Литтл Маунтинмэн

ТРУСЫ и СТРИНГИ (9)


0 0 0 Трусы и стринги 250 фас.jpg
9

Тьфу на всё! Возвращаемся к реальной и простецкой жизни на Варочной 41А, Калифо... Канифо… Тьфу! Гэ Угадайка.

Все уже забыли, что мы хотели рассказать всего лишь о трусах и стрингах.

♥♥♥

– Дашуля, а у тебя есть джинсики пошире, или шорты?

Не лишне напомнить, что Жулина поясная окружность, если её превратить в верёвочку, дважды обовьётся вокруг осиной талии Даши.

Даша понимает: при Кирьяне Егоровиче срываться в яростный крик нельзя. И воздух досады, автоматически стартанув было из бронхов, сбавил силу в середине горла, так и не став осмысленным звуком.

Даша сглотнула слюну.

Медленно и надменно, рассудительно, словно занудная поэтесса, мать своих стихов и педантичная зубрилка теорий, Даша в сотый раз стала декламировать уже надоевшую обеим сторонам нерифмованную, но добротно вызубренную как бы из под палки песню печали:

– Жуль, а ты помнишь как мне растянула кофточку… Вот ты моё белье носила, помнишь оранжевые стринги и белый, а он парадный, Жуля, бюстик, он тебе как, Жуля, не показался ли слегка малым?

Кирьян Егорович заходится секретным смехом. Он в туалете, но откуда всё прекрасно слышно. Он знает: чтобы прикрыть Жулькины соски, Дашиного бюстика едва хватило бы. Но, сексуальность как бы даже наоборот, дополнительно подчеркнулась бы.

– Вот ты бросила и не постирала, а если бы постирала... то и не просила бы другого... а носила бы этот дальше, – продолжает Даша, – а я бы тебе ничего против и не сказала...

Как же, другого: Жуле интересно перепробовать на себе все Дашины вещицы, она же тоже модная угадайгородская дамочка. И, как и многие остальные, хочет вертеть живой жопкой в гипотетическом офисе Гугла. Или в гостинице NNN, которую Кирьян Егорович, кажется, взялся проектировать для Угадайки…

Но, скажем по секрету, Жулю не берут даже на местные Ксюшины подмостки.

А Дашу взяли. ВЗЯЛИ!

Вот это-то Жуле и обидно.

Может это-то и есть основная причина скрытой девичьей ревности и злости. Жопки у девочек разной конфигурации.

Одна жопка модельная, другая нет. Большая жопка, да, мы видим, против этого не попрёшь. Удобная, вероятно, в задней позиции, да и приподнимать в позиции другой, тоже наверно хорошо и привлекательно смотрится… Её приятно обозревать, объятую тугой юбкой. Но, увы и ах, не подходит такая жопка для модельного бизнеса: не вписывается в цифровые пропорции. Не будем тут всем известными данными засорять бумагу. Данные могут через столетие поменяться, а Кирьян Егорович будет виноват.

Это сказано так, между делом.

И то есть, и это правда. Есть ещё и неправда. Но то в мозгах девичьих. Всего не перескажешь. Да и это надо твёрдо знать, а не сочинять разную херь.

Приостанавливается тут Кирьян Егорович, переходя на уровень обыкновенных шмоток. Но и тут не ждёт его успех.

Не по плечу ему описывать женские шмотки. Для этого нужно иметь женский талант и любознательность.

Прикройте свои раздвинувшиеся ушки, модные молодые читательши, американские и наши… Это не в жентрусах что-то вынюхивать. И не под юбки заглядывать. Это посложнее.

Тут без гейщины или любовницы-консультантши никак.

Но! Нет у Кирьяна Егоровича цели вынести на суд читателя весь Дашин цветастый верхний, интимный и прочий гардероб.

Она, в конце концов, не та самая Ксюша – а-а-а, та самая «собачкина что ли с лицом пони рассвирипелой» – из Москвы, и не та самая Диабло Коди из Америки – «диабла напиши мемуары». Ну-ну, Дрябла-Диабла, мать твою «армянскую ерику», рожу с носом смени, стриптизёрша-писательша. Оскара на тебя мало.

А кому если интересно, то езжайте в Угадай и спросите у Кирьяна Егоровича. И приходите с нормальным коньяком, а не с пивом. Это того стоит, друзья-товарищи…

…В эпилоге: «А иди-ка ты, Дуржуля, подальше».

Простая как валенок в данном случае Даша не поняла тонко сыгранной Жулиной партии. А тут так:

– ведь скоро безработная Даша будет квартироваться в съёмной хате вместе с Жулей и двумя или одним мальчиком (все, кроме Даши, – при работе… правильно? Ну так.

– Дрюн ухаживает за Джулей; другой молодой человек постарше безответно любит Дашу… Ну так и?

– Что ну так и? У Жули появятся какие-никакие деньги. А у Даши их нет, но хочется.

– И?

– Тут-то Даша и попадёт в зависимость, которую – не исключено – придётся оплачивать возможно и телом (это как? Чем-то нехорошим попахивает. Теперь так девушкам можно взаиморассчитываться? Мама миа!)…, и кухонной нежностью, и притворной любезностью, и уступать очередь в туалет, и кто его знает чем ещё. Может в лесбийских играх поменяться местами и лизать Жуле места, которые вообще-то больше предназначены для туалетной ветошки…

Дурдом настоящий!

Итог: вот тут-то, вот тут-то!!! Ха! Тут-то отольются Даше и сегодняшние, и все прошлые Жулькины детские, и теперешние взрослые Жулины – волчьи, лисьи притворные и неловкие, по-топорному слепленные медвежьи слёзки.
(продолжение следует)
fрэндить