Литтл Маунтинмэн

ДОРОГИ ЖЕЛЕЗНЫЕ И ВСЯКИЕ (1.1, 1.2)


1.1

Российские просторы – не маленькие, а о-ё-ё какие огромные просторы! Будто худосочные червячки, улитки, змеи процарапали, начертали, намокрили свои пути в камне, грунте, обозначили в песках вечную тягу к перемещению массы хоть куда-нибудь подальше от одного насиженного места к другому. Вот что заставляет двигаться людей между центрами трепалогии, скандалов и драк?!

Дорогам вообще не везёт. Обычно говорят про те точки, которые дорога соединяет. А та нитка, да что нитка – нитища, обычно умалчивается она как нечто само собой разумеющееся. И всё, что на ней происходит, обычно рассматривается как либо посодействовавшее путешественнику в чём-нибудь, либо как помешавшее, а то и сломавшее не только колёса, а судьбу и кости. Порча настроение из-за ухабов и слякоти – самое меньшее в этом списке и никак не иначе.

Словом, дорога в этом смысле всегда на вторых, даже вспомогательных ролях – как уборщица сцены – и, разумеется, что как уборщица она всегда и во всём виновата – как пресловутый стрелочник. А и не интересно сидеть дома! Увалень ты увальнем, сидень сиднем, задница задницей, и с тобой знаться-то даже не интересно.

Так ты не только свой меркантпрофит с натюргешефтом пропустишь, а даже и не дольки адреналина в твою вялую кровь не попадёт.

И невесту-то ты – царевну придорожную не встретишь, естественно, что не вытащишь из клещей капиталистической эксплуатации тела, и никого другого по пути не полюбишь, потому что сидишь на диване, а не за рулём. Побасёнок дорожных ты не услышишь, и живого волка с бандитом не увидишь. Номерной знак у тебя не утащут, следовательно нормальных эмоций не испытаешь. Шлагбаум будешь знать только по картинкам, а не по битому стеклу ветряного окна, не по осколкам в карманах и шишкану во лбу.

И вообще ни дна, ни покрышки тебе; и вовек не будешь знать их. Так и помрёшь, не образованным дорожным учителем – равно судьбою цыганской.

1.2

А что было раньше? А ничего. Так это и есть: и если говорить про раньше, и про то, как сейчас. Философической разницы никакой, кроме внешних декораций и того двигательного прибора, в котором сидишь. Твоя-то физика не изменилась, и умней люди не стали ни на грамм: кичатся только, и немного расслоились по профессиям. Все понимают в медицине и архитектуре, все спецы в художественном деле. Хлебом не корми – дай потолковать об эстетике и стилях. Было так? Было. И сейчас то же самое. Этот пишет программы для турполётов, у этого турполёты на Марс, у этого в шахту, тут на острова, а этот лузер, этот юзер, этот просто лох. А разницы никакой: все во всём понимают, один больше, другой меньше. Я тебя тут сделаю. Тут ты меня. Счёт один-один и все довольны. Так-что то, что на дорогах сейчас, было и раньше: движение, скорость, поломки, попутчики, вокзал, подъёмы, спуски, переправы, асфальт, бетон, земля, окружение, горизонт, тучи, карта, начало и конец пути. Вот и всё! Вы думаете – больше? Немного, может, и больше, но, уверяю, не настолько больше, чтобы можно было бы, к примеру, придумать совершенно новый оригинальный жанр на дорожную тему. Алгоритм один. Берите Джерома, Верна, Пруста, меняйте окружение, вставляйте имена, замените профессии, оружия с собой побольше, еды поменьше: кушайте из тюбиков или делайте пищу из воздуха, а лучше из дорожной пыли, добавляйте современного звука: писк, треск, свист. Внезапности и крови побольше, любви поменьше, а если случится, то не забудьте, что не за местное бабло, а за баксы. Меньше лепечите философского, больше отбирайте у других. С пафосом убивайте, и перестаньте ненавидеть врагов. Убивайте любя, как велит Создатель. То есть для блага самого убиенного. Так он хоть в рай попадёт, не успев натворить лишней гадости. Включите во все сцены голый рацио. Перемешайте любовь с неутомимым грехом в любой ситуации. Снабдите трах и убийства колкими, ёмкими, но редкими шуточками, нечего упражняться в красноречии. А то, пока будете упражняться, подбежит новый герой, о котором вы ещё даже не успели подумать – от другого, более шустрого сочинителя, и, к примеру, сзади, и вонзит вам в спину какой-нибудь мудрёный дротик с винтом и не с мгновенной смертью, а с медленной, чтобы успеть выразить вам своё негодование и, глядишь, с тем в кино попасть. Вот станет враг вывинчивать дротик из вас спереди, а пока вы мучаетесь и харкаете кровью, он смотрит вам в глаза и остроумно, коротко, с этаким смешливым свинцом в голосе произнесёт: «Ну что, допрыгался, писатель! Недооценил новых технических возможностей литературы!? Не додумался до урбанизма, а техно тебе чем плох, а хоррор, а фанфик, а?»

Если убрать несколько вредных последних обзацев, то уже был роман готов. Готов, батеньки! Просто хорошие романы постоянно кто-нибудь да портит. Знаю я этих людей. Это, конечно же, тролли. Ох и паскудные же люди. Если это люди, а не современные твари. Суются во всё, и запросто из конфетки сделают гуано; да ещё растрезвонят по всему миру как самые распоследние растаскушки, если это бабы, конечно. А если эти людишки с пенисами, то это сплошь завистливые доморощенные пидоры и мастурбаторы, у которых от тёрки уже невстой.

(продолжение следует)


fрэндить