Литтл Маунтинмэн

РУЛЬКА, УТИЦА И КАПУСТА (6.1, 6.2)

    preskriptum:
     Ну вот! Спасли pola_ektofa грамотные люди. Спасибо волонтёрам на службе помощи. А то достала меня с потрохами ошибка 500 с ошибкой 404 поверху. Заодно перевёлся на платный аккаунт, и чувствую теперь себя сыром в масле, или маслом в молоке... или лягушкой в сметане... как там оно правильно-то  уж и не знаю, и вообще запутался в их интернете, и в ЖЖ в частности. В общем:  хорошо жЫть! И шрифты с утра вполне терпимы, и цвет фона  - хрен с ним: сойдёт. Живём, друзья!
     На радостях этих выкладываю сегодня аж две по полглавы про "рульку, утицу и капусту". Читайте. Есть там неплохие перлы - чисто для вставления в историю руской литературы эпохи... ээээ... даже не постмодернизма, а "не разберешь на что похожей". Вопчем здорово на тех страницах и иногда даже смешно.


0 0 0 РУЛЬКА УТИЦА И КАПУСТА 250 фас.jpg

6.1  

Столованье ещё не закончилось. Но предупреждение об ускорении процесса уже витает в воздухе.

Надо успеть пожалеть голодных, переубедить бастующих и подстегнуть отставших по причине их воинственной беззубости.

Ксан Иваныч Малёхе: «Вот сыр... тебе, Малюха».

Попугайское, многократное бурчание в ответ.

– А? – Бедный, бедный подглуховатый Робинзон Иваныч Крузо!

И снова бессмысленное и никому не понятное сыново бурчанье такой слабой силы, что не достаёт даже гладкого, чисто побеленного немецкого потолка, который отразил бы и усилил те невнятные звуки и донёс бы их до ушей прочих путешественников

Бим в образовавшейся тишине и вполне невпопад о своём: «А вот это забавно было. Мы первое пиво ещё не допили, а он уже несет поднос большой. Бокалы несёт. Кверх ногами ставит. Баллоны с ограждениями. Поставили. Огород какой-то сверху городит...»

Шорох целлофановых салфеток, вдруг произвёденный генералом – личным Малёхиным официантом и поваром, заглушает мысль Бима и не дает Биму сосредоточиться.

Под шорох все вспоминают:

...Да, действительно, бокалы были неспроста. Поверх бокалов пришла и поставилась, свисая антресолями над прочей сервировкой, огромная сковорода с дециметрово загнутыми бортами.

Сковорода завалена до краёв пышащей и булькающей горой разнообразного мяса.

Колбасы белые.

Сосиски красные.

Утица жареная.

Сало.

Ноги чьи-то.

Ещё ножки, но другие, изящней и человечней, что ли.

И знаменитая, вожделённая Ксан Иванычем свиная рулька – фенечка Мюнхена.

Волосато!

Пир пиров, Пирров пир!

Умереть и не подняться с такого количества еды и питья.

Дым даже ещё не весь вышел из недр жарева.

Всё в зелени и расплавленном красно-коричневом жире, цветасто и смердяще на все лады, будто только что бегавший со снятой шкурой олень случайно обрушился вместе с косогором в вулканью магму.

И снова ножки, да что ж такое деется!

Братцы! Спасите! Ещё те не съели, как уже новьё поднесли?

Ах, это соседская дама!

Вон оно что! Это Бим обнаружил дамские ножки под соседней лавкой и сигналил товарищам.

А товарищи шипят: «Тише ты, Бим!», хотя сами-то и не против. Просто им полагается преподать молодому мораль.

6.2  

Каждый берёт что хочет. Кирьян Егорович поменял бы всё столовое богатство на те, обнаруженные Бимом, дамские ножки.

Кирьян Егорович даже специально уронил вилку и долго не вылазил из-под стола, якобы запутавшись в конструкциях подстолья.

Монетку нашёл, а по вылезу хвастал ею перед товарищами.

Нашёл и свастичную надпись на изнанке столешницы, вырезанную детским ножичком с фюрерских времён.

Но никто не полез удостовериться в сказанном. Все знают, что Кирьян Егорович, хоть и дедушка, а враль, каких поискать.

А то, как назло, было правдой.

Кирьян Егорович разобижен в усмерть.

Биму хочется утиных ножек: «Ути-ути кря-кря-кря».

Можно две. Если успеть. Это было по царски, ...сиречь по-баварски!

– Кто у них был: королик? Герцог? Кто?

Кирьян Егорыч до рульки не добрался ввиду переизбытка иных явств и перебора пива. Женские виды мешают. Пиво выставляется в двух/ и полутора/литровых бокалах. Всё разных сортов.

Кроме того, он частенько отлучался к негритянке из государства Того, стоящей на вахте в мужском сортире.

Негритянка дважды простила Кирьян Егорычу бесплатное посещение. Потому, что у Кирьян Егорыча были только крупные банкноты, на которые не было сдачи.

И, кроме того, он довольно-таки ловко вкрался в доверие и сумел разговорить чёрнодамую молодку с кофейными такими, с наичестнейшими таковскими глазками – а черти в глубине их, пожалуй целой роте джентльменов – вздыбляли всем сразу ширинки, а кому-то везло по отдельности, будто по команде злого фельдфебеля СС увлажняя брюки.

Глаза её рвали мужчинам пуговицы, а у кого вместо пуговиц молнии, то ломались в тех случаях будто сами собой замки от гульфиков, а на самом-то деле по нервности сердца и дрожи рук.

Где её волшебная, чернённая адской позолотой метла?

Где у этой негритянской метлы двигатель?

Куда эта метла присоединяется?

Уж не туда ли, где у белых женщин размещена обыкновенная розовая, когда-то патлатая, а теперь чаще гладко бритая, порой с жемчужинкой, а то и с колечком, вороватая и хотящая сумасшедших игрищ пиzдища?

По правде сказать, не только в теперешной графоманской тишине, но и в тот конкретный пивной, райский раз, Кирьян Егорыч – по крайней мере так ему померещилось с эротической голодухи – практически очаровал тогушку. Да и сам, надо сказать правдиво, не просто по-зимнему, а по-рождественски аж околдовался.

Ну ни разу он не бывал (по-настоящему, ну, мы мужчины и кобели понимаем) с такими Чёрненькими, тем более такими уж тёмненькими совсем, с курносым фэйсом… А ножки, ох и ножки, практически поджаренные африкой-мамой до съедобной готовности… А губки, ах губки, а кучеряшки…! Цып-цып-цып! Остаётся только позавидовать курочкам-мамам и главам их семейств, которым вся семейная субординация пофигу, и начать листать порнуху с похожими на нашу тогушку-тушку фотками.

Теги: в полном соку, чёрная лебёдушка, изогнутая в кровати под балдахином, с опахальщиком, ощипанная человеческая голенькая индюшка, пава бесхвостая, кончает, экстаз, улыбается, невинная, непорочная – так у них в природе.

Если с Дашиной фаворитной фотки сделать негатив, то и выйдет один в один. Ах, вы не знаете Дашу? Жаль, жаль…

Оттого, чего бы и не отведать от славной такой комиссарщины!

Чёрной комиссарше на вид годков около двадцати пяти. Для Кирьян Егоровича это самый цимус. Учитывая возраст самого Егорыча, это практически девственная малолетка со всеми юридическими правами, если эта терминология применима для любви, на малобюджетный трах.

И вот, наш Кирьян Егорович в меру интеллигентно, вставляя подвластные его немецкому словарю элементы юмора, почти журналистски верно, то бишь честно и без привиранья, расспрашивал негритянку о её персональном житье-бытье.

Он змеино подкрадывался к мускулистому стану с запахом чистейшего африканского пота для самого-присамого Парфюмера «Et tuer les limaces[1]» + грошовый дезодорант «Oley».

Далее пытал о наличии в Мюнхене секса и набожности, выспрашивал о конфессиях и о скорости распространения в Германии европидорасни.

– О-о-о, об этом здесь лучше не говорить, – отмахивалась, «утяче гогоча», тогушка.

Из чего Кирьян Егорович вывел, что с этим последним делом и со всем остальным тут всё на мази:

Лозунг 1:

«Фройнд! поднимая с асфальта кошелёк, зад побереги».

Лозунг 2:

Старичок! За кошельком на верёвочке всяко не угонишься!

Далее поделился русскими общественными особенностями и личными семейными тонкостями, что не совпало ни в одном пункте.

Ещё далее обнародовал количество рождённых им детей и число официальных и прочих разводов.

Того-Ого! – так реагировала негритянка на каждый такой рекорд Кирьяна Егорыча. – Просто вай-вай! Сколько Вам лет, милый дедушка? Не хотели бы на мне жениться?

– Вот так-то вот у нас здоровски! А чё ваша Германия? Так, тьфу. И не совсем ваша она. Хотя кто теперь знает. Пускать из Африк и Турций только симпотных тёлочек и выдавать их замуж за чистокровных немцев.

…Такой должен бы быть выпущен немедленный в Германии закон, чтобы скорей разрушить больное национальное самосознание и генетическую воинственность (со встроенной мстительностью), дабы уберечься Европе.

Так-вот по-дурацки, совсем провинциально думает Кирьян Егорович.







[1] «Убей и слизни» .




(продолжение следует)
fрэндить