pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

Category:

Все, что вы хотели знать о зубастом лоне

О страхе кастрации, воспоминаниях о рождении, отцовском пенисе, символическом сопернике и других интерпретациях мифов о vagina dentata, придуманных последователями Зигмунда Фрейда

Подготовила Надежда Бирюкова



Симплегады. Гравюра Корнелия Блумарта. XVII век© Bibliothèque nationale de France

Психоанализ  обращается к мифологии как к дополнительному материалу. Работая со своими пациентами, психоаналитик получает сырые данные — клинические наблюдения. На их основе он вырабатывает свои гипотезы о том, что стало причиной проблем пациента. Но, как и в любом другом научном исследовании, психоаналитик не может сказать: «Я решил, что интерпретировать буду так — и все». Нужно каким-то образом свое мнение подтвердить, согласовать его с общим накопленным опытом. По мнению Зигмунда Фрейда, у всех нас есть слой примитивной психики. Он не доступен сознанию, но в нем могут обнаруживаться удивительные представления, чудовищные с точки зрения взрослого человека. Фрейд предположил, что этим бессознательным мы все связаны друг с другом, оно у нас общее. И это общее часто оказывается зафиксировано в мифологических сюжетах. Так что психоаналитики прибегают к мифологии, чтобы показать некоторые факты из истории человеческого сознания и подсознания, которые согласуются с их рассуждениями. Есть несколько мифов, которые оказываются наиболее характерными с точки зрения той проблематики, с которой часто работают психоаналитики. Их они обычно и пытаются анализировать.

Психоаналитики прибегают к мифологии,
чтобы показать некоторые факты из истории человеческого сознания и подсознания,
которые согласуются с их рассуждениями

Кроме того, сразу стоит прояснить следующее. Все психические расстройства Фрейд сводил к проблемам в сексуальной сфере. При этом он утверждал
(и это положение стало общепринятым), что сексуальность не появляется в подростковом возрасте. И в младенчестве, и в детстве у нас есть либидо, которое представляет собой сексуальный инстинкт, не в генитальном, а в более широком смысле — как любовь и желание наслаждаться. По мере взросления человека его сексуальность проходит несколько стадий. Сначала это оральная стадия: младенец любит сосать, он сосет палец и соску, но основным объектом его любви становится грудь, которая дает молоко. Следующая стадия — приучение к горшку: ребенок может задержать испражнение, и это доставляет ему удовольствие, переживаемое в зоне ануса. Это анальная стадия развития либидо. И только после этого (где-то между тремя и пятью годами) ребенок обнаруживает у себя половые органы и связанное с ними удовольствие. Каким-то образом он понимает, что именно этим занимаются мама и папа, и его либидо направляется на маму. Он хочет быть ее мужем, хочет спать с ней, как папа. В этом возрасте дети часто приходят в кровать к родителям. Но ребенок понимает, что он маленький и маму не удовлетворит, что сделать это может папа, — и смиряется с этим. В его психике возникает суперэго — отцовская фигура, идеальный образ, на который он хочет быть похожим, чтобы его любили. Это положительный вариант развития эдипова комплекса. Миф о царе Эдипе наиболее известен психоаналитически. Психоанализ обращается и к другим мифам и мифологическим персонажам, но значительно реже. Один из них — миф о зубастом лоне.



Адская пасть. Часослов Екатерины Клевской. XV век© NYC Morgan Library MS, M 945 fol-168v

Зигмунд Фрейд

Сам Зигмунд Фрейд непосредственно к мифу о vagina dentata не обращался,
но этот мифологический образ можно изложить как вариацию мифа об Эдипе в интерпретации Фрейда. Мифы работают так же, как сны: это порождение коллективного бессознательного, которое дает возможность через рассказ беспрепятственно наслаждаться реализацией собственных желаний. С этой точки зрения миф о vagina dentata также можно связать с запретным и подавляемым желанием, которое возникает у мальчиков. В мифе о зубастом лоне есть некая недоступная женщина. Чтобы она стала доступной, из нее необходимо убрать зубы — то есть уничтожить символического соперника. Тут присутствуют все элементы, из которых состоит эдипов комплекс. Во-первых, недоступная и желаемая женщина. Во-вторых, нечто, символизирующее отцовский пенис, — зубы. В таком случае извлечение зубов из лона, которым заканчивается миф, дает мужчине возможность насладиться удовольствием от победы над соперником.

Отто Ранк

Среди психоаналитиков о мифологии разных народов больше других был осведомлен, наверное, австриец Отто Ранк. По его мнению, мифы, сновидения, фантазии — это порождения нашей психики, которые реализуют так называемое амбивалентное желание: и хочу, и страшно. Ранк считает, что психоневрозы и вся психическая и эмоциональная жизнь человека являются разными попытками справиться с травмой рождения и с переживаниями, которые в связи с ней возникают. Мы все хотим вернуться в материнское лоно, но нам страшно, потому что рождение было для нас болезненным. О зубастом лоне Ранк упоминает там, где речь идет об импотенции, происходящей
не из физиологических, а из психологических проблем. Такая импотенция возникает, когда человек не может справиться с бессознательным страхом, что, если он опять попадет в место, откуда был рожден, ему придется снова столкнуться с болезненным опытом рождения. Это то место, которое уже однажды причинило ему боль. Оно кусает. В мифе есть и желаемое — проникновение в вагину, и источник страха — зубы, и элемент победы, разрешения ситуации — вырвать зубы и все-таки попасть, куда нужно.

Шандор Ференци

Венгерский психоаналитик Шандор Ференци поддержал теорию Ранка о первичной травме рождения. Но, признавая, что страх заново пережить рождение иногда становится причиной импотенции, он говорил, что это не единственная возможная причина. Заболевание может быть связано и со страхом кастрации, описанным Фрейдом. Впрочем, и в том и в другом случае желание, реализации которого мешает страх, реализуется в мифе о зубастом лоне.

Мелани Кляйн

Ученица Ференци Мелани Кляйн, работавшая в Лондоне, привлекала мифологию меньше других психоаналитиков. Для подтверждения своих теорий она скорее обращалась к клинической работе. Тем не менее именно ее теория ближе других подходит к мифу о зубастом лоне. Если Фрейд начинал интересоваться детьми, когда им исполнялось два-три года, то Кляйн впервые заговорила о новорожденных. Главным источником жизни для младенца является грудь матери, именно грудь становится объектом его любви. Ребенок хочет, чтобы грудь постоянно находилась рядом с ним и непрерывно его кормила. Когда он сталкивается с переживанием, он испытывает ненависть
к отсутствующей груди, то есть отсутствующая грудь воспринимается как присутствие чего-то плохого. По словам Кляйн, тревоги младенца воплощаются в образах, имманентных его желаниям: если он хочет есть, у него появляются бессознательные фантазии о том, что кто-то ужасный хочет сожрать его заживо, а также о том, что грудь отсутствует, потому что занята сексуальным актом с отцом . Таким образом, у ребенка возникает представление о так называемой комбинированной фигуре: это мать и отец, слитые в непрерывном сексуальном акте. Пенис отца находится внутри матери, они делают новых детей, которые будут поедать его молоко. Можно думать, что vagina dentata — это иллюстрация этой комбинированной фигуры. 

Tags: психология, секс
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments