был хороший. И чтобы в центре Угадайки, можно в сквере.
Лёха Лё Руа, был главным из всех художников в городе, и хоть не рисовал малярскую дребедень, но взамен  подписывал паспорта фасадов с крылечакми и туды-сюды, по мелочам и разно всяко...
Так оно и было, и могло бы и впредь, но Лексей серьёзно заразился обломовщиной, и не лечился ни грамма. А болезня эта оч-оч вредная, даже убийственная, тем боле для карьеры.
- Вроде того, - сказала Наташка. - Пока ты там с шулерами винище жрал, Лёша искупнулся и привет. Всё пузо в прыщах. Может и просто сиф. Так мы его ...это... молотком по башке...
- Лёшу? - спросил я, - Ой, Руа чёли? Неужто по башке? А как же права индивидуальной личности и тэ пэ? У нас американизм или что? Мы стремимся к их модели, или уже плюём на них, надо бы, наташка, определиться, иначе не понять кто враг, а кто попутчик.
    - Сиф, - крикнула Наташка. Она же не литераторша: забыла вставить восклицательный знак. Так же как и я могу наташку с маленькой буквы прописать: за мной не застоится. Потому – без знака всклц крик об убийстве Сифа, а не Лёши Руа, не был мною услышан.
Услышано было взамен вот что, прозвучало эхом поэзии вагантов, рука об руку, жизнь засияла, маргаритки увяли и уволились, а если нет, то непонятно отчего? Димыча пенделем, а маргаритки почто нет?
Услышано было – вторая попытка услышания:
- Да простит тебя господи, а Лёша пусть не услышит твои штучки, я считала тебя добрым, а ты вона какой... А то в усмерть обидится, что он тебе сделал плохого? Казанский вокзал же выиграл?
А я чё, я ничё. Привет Панкрат Чёрный! Казанский вокзал выиграл сам - без Лёшиной Руа помощи.
Просто он был хорош. Проект наш, мой, ващеж вокзал московский.   Хорош. Просто великолепен. И вписался в конкурс фаворитом. Как вечность красив. Прожект то есть наш. Да и вокзал – отдать ему должное - тоже нештяк. Как голод необъятен наш проект реновации Казанского вокзала, обшагали пешком сверху донизу, и нашли места куда водрузить реконструкционные колонны, всё нашли что надо, хоть полиция вокзальная ходила за Славяном по пятам, а наташка – начальниктца Кваквариума в это время ного мыла на берегу Чёрного, кажется, моря. Нет-нет, в Москве нет моря, значит наташка с махонькой «эн» была в ресторации, пока я мерил вокзал шагами и прятался от полицейских. Почему не от милиции? А потому как капитализм был в самом разгаре и Рыжий желал продать Америке всю Россиюшку – не только нефть и газы. Милиция бы только мешала. Потому.
Особливо башня Сююмбеки… Хороша дамочка. Несомненно это было искусство, высшая проба, наглость города берёт.
А также хороша вышла встройка над перроном о пяти этажах, с пончиками и ожидальнями. Да и бегущие дорожки, как в аэропортах, и многое другое.
Прожект убил наповал женскую часть жюри. Клюнули и мужики жюри не жури, а мужики нужны для равновесия.
Да и дизайн был нештяк.
И наград хватило на всех.
И море неподалёку.
***
Продолжаю спать и вспоминаю вспоминалки.
Не кричу.
Мечусь по дивану (одеялка-то пожадил, мёрзну).
Соломоша по мне гуляет.
То в щель меж ног забъётся, то ко лбу прильнёт и бодает: цалуй типа! Не я - тип, а синоним "как будта".
Вспомнил в серёдке сна: непостижимым лондонским способом я из графомана марки МИ-6  перепрыгнул в работные списки этого самого электроателье... с юльками на подхвате: как вставишь, так и подхватишь.
И не только новичка, но и скрипаля, и без смазки и всяко.
Там розы Эстебан, сенаторы Овны, Мэрил Стрип и просто Мэй Терёза. Никто коме меня не уладит дела скрипалей. Но не зовут.
А я чё, я ничё.
***
Перекур.
По жизни я не соображал в электрических приборах. Ni belme. Но так часто в жизни бывает: если ни хрена не соображаешь, то по закону телефонного права ты - первый кандидат в сержанты. Но не в моём случае. Я, как всегда, выпадал и продолжаю выпадать из правил. Как таёжный лох серебристый Яшкинского лесоповала.
Если я где и слыл начальником, то всего лишь номинальным.
Зарплата у меня была всегда и всяко ниже, чем у пахарей.
Ибо пахари пахали план и выращивали бабло, таскали (хотелс казать «в конвертиках»), но надо говорить «коробками». Коробками из-под Снежинки - бумага такая для принтера.
А я, якобы, планам мешал, называя план обыкновенной травкой, а то и противоречащим творчеству, а бабло - генеральным человеческим грехом и «сионанизмом материализма».
***
В Кваквариум - "прислонюто" к левой стенке - встроен миниатюрный фрагмент интерьера комнаты. Я догадался: это было кабинетом начальника. То есть цы.
Высота встроенного в кваквариум помещения Кваквариума составляла ровно высоту кваквариума, наполненного водой на три четверти.
То есть Кваквариум был полностью заполнен водой, поняли что-нибудь?
"Прислонютые" к стенке кваквариума - оно же - стена квакварного интерьера - это бюро и зеркало на нём.
За последним, в глубине, и неотчётливо: шкаф, сейф, картина Каналетто "Водяной виадук через мост Держи-Карман-Шире".
Далее окно с горизонтальными жалюзи цвета антихристовой победы при Апокалипсисе.
Перед бюро стул. Всё чёрного цвета. Кроме водопроводной картины, которая была преимущественно болотистого колера и пованивала йодом.
В Венеции полно гниющих водорослей - если кто не знает. И атмосфера Венеции преимущественно состоит из парообразного йода.
А звуки толпы на Сан-Марко напоминают пьяные греческие арфы.
Мерзче же морских гусей - голубей по-ихнему, нет никого в мире.
Мерзки, мерзливы чево-й-то, о-о-о, неужто кофе? пошлы гондолы, смахивают на траур, вредны гондольеры особенно.
Они ещё орут и надрывают туристам уши неаполитанским воем. Могли бы и своё придумать: море-то рядом. Пусть залив, всё равно море в залив попадает.
Это хрычи вопят. Молодые и старые. Бездельники.
Одна гондола стоимостью с Кадиллак. Или каддиляк.
К кадиллакам или каддилякам Венеции бабло липнет просто так. Попробовали бы в Нью-Йорке погондолить, или в Угадайке на Воньреке - хрена с два бы вышло разбогатеть.
Хотя не пробовал никто, потому всё это - славиковые гипотезы для даунов, а не доказанная теорема обогащения гондольеров с помощью бесплатных каналов типа Ютуб и WIX. Эй, кто такой Славик, никто случаем не знает? Хочу познакомиться! Почему он для даунов пишет? Может сам такой?

---------

продолжение... нет: полностью читать тут:  www.proza.ru/2018/05/26/286, а если тут хотите, то подождите до завтра, а я пока что побежал по делам.

Записи из этого журнала по тегу «Кваквариум»

  • Кваквариум. Часть 2

    2 По/в интерьеру/интерьере Кваквариума бродила-плавала живая Мерилин Монро в бакстовских одёжах. Бакстовское не развивалось как принято в…