pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

Литература как Вселенная. Часть 1


Литература как Вселенная

Часть1
------------

 Литература  близка к алгоритмике Вселенной: такой Вселенной, к которой приставляют Бога (или вариант посвежее - вселенский Разум).
 В таком варианте "Вселенной с Богом" литература - как повод к слипанию понятий - роднее для Вселенной, и они крепче слеплены, чем, например, литература и физика.

 Труды по физике, претендующие на новизну, несмотря на то, что писаны далеко не духовными чернилами, а также, применяя непонятные обывателю формулами (а зачем читать взялся?), тем не менее имеют внутри себя некий повествовательный сюжет (а потому и взялся, что заманно написано: как тонкий хоррор, а обрыдлого секса ни-ни).
 Сюжет этот порой вихрит увлекательнейшими фигурами.
 Между делом и специально он - сюжет - наезжает на фантазёров духовной и метафизической сфер, имеющих к физике хоть какое-нибудь отношение.
 Сюжет физического опуса манит вдаль. Доказательный сюжет как бы следует течению, заключенному в прочные и высокие берега. Хороший физический сюжет не любит соображений типа "захочу - сверну туда", или "захочу - остановлюсь". Физический сюжет требует разрешения конфликта и обязательно "физической морали" в завершении опуса, что в литературе не то чтобы запрещено, но противопоказано, дабы не разрушать до основания налёта тайны и вариантов судьбы.
 Сюжет в доказательной физике обязан доказать НЕЧТО, а не плутать в лесу противоречий. Хороший физический сюжет не ради аплодисментов, а по сути обязан разрушить ранее принятые  представления о сущности бытия - как физического, так и философского свойств, и по возможности сформулировать ЗАКОН. Иначе опус будет чисто риторикой, чисто болтовнёй, литературой на физическую тематику, а не наукой.
 Он - физический сюжет - подчас будто выбирается из криминального водоворота.
 Ловким маневрированием известных и новых, тут же обосновываемых подсмыслов, с литературообразной манипуляцией словами, разрешает трудную логическую или насквозь противоречивую физическую задачу.
 Или наоборот: сюжет будто встаёт на резко криминальный или сокрушающе еретический путь.
 Тогда запросто и безжалостно топчутся прежние физические святыни и гуру, а гениальным опусом обозначаются новые пути, и провозглашаются новые боги - приоритеты.
 Любви только нет среди всех этих физических монстров - антимонкад: в противоположность монкадам античным, поэтичным, всесильным - разрешающим по велению Бога любые событийные загадки.
 Несмотря на формально изображенческое сходство с литературой, на сюжетное развитие темы, физические труды являются не художественным описанием и не художественным вымыслом ради получения эстетического удовольствия, а всё-таки техническим и описательным действием, равно открытием-прозрением. Творчество тут безусловно присутствует, но лишь в малой степени оно является искусством изображения. Физический опус претендует не на ловкость написания, и не на зрелищность, а на истину и реальность.
 Если фантастика и вымысел откровенно и в разной степени искусства маскировки "под действительность" выглядывают из любой литературы (исключая честные мемуары), то физика напротив кричит: "Я и есть самоё правда". И: "А если вы мне не верите, то это говорит лишь о вашем тугоумии. Это ни на герц не поколышет  ровности моих научных изысканий, и ни на сантиметр не сдвинет моих сверхгениальных научных выводов. Впредь считайте это законом. А ежели и автор вам приглянулся, то можете называть его гением".
 Но крики о безусловной правдивости гениального физического опуса вовсе не означают окончательной правды, после которой противникам остаётся только повеситься. Крики говорят лишь об искренности автора, да и то не всегда.
 Напротив, в девяноста девяти случаях из ста, и по прошествии времени, уже другие ниспровергатели устаревших псевдоистин доказывают, что в "кричащих физических открытиях" - что ни шаг, то ляпсус.
 А "тихая физическая правда" вдруг расцветает из скромных и незаметных свиду теорий, и из практически бухгалтерских манипуляций с данными, полученными в результате кропотливых лабораторных опытов, или взятыми из неосторожных научных публикаций.
 Физики-творцы вообще обожают лупить мимо правды. При этом кричат,  что продырявили самое яблочко. А через дырку мишени, мол, теперь льётся дотоле спрятанный свет истинного знания.
 Многчисленные критики физических опусов радости создателям-гениям и создателям-прохиндеям от физики не добавляют.
 Но: вместе с создателями новой физической правды критики и коллеги нового оракула-автора являют в совокупности некий околонаучный, подчас очень шумный рынок. Там селёдок с капустами не продают, а пользуются ими: в качестве ударного инструмента при аргументации.

 В художественной же литературе правда (а также селёдки с кочанами) не требуется.
 Там требуется "правдоподобность", если речь идёт о реалистичной, как бы "классической" литературе.
 Или требуется закрученная интрига, если речь идёт о содержании.
 Или требуется мастерство написания, если литература предназначена для эстетов.
 Или требуется просто набор слов, если литература писана для... извините, быдла.

***

 Космическая физика оправдывается гипотезами.

 А литература утверждает: "я построена как Вселенная".
 И ей ничего за это выпячивание не будет. Ибо это истина в последней инстанции, Это аксиома аксиом. Ибо есть Автор равно Бог, и есть его творение равно Авторская Вселенная.
 Литературе даже не надо оправдываться. Кроме того, она не претендует на научные звания...
 Э-э-э, кажется соврал. Исправляюсь: она не просит, чтобы к лингвонимике слова "литература" кроме свойства художественности, информативности, изобразительности, чувственности и т.д. добавляли свойство научности. Если это не многофункциональный (многожанровый) околонаучный труд, конечно..., который иной раз по качеству и способу изложения весьма смахивает на литературу. Или литературой в чистом фильтрованном виде и является. Здорово я закрутил, правда? Речь тут  идёт, конечно, о жанре "научной фантастике", которая чаще всего является не "научной", а "околонаучной". Но никто не обиделся, правда?
 А есть другой жанр. Например, труды Дарвина. Которыми можно очароваться - настолько там складны описания с точки зрения словесности, повествовательности, претензии на логику, искренности и наукоподобия, а также чистой науки. В этой литератуоподобной науке даже "лабораторные опыты" есть. В какой другой "чистой литературе" перед написанием ставятся опыты?
 Ни в какой.
 Во всяком случае такие примеры мне не известны.
 Записки Чикотилы - если бы таковые имелись - не являлись бы  криминальной литературой. Они назывались бы, извините, мемуарами психически чокнутой человекообразной твари.
 Или вот вариант:  самую малость научные, но гораздо более беллетристические наблюдения Дарелла, которые подчас выбивают слезу: настолько жаль некоторых изображаемых там животных.
 А чем не литераторы, например, некоторые историки (не все! - слава тебе господи: за то, что можно на тебя ссылаться; не всуе, а по надобности)? которые: претендуя на истину в последней инстанции и получая за эти опусы бабло от заказчиков, пыжатся до такой степени, что аж требуют НАУЧНЫХ степеней! И разве что не пишут писем в ООН. На предмет присвоения им - кроме якобы заслуженных честным умственным трудом исторических наград (а по мне, так аморальных званий "универсальных литераторов"), которые в равной степени могут "и там, и сям".  "Там" - это в собирании истории и архивировании, а "сям" - это в грамотном литературном изложении сухих фактов. А по мне - так порой и не фактов вовсе - а натурально ВЫСОСОК из пальца. Это когда не подкреплено документами, которые сами, в свою очередь, являются порой вольными интерпретация субъективной или заказной направленности.
 Странно, что в век всесферной толерантости, в век политической и научной метафизики с каббалистикой, в век абсурдистской логики ВСЕГО, что разве что убивает не сразу, а эволюционно, в век карнавальных шоу типа "Нобелевской премии", "Премию  мира" - туда же её в качель, и т.д., этого до сих пор не сделано.
 Но, видит бог, дождёмся. Главное - подсказать. Вот я и подсказываю: мало! мало у нас историков с научным подзванием "маэстро прикладной литературно-исторической фальшивистики".


Часть 2-ю см. ТУТ.
Tags: pol_ektof_creativity, Вселенная, комос, литература, литературное мастерство
Subscribe

Posts from This Journal “pol_ektof_creativity” Tag

  • О, нравы! Перепалка редактора с высокопоставленной читательницей

    Ярослав Полуэктов 1770 год. Орфография сохранена. Господин издатель Трутнев! Я ужесть как на тебя зла: я табой взбешена, ах! радость, какой…

  • Изборник перлов. Оттенки мужского

    Анонсирую бюджетный вариант "Изборника перлов. Оттенки мужского". Отличие его от недавно показанного полноцвета: - в стоимости: это 1/3 от…

  • ФУЙ-ШУЙ. ЧОКНУТЫЕ ДЕТКИ. Аудио-слайд-книга.

    Ну и до кучки архивной ещё одна чудная аудио-книга под названием "Фуй-Шуй". Но, озвучена всего лишь пятая часть романизированного…

  • ПЕРВЫЙ ЧЕРНОВИК ВСЕГДА ДЕРЬМО.

    Кто это сказал? Ну уж конечно же не я. Хотя и без этого Хемингуэя знал, что так оно и есть. Фокус в том, что зная эту формулу перемещения от дерьма…

  • Запускаю Изборник перлов 1. MAX

    Ярослав Полуэктов "ИЗБОРНИК ПЕРЛОВ №1 (MAX)". Не прошло и полгода с выпуска "Андерсен. 40-е" и "60 пилюль".…

  • Кристина Вазовски - кто такая?

    первоисточник тут. Кристина Вазовски - кто такая? Я бы и не интересовался ею, если бы на это не сподвиг недавно проанонсированый тонкий…

  • ТРОЛЛИКБЕЗ. Фр.3, Фр.4

    (Это продолжение. Самое начало тут ) Фр.3 Покритиковал я для затравки министерство образования… ну просвещения. Покритиковал по…

  • ТРОЛЛИКБЕЗ. Фр.2

    (это продолжение. Начало ТУТ) Фр.2 Поняли расклад, да? А в тактику врубились? Не поняли? Ну вы, блин, даёте. Я о вас при записи лучше думал. Ну…

  • ТРОЛЛИКБЕЗ. фр.1

    ДЕТЕЙ ОТОГНАТЬ! ЕСТЬ 18+ фр.1. Как пишется хоррор? А как психологический детектив? А как нагадить целому государству? Понятно дело,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments