Литтл Маунтинмэн

ТРУСЫ И СТРИНГИ (13)

0 0 0 Трусы и стринги 250 фас.jpg

13

Сквозь сон Кирьян Егорович чувствовал, как доедается со стола, и как в чью-то сумку провалился пластмассовый майонез с последней витой булкой белого хлеба.

Дважды «люминево» щёлкнули и куда-то вылились баночки балтийского пива, опрометчиво не допитые Кирьяном Егоровичем и не перепрятанные под коробки бизнес-ланча на именной полке холодильника…

…Как кто-то вернулся. Может, это был Дрюн.

На промежуточной лестничной площадке, смежной с кухонным отсеком Кирьяна, кто-то… может быть Дрюн… а, может быть, Петя, или Игорёк… долго шептался. С Дашей… а, может быть, с Жулей в менструациях… Потом, уже заполночь, запыхтел. Значит, Даша: у неё всё сегодня в порядке.

И стали раскачивать и без того треснутую, заплесневелую по причине смежного квартирного климата кирпичную стену.

Какой-то вкусный и тёплый мякиш перекатил ночью через него.

Неуклюжий и тяжёлый человечий утюг скользнул по ноге и собрал на секунду в гармошку белую кожу Кирьяновской лодыжки.

Заснувшая Дашкина нога, не разобравшись, упала влюблённым белым лебедем с высоты и придавила ему хихи[1].

Дашино дыхание перемешалось с его перегаром.

Кто-то безымянный непорочно попортил воздух.

И снова все стихло.

♥♥♥

Ночью Даше стало жарко. Она посмотрела прищуренным, сонным глазом в сторону Кирьяна Егорыча. И сняла малинового цвета пижамку, оставшись в стрингах и маечке.

Дашины стринги всегда были сделаны из двух невесомых облачков, скреплённых тонкими струйками то ли летней капели, то ли тесёмками, купленными наспех на сдачу от основной покупки.

– Чки, чками, чков.

– Товарищ писатель, следите за суффиксами.

– Не хочу, не буду. Отвалите все. Меня душат сентименты.

Жуля дождалась когда Даша заснёт и, по-шпионски согнувшись, натянула её пижамные штаны на свои волейбольные стойки.

♥♥♥

Ближе к утру хозяин заметил, что одна его рука расположена на чужом причинном месте, а другая – на своём (беспричинно восставшем).

Он медленно приподнялся, сунул ноги в бязи и не попав в один, побрёл в туалет в одном тапке. Покачиваясь как в лёгком бреду.

Неразумно почистил зубы, совершил другое, что полагается при наличии беспричинно восставшего и унитаза.

Возвращаясь, заметил, что с Даши аппетитно сползло одеяло.

Сон как ветром сдуло, а восстание вспыхнуло с новой, аж третье-майданской силой.

Кирьян Егорович достал… Фотоаппарат... а вы что подумали?

Включил зумм и вспышку.

Покружившись на цыпочках вокруг дивана,   сделал несколько снимков. Анонимных, конечно, а вовсе не для распространения в сетях.

В кадре стрингов не видно (снимать прозаическую сдачу на фоне небесно прозрачных облаков – неблагодарное занятие), зато классно получилась попка. К рукописи тут прилагалась фотография. Редакторы «зарезали» её.

Благодаря утреннему рассеянному свету и хорошо ложащимися полутенями, вполне эротично и в меру рельефно вышли лёгкие пупырышки вокруг поясницы, с застрявшим в них холодком, стёкшим с подоконника.

Между попкой и одеялом, обмотавшимся вокруг Дашиной шеи, алым флагом во всю Дашкину спину (так сохраняли знамёна и номера своих частей военные герои) натянулась футболка с белой и гордой надписью:

«Я учусь в Ёклмнпрст-ом государственном университете».

На Кирьяна Егоровича накатила невольно волна отеческой гордости.

– Во, блин, и когда же это она успела сдать экзамен?

Обрадовался: «Ну просто молодчинка!»

В минорно промелькнувшем, тёмном менуэте прошедшего вечера и испорченной ночи звякнул и долго держался в воздухе неожиданно приятный заключительный септ.
(продолжение следует) fрэндить








[1] Хихи – название бараньих ядрышек (у Даля все объяснения скромны), по-нашему так попросту « яйца».

Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: pol-ektof.livejournal.com/46200.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.