pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

Category:

Из варяг в греки




//Это выдержка из моего (за подписью Архивариус Полуэктов) пока не изданного сборника "ДРЕВНЕРУССКИЕ ЛЕТОПИСИ. С БИЛИНГВОЙ И БЕЗ"//


Во-первых, исходим из мысли, что Повесть временных лет (по Лаврентьевскому списку) - это вовсе не фейковая штучка из какого-нибудь особо хитропросвещённого периода (например, как фейковые "документы" из Европы XIV века). Это вполне официальная история, какой бы литературно-фольклорно-былинный характер она не носила, и с какой бы временной задержкой она не писалась. При устойчивом княжении Рюриковичей ПВЛ являлась отображением "нужной" в то время истории.
Последующие переписки-добавления изначальной летописи Нестора касались лишь переакцентирования событий "ушедших" князей в пользу их заменивших, но не меняли общей исторической канвы.
Скандинавский (или даже более приятно звучащий  "русо-варяжский") след правящей династии Рюриковичей в летописях был коротко, но уверенно, отмечен, и последних вполне устраивал.
Династия Романовых - это совсем другая история. Переписать набело или полностью уничтожить "ненравящиеся" Романовым летописи было практически невозможно - их расплодилось в достаточном количестве. Попытки переписать российскую историю с помощью "учёных немцев" во времена Екатерины II больше касались времён восшествия на престол Романовской династии, но не затрагивали истории дохристианской и "рюриковской" Руси.

Таким образом, мем о "пути из варяг в греки" не интересовал никого из заказчиков истории. Он просто переписывался из летописи в летопись.
Если и искать какие-либо ляпсусы, подделки, неточности, то прежде всего в этом надо винить именно первоначальных авторов-застрельщиков, которыми можно считать Нестора, Лаврентия, Сильвестра. Не забудем в этом смысле и императора Византии Константина Багрянородного, который, будучи любителем историеписания под винцо, также приложил руку к теме указанного пути сквозь Русь. Причём, сделал это в несравненно большем объёме, чем это сделали русские летописцы. И присовокупил подробности. В частности живописал в буквах технологию преодоления порогов на Днепре.
Написал бы кто-либо из перечисленных авторов ещё бы и о начисто лишённых романтики процессах "волока" (то есть о многотрудном перетаскивании совсем не миниатюрных судов по суше, под присмотром любопытных половцев и без них), и тогда, может быть, не состоялось бы данной статьи.
 

Итак, «путь из варяг в греки» - один из самых устойчивых мифов в истории Руси, вышедший именно из Повести временных лет (ПВЛ).
Здесь не стоит задачи развенчивать его в деталях, ибо это отдельная и довольно ёмкая тема: я лишь отмечу наличие историеведческой проблемы. Ряд упоро... оп, упорных историков автоматически продолжает пользоваться данной идеологемой - то есть якобы существования этого пути именно в данном написании.
Расшифрую: текст касабельно «варяжско-греческого пути» интерпретируется этими упорными современными историками как факт устойчивого торгового общения скандинаво-варягов с греческо-византийским Константинополем.
Этот вывод делается всего лишь на основании бездоказательных (а зачем?) сообщений редакторов Повестей о путешествии апостола Андрея Первозванного из Византии в Рим через Новгород, якобы соблюдая Днепровско-Ловать-Волховскую схему.  Патриотика этих историков весьма похвальна. Но этими же патриотичными диванными историками отчего-то напрочь игнорируются результаты независимых археологических раскопок.
Такая патриотика, которая выше правды, уже не есть положительное качество, а это есть недальновидная политическая профанация.
Не забываем при этом, что самое ПВЛ - это не научный, и не чисто исторический труд не смотря на его "историческую презентацию". Это, как его не верти, - в неменьшей мере литературно-патриотический труд.
Он ЗАКАЗНОЙ. Но и это не есть грех, и факт заказа (а не свободного писательства) ни насколько не умаляет ценности рукописи.
Это естественное для тех времён и весьма полезное для ума, воспитания, гордости, доверия и послушности перед властью книжное производное княжеской и монастырской деятельности.
Полагаем (правда, без веских оснований), что летописный труд Нестора преимущественно ОРИГИНАЛЕН.
При этом, в предваряющей части он основан на Библии.
В части описания внешних сношений славян могли быть и наверняка были использованы имеющиеся в монастырских и княжеских библиотеках книги, документы и копии документов из тех стран с развитой письменностью, с которыми соприкоснулись славяне. Это Византия, Рим, Греция, Ближний Восток, государства Европы.
В части же  внутренней истории Руси, слабо освещённой или не подтверждённой (в качестве аргумента реального существования факта) внешними источниками, сообщающими о том же – и это уже «научный подход», - летопись, полагаю, была преимущественно СОЧИНЕНА ОРИГИНАЛЬНО.
Об этом красноречиво и «лингвистично что ли» говорит живой человеческий язык летописца. Он не замутнён какими-то литературными правилами, которых, вероятно и не было в то время (ибо это не священные документы, где требуется некоторая согласованность с «академическими» религиозными трудами, иначе прослывёшь еретиком).
И вообще летопись писались не как документ (в документ она превратилась по прошествии веков), а как свободная стенография происходящего в момент жизни летописца. И точно так же, и почти свободно, не забывая об историческом жанре, описывалось романтичное, и не очень, исторически значимое, и просто бытовое, но интересное летописцу, обросшее легендами и наслоениями прошлое.
Тексты плоть от плоти являются внутренней, почти духовной сущностью летописца. Язык не сух, как в современных научных трудах, а наполнен жизнью и личными чувствами. Настоящая прозаическая поэзия!
При этом она не выдумка из головы летописца (хотя и не исключаются всплески художественной фантазии – с некоторым риском для здоровья, разумеется), а основана на уже указанных библиотечных источниках, на воспоминаниях дедов и прадедов (которые не лишены наслоений, но, тем не менее, имеют под собой некую реальную канву). Базируются также летописи (во всяком случае очень даже не исключаю этого) на сохранившихся и передаваемых из поколения в поколение устных легендах, песнопениях, речитативах, на текстах заклинаний, пословиц и поговорок, на сказках и сказаниях с вычлененной из них памятно-исторической сутью.
Кроме того – и это важно - над персональной «писательской» летописной институцией ПВЛ (вне зависимости от имени и поверх требования заказчика) победным флагом витает желание автора иметь "приличную" и в огромной степени "героическую", пусть даже дикую и захватническую (ибо скромные не выживали), историю славянского государства. То есть такую историю, которой в равной степени могли бы пользоваться государи и религиозные авторитеты, учителя и проповедники, и которую с пользой для себя и во благо родины воспринимали бы ученики и просто детишки.

Естественен вопрос: насколько справедливо «путь из варяг в греки», лишь  намекнутый старинным обозначением,  современными историками перевёрнут в греющий глобалиста и демократа термин  «древняя международная торговля»? А также мечтательна и романтична для современного, ещё не напрочь испошленного Запада, формула «Русь может быть доброй, если захочет».
А не похож ли этот греко-варяжский путь на искренний, по порыву души, древний фейк летописца? Ну, ради  приобщения (хотя бы в письменном виде) имени апостола Андрея к процессу христианизации Руси?


Не отрицая возможности, и соглашаясь с существованием этого пути в древности, стоит таки выделить следующие принципиальные моменты, которые должны разрушить устоявшийся самовыдуманный (и раздутый наивными историками как пузырь) мем о якобы стабильном греко-варяжском торговом пути.

   1. Археологические изыскания в отношении плотного общения скандинаво-варягов с Константинополем дают отрицательную картину, что не исключает, конечно, отдельных военно-экспедиционных и географо-исследовательских попыток.

В пользу данной акцентуации говорит тот факт, что при раскопках ареалов древнего проживания скандинавов товаров с византийскими метками не обнаружено. А соотношение византийских монет в скандинавских монетных кладах (напр. на острове Готланд) по сравнению, например, с персидскими монетами в тех кладах, составляет одну тысячную часть.


   2. Путём, указанным Нестором-Сильвестром-Лаврентием, пользовались преимущественно славяне.
   Я уже говорил: ссылка на этот путь имеется у Константина Багрянородного. Но тут важна расстановка акцентов и правильность последующих интерпретаций текстов указанных авторов.
   Участие скандинаво-варягов лично мною видится эпизодическим (ввиду не просто трудностей, а бешеных трудностей при использовании данного пути). И в качестве военного  сопровождения русских торговых экспедиций. А вовсе не наоборот, где главенствовали бы варяги-скандинавы (или викинги), а славяне играли бы лишь роль проводников... или бы выдавали ярлыки на проезд... Которые, кстати, не являлись бы гарантией безопасности, а были бы в чистом виде "филькиной грамотой".
 

  3. Имеет значение эпоха пользования этим весьма сложным (волоки, пороги и движение против течения) и опасным путём (непрекращающиеся междуусобные войны и разбойничанье как профессия).
  Так, путь по Днепру до прихода к власти Святослава практически не использовался.
  Общение с Востоком (не с Византией) осуществлялось до Рюрика и в Рюриковские времена по Волге и Каспию. Уместно тут вспомнить о хождении тверского купца Афанасия Никитина в Индию через два моря. Торговая авантюра данного купца даже на «отработанном» торговом маршруте превратилась в чистое приключение, ставкой в котором были не только товары и заёмные средства, но и сама жизнь.
  Путь «из варяг в греки» сквозь Русь мог стать основным (теоретически; но стал ли?) лишь с середины Х века, когда на смену преимущественно племенному образу жизни стала приходить княжеская (и княжеско-выборная) государственность.




Tags: pol_ektof_creativity, история России
Subscribe

Posts from This Journal “pol_ektof_creativity” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments