pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

Categories:

История моих пластилиновых людей. Часть 3

ПРОДОЛЖЕНИЕ. Часть 3
Часть 2 ТУТУШКИ
Часть 1 ЗДЕСЯ

Игорь Орловский

...Армия состояла из двух частей: а) армия в форме, которая соответствовала своему времени; б) ополчение без формы – в одежде, оставшейся от других веков, которые я раньше лепил, но со знаками отличия (у младшего ком. состава – полоски на погонах, у офицеров – точки на эполетах). Людям я мог менять одежду – отрывал голову и приставлял к другому туловищу. Бывало это, конечно, нечасто. Например, при переходе какого-нибудь выдающегося человека из ополчения в регулярную армию; или при пострижении в монашество какого-либо военного.

Аристократия Моролии, как обычно, стремилась украшать свои жилища картинами. Я вырезал откуда-нибудь небольшую картинку, делал к ней шикарную раму из крышечек от молочных продуктов и бисера. Также делал мечи в дорогих ножнах, украшенных чеканными накладками и бисером. Самым выдающимся морольским художникам короли жаловали дворянство – так появились три дворянских фамилии: ван дер Вейден, Малявин и Филимонов. Самому знаменитому придворному музыканту по фамилии Александр также было пожаловано дворянство.

Помимо двух крепостей у меня к тому времени прибавилось ещё два пластилиновых строения: церковь святого Иоанна Крестителя и дом, ставший впоследствии вино-водочным заводом.

Как и все мои предыдущие государства, эта очередная Моролия имела короля, кабинет министров, послов, прокурора, судью, адвоката. И духовенство: кардиналов, епископов, священников, монахов. Были у меня свои подвижники благочестия, например, носивший кольчугу (из алюминиевых крышечек от молочных продуктов) на голое тело праведник Паригорий. Поскольку он состоял в браке, то дал начало фамилии Паригорий, которой было присвоено дворянство за его аскетические подвиги и праведное житие. Часто подвижниками благочестия становились отставные военные, ставшие инвалидами. Другая часть пожилых отставных военных стремилась делать карьеру в церковном аппарате – устремлялась в епископы.

И в Моролии, и в государствах моих друзей государственной религией был римо-католицизм. Италии не было ни у кого. И по нашим правилам наш римский первосвященник должен был находиться в том государстве, откуда он родом. Выбирался новый папа конклавом кардиналов. Кардиналы назначались римскими папами. Мы (я, Костя, Коля, ещё кто-нибудь) приносили своих кардиналов к кому-нибудь на квартиру и устраивали собор, на котором выбирали нового римского папу. Это была сплошная политика с дипломатическими приёмами. Бывало, что недовольная сторона избирала своего римского папу. Второго папу. А то и двух сразу. Все рекорды по количеству первосвященников однажды побил я: разные политические группировки моей страны, оказав давление на кардиналов, избрали своих пап, и в одной только Моролии появилось сразу 13 (тринадцать!) римских пап. Как определить, кто из них папа, а кто антипапа?

Ещё я на печатной машинке печатал газету «Морольские ведомости», в которой публиковал все важные события. Выходило несколько экземпляров – я использовал копирку. Любопытно, что главным редактором единственного печатного органа в моей стране стал поступивший ко мне на гражданскую службу иностранец из Костиного государства Пушкарёв-Пирогов.

Не все морольцы внимали проповеди благочестия и вели добродетельную жизнь. Многие любили побухать в трактире «Свинья и свисток» со всеми вытекающими отсюда последствиями, т.е. с перестрелками. И бухали не только морольцы, но и приезжие иностранцы – люди из государств Кости, Коли, Славы, Влади… В Моролии была полиция, тюрьма… Один предприниматель в своём доме оборудовал вино-водочный завод. И в этом же доме открыл публичную баню. В бане было два крана: из одного текла водка, из другого – вино. Состоялась торжественная церемония открытия вино-водочного завода и бани. С проститутками.

Ещё у нас были наркоманы. И в Моролии, и в государстве моего друга Кости. Делались наркоманы определённым образом. Лепился человек из пластилина с пустотой внутри так, чтобы его рот внутри соединялся с анальным отверстием. Потом я отрезал кусочек газеты, сворачивал трубочку, вставлял наркоману в рот, поджигал… Дым опускался вниз и выходил из задницы наркомана. В Моролии появились две наркоманских фамилии: Норман и Колдун (куривший наркоту в эзотерических целях).

В правительственном аппарате прочно засели представители высшего дворянства – потомки первых людей в Моролии: де Мариторнес, Плоховидящий, Дохтуров, Разумеев, Синенко, Сурбаран-Баранов, Толстой, Холодный, Холодный-Умов, Швов-Иголкин, Швов-Шевченко. Дворянские рода стали ветвиться – появляться двойные, тройные и четверные фамилии. Постоянно снизу вверх пробивались новые люди – к высшему дворянству добавлялись всё новые и новые фамилии: Корабеловский, Вышата, Дик-Трирский-Святой-Освободитель… Как выдвигались? Обычно вверх по служебной лестнице поднимались те, кто имел больше орденов и медалей. Так дворянами и становились – дослужились до какого-то определённого звания, значит, получили дворянство.

В это время в Моролии была сотня дворянских фамилий, сотни две фамилий простолюдинов. Несколько представителей одной фамилии. Больше тысячи человек.

Параллельно с Моролией у меня возникло второе государство – Люксембург. Но потом оба государства объединились.

Не всегда власть в государстве принадлежала королю. Как-то раз у меня возникла военная диктатура – Моролию возглавила группировка высших офицеров страны: Нежебуд, Плоховидящий, де Мариторнес фон Люксембург, Холодный-Умов-Павлов, Избушкинский-Илья-Львов, Ерошкин, Корабеловский, Графов, Дулин, Дик, Муллаев, Древний. Все они получили в награду дополнительную фамилию по месту своего имения. Главнокомандующий Нежебуд стал обладателем Старской крепости, Плоховидящий – крепости св. Христофора, де Мариторнес фон Люксембург – трактира Свинья-и-Свисток (Швейн-унд-Пфейфе), Древний – деревни Курово (которая существовала у меня только на карте Моролии) и т.д. Как видно из списка, во главе Морольской Армии стояли преимущественно не высшие аристократы. Если быть более точным, из 12-и перечисленных фамилий: высшая аристократия – 4 человека, нетитулованные дворяне – 4 человека (Нежебуд, Избушкинский, Муллаев, Древний), почётные простолюдины – 2 человека (Графов, Дик), простолюдины – 2 человека (Ерошкин, Дулин).

При продвижении наверх по служебной лестнице решающим фактором являлось количество наград. Дополнительным фактором – знатность рода. Были полководческие ордена. Были боевые ордена и медали. За что давали боевые награды?

Во-первых, за количество убитых. Если кто из моих солдат выводил из строя солдата противника, то сразу после втыкания иглы в тело врага я помечал своего солдата красным кусочком пластилина. Таким образом, я знал, кто из моих солдат сколько врагов вывел из строя. За трёх выведенных из строя солдат противника полагался уже орден. После сражения абсолютно всех, кто был на передовой и остался в живых, я награждал медалями (даже если он никого не убил). Медали различались по степени – а) для тех, кто вывел из строя двоих; б) для тех, кто вывел из строя одного; в) для тех, кто никого не вывел из строя. Боевые ордена тоже были разные.

Во-вторых, боевые ордена и медали могли даваться за какие-либо отдельные боевые заслуги.

Боевые ордена и медали висели на двухцветной ленте (белый-белый, белый-красный, белый-зелёный, чёрный-красный и т.д. все возможные цветовые комбинации). Каждая комбинация цветов на ленте обозначала определённое сражение. Таким образом, глядя на грудь солдата, я сразу видел, в каких сражениях он участвовал. Поскольку процент смертности был очень большой, то орденоносцев было мало.

Эта система наград разрабатывалась годами. Я уже в четвёртом классе стал своих бойцов награждать.

Со всех мёртвых я снимал все награды, все знаки отличия на погонах/эполетах, личный номер на боку. В тетради (где записывались личный номер, имя, фамилия, номер отца, номера детей) я отмечал, что этот солдат погиб. Потом тело погибшего становилось телом нового человека. Я открывал тетрадь, смотрел, кто из людей уже достиг совершеннолетия, но пластилиновое тело ещё не получил. Писал на кусочке бумаги этот номер, обёртывал его кусочком пластилина и вешал новому бойцу на правый бок.

Когда мне исполнилось 18, у меня наступила апатия к моему пластилиновому царству. Моролия влачила своё существование. А спустя год мои друзья уже и вовсе отошли от своих пластилиновых государств. Я остался один. И тут я открыл для себя новый источник вдохновения – под влиянием романов фэнтези я решил лепить красивых средневековых воинов. А Моролию надумал окружить разными мифическими племенами. Так у меня появились великаны, эльфы, водяные, амазонки, гоблины, гномы, коротыши (из польской мифологии – не путать с краснолюдами!), кобольды, хоббиты, тролли. Фамилии в средневековой Моролии были те же самые, что и в Моролии предыдущей. Те же самые графы, бароны и четыре ступени дворянства. Молодое поколение Моролии начала 20-го века стало жить в средних веках, а отцы остались доживать свой век в начале 20-го. Фамилии своих людей в средневековой Моролии я решил перевести на немецкий язык: Фетт вместо Жиров, Каппе вместо Колпаков… Я стал мастерить красивые доспехи, все дворяне получили гербы.

В 21 год я вернулся к Моролии начала 20-го века. Решил довести численность дивизии до трёх тысяч человек. Причёски моих солдат были вольными: кто с длинными волосами, кто с короткими, кто бородатый, кто бритобородый, кто с усами, кто с бакенбардами.

А в 22 года я отдал все свои крепости и людей 12-летнему сыну моего знакомого.

Почему я это сделал?

После школы я решил, что вся пластилиновая армия – это детская забава. А я теперь человек взрослый, и должен заниматься делами, свойственными взрослым людям. Я внушил себе мысль, что нормальный человек имеет право лепить только в том случае, если закончит художественный вуз. И стал себя гнобить: «Я занимаюсь забавой, несвойственной моему возрасту».

Но желание лепить пластилиновых людей у меня не пропало, и я на всю жизнь запомнил три сотни фамилий моих людей, многие дворянские гербы. После сорока лет я раза три составлял списки фамилий, обдумывал, как я буду лепить себе новую армию, из каких материалов делать доспехи и холодное оружие и т.п. Но лепить так и не начинал – не разрешал себе этого делать.

11 апреля 2019 я сломал ногу.

За две недели до перелома я сел за комп и в очередной раз по памяти стал восстанавливать списки фамилий своих пластилиновых людей (дворянство шести ступеней знатности и простолюдины), продумывать структуру войска. Но если бы не перелом, я вряд ли взялся бы лепить. А по причине перелома ноги ничего другого мне не осталось, т.к. работы в интернете я для себя так и не нашёл (предложения с мизерной оплатой труда я не рассматриваю). Взял кредит в банке (семью-то надо кормить) и засел за свою Моролию. Хотя я тружусь неофициально (ИП не открывал) и никакими бумагами подтвердить свои доходы не могу, банк выдал мне кредит без проблем. 14,9 % годовых.

Итак, моё подсознание желало того, чтобы я сидел и лепил. Поэтому моё подсознание и устроило мне перелом ноги.

Супруга, глядя на меня, радуется. И говорит, что я её воодушевляю – она уже два года назад начала лепить свою шарнирную куклу и никак не может её закончить. А моё творчество активизирует её творчество.

Каковы мои планы? Что именно я собрался лепить?

Для начала полк из двух батальонов. Для начала… В масштабе 1 м = 5 см. Средний рост средневекового мужчины был около 155 см. Поэтому средний рост моих людей 78 мм. Обычные «огромные» люди по моей классификации.

1-й батальон – кавалерийско-элефантерийский – будет включать в свой состав:

- элефантерийскую роту из 13-и бронированных слонов (4 слона в каждом взводе + слон командира роты);

- взвод рыцарей из трёх отделений – 31 человек;

- взвод кирасиров (панцирь защищает грудь, спину и живот, на голове шлем; вооружение: щит, пика, меч, лук, стрелы) – 31 человек;

(Примечание. Мечи находятся в бумажных ножнах, их можно в любой момент вытащить, а потом вложить обратно. Луки я делаю из медной проволоки, тетиву к ним – из капроновых ниток. Лук можно натянуть, вложить в него стрелу (швейную иглу). После чего можно вернуть лук в исходное ненатянутое положение. Луки у всадников лежат в колчанах, сделанных из бумаги. Для стрел я тоже делаю бумажные колчаны.)

- взвод лёгкой кавалерии (доспехов нет, вооружение: меч, лук, стрелы) – 31 человек;

2-й батальон – пехотный – будет включать в свой состав:

- взвод великанов (рост 280-300 см) из двух отделений – 19 человек;

- рота тяжёлой пехоты (доспехами полностью защищено всё тело, включая руки и ноги) – 3 взвода – 94 человека;

- роту средней пехоты – лучников (доспехи защищают грудь, живот, спину, голову) – 94 человека;

- три роты лёгкой пехоты – лучников – по три взвода в каждой роте – 282 человека.

Вот такую боевую единицу я запланировал создать.

Звания распределяются следующим образом.

Если воин не имеет ни коня, ни доспехов, то он рядовой. Отделением командует сержант, взводом лейтенант, ротой капитан.

Если пеший воин имеет шлем и панцирь, защищающий грудь, живот и спину, то он сержант. Отделением таковых воинов командует лейтенант, взводом капитан.

Если пеший воин полностью закован в броню, то он лейтенант. Отделением командует капитан, взводом майор, ротой полковник.

Все закованные в броню великаны имеют звание майора. Отделениями командуют полковники, а взводом – бригадир.

Лёгкие кавалеристы имеют сержантские звания. Отделениями командуют лейтенанты, взводом капитан.

Кирасиры имеют лейтенантские звания. Отделениями командуют капитаны, взводом майор.

Рыцари, у которых конь не защищён доспехами, имеют звание капитана. Рыцари, у которых конь защищён доспехами, имеют звание майора. Отделениями рыцарей командуют полковники, взводом – бригадир Христофор Плоховидящий фон Санкт-Кристофер фон Бёзе-Гейстерлянд.

Бронированными слонами командуют майоры. Другие члены экипажа слона – лейтенант и капитан. Взводами в элефантерии командуют полковники. Ротой – бригадир Дорофей Корабеловский де Санта-Доротея.

Батальонами командуют генерал-майоры Филит де Мариторнес фон Люксембург и Филадельф де Мариторнес. Полком – генерал-лейтенант Фёдор де-Мариторнес-Морольский. Зам. командира полка – генерал-майор Феодорит де Мариторнес фон Люксембург фон Швейн-унд-Пфейфе фон Санкт-Кристофер.

Король Моролии – Виктор 1 Бондарев-Морольский – имеет звание генерал-полковника. Потому что я очень надеюсь, что после создания первого полка начну создавать второй. А потом третий.

Как я присваиваю звания? В соответствие со степенью знатности дворянского рода.

Отличительная особенность нынешних моих пластилиновых людей – личный номер, имя и фамилию я стал размещать на груди. Конечно, в истории так никогда не было. Но так будет у меня – мне так удобнее и приятнее. Да, мне приятнее, когда я вижу написанное на груди имя. 

Ну, вот пока и всё.

За сим остаюсь Зосимой и Савватием одновременно имени стерео колонок третьей степени, потому как в моём подъезде Ку-ку и Гриня вместе живут, но при этом не ссорятся.

А вам желаю всего доброго, бодрого, замечательного и замечТательного!

2019 июнь
Tags: дети жгут, пластилин, хобби
Subscribe

Posts from This Journal “хобби” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments