Литтл Маунтинмэн

ГУГЛ ЗЕМЛЯ. А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК? гл.4 Без жалюзи


Гл.4 Без жалюзи

Тьфу!

Опять растревожился. Ну да ладно, я хотел выразить следующую простую совсем мысль: не пробуйте описывать свои путевые впечатления, используя полудохлые картинки из монитора.

Всё-таки, виртуальное путешествие это именно виртуальное путешествие, а не какое-либо иное, как тут ни вертись и чего не придумывай из мира физики, космофилософии любого рода и фантастики. Имею в виду разного рода параллельности, реинкарнации и прочую чепуху, которые занимаются только одним: пытаются убедить людей, что на Земле им жить зашибись, чтобы с ними не случалось в жизни, ибо в следующей жизни будет трижды зашибись. И они будто это точно знают.

В Гугл-Земле не испытаешь тех чувств, которые посещают тебя в путешествиях реальных.

Тут, в Гугле-мугле, тебе ничего не грозит.

Никто не залезет в твой виртуальный автомобиль, чтобы ограбить тебя, или чтобы изнасиловать… ну, поцеловать хотя бы.

Хотя бы потому, что и автомобиль-то этот не твой.

Это какие-то чмошные полукиношники ради забавы, а, может, и ради бабла, ставят на крышу своего авто супер-пупер-сферическую видеокамеру, потом неделями настраивают и испытывают её, потом заполняют какие-то бумаги. Потом вооружаются будербродами, заполняют багажник прочей полутуристической мутотой, прощаются с родственниками… «мы ненадолго», – говорят.

Через некоторое время пути добираются до точки «А» – «это будет начало». Находят себя по навигатору и запараллеливают процесс своего движения со спутником. Потом уж – довольно медленно – едут по намеченной траектории. А спутник смотрит за ними и считывает координаты.

А по приезду домой, или в какой-нибудь транзитной гостиничке, под кофеёк или пивцо – если на следующий день никуда не ехать – вставляют своё кино в Гугл окончательно.

Может и получают какие гроши. А, может, и нет. Кто его знает. А также могут какие-нибудь спонсоры расщедриться. Ради рекламы своего города к примеру. Тут уж должен подсуетиться муниципалитет.

А если едут по иным дорогам – вне города – по лесам там, по полям, по горам, то тут интерес могут проявить географические общества, или клуб кинопутешественников, или природоведы, или какие-нибудь министерства путей сообщений, чтобы разрекламировать свои распрекраснейшие дороги… под видом, хе-хе, путевых впечатлений.

Тут нет запахов – все запахи, которые идут из монитора, один в один напоминают запахи, идущие из твоей кухни. Если, конечно, у тебя есть кухня. А не как у меня. У меня и кухни-то нет. По рыночному стилю это называется «два в одном». Это когда между кухней и комнатой стенки нет. Вроде такой «студии». Но, только маленькой… совсем махонькой студии, для которой и сам термин «студия» кажется напыщенной бравадой… Кого я хочу обмануть!

Итак…

Этот «Итак», похоже, начнётся в следующей главе, так как с минуты на минуту ко мне должен подойти товарищ, не для того, чтобы чаю попить, а чтобы снять габариты моих окон.

Ибо живу я на первом этаже, и все кому не лень, зыркают в мои окна, особенно к вечеру, когда зажигаю свет и становлюсь прекрасным объектом для наблюдения…

Хотя мне всё это пофигу. Пусть смотрят, если им это нравится. Типа такого кино «онлайн». Хотя, это и не интересное кино: я не занимаюсь любовью при включенном свете, тем более без штор и жалюзи.

Оп! Кое-что вспомнил… Про эти окна и первый этаж… Эх, Регина, Регина, какого чёрта ты уехала, а помнишь, когда я только въехал в квартиру, и даже мебели ещё не было, соответственно не было ещё никаких штор, а мы… О-о-о! дальше не буду, не то растянется на другой совсем роман, а я начинал вообще не для этого...

В общем, товарищ обещал обеспечить меня дармовыми «жалюзями», чтобы меня «не сглазили какие-нибудь уличные прохиндеи». А жалюзи те раньше находились в окнах художественного музея, и их там сняли по старости. А мне какая разница – старые эти жалюзи, или нет. Мне вообще-то и без жалюзи хорошо: мне скрывать нечего, я человек честный. И даже открытый. Иногда.

Но то, что эти жалюзи из художественного музея, греет мне душу. Так как я, по правде говоря, человек всё-таки скорее творческого склада, чем обыкновенный брюзга, который ходит в дранных штанишках больничного вида и заправленными в собачьи носки. Носки эти скоро кончатся, так подарили мне их аж лет семь назад, а пятки у них не из титана сделаны.

Возможно, эти жалюзи внесут в интерьер моей хаты немножко темноты... про солнечный свет я не упоминаю, потому что солнца в моей хате вообще не бывает: северная сторона, чёрт возьми. Зато с видом на Набережную... и тут же панорама гор... вернее, обреза плоскогорья, завершающегося именно здесь, составляющего мне прекрасную ежедневную картинку во всю ширь горизонта, откуда можно ловить образы… Вот откуда берутся писатели – им красивую панораму в окне подавай. И горы эти называются… Никак! Потому-что это и не горы вовсе, а конец плоскогорья, и поэтому название есть у плоскогорья, а у моих псевдо-гор названия нет.

Да ладно вообще-то! Комы нужны эти географические данные, я же не часть Гугла, и ничего в этом смысле не собираюсь вам поведать, да и вас тут никогда не было, следовательно, эти сведения никому не нужны.

Я про то, что эти будущие жалюзи прикроют меня от внешнего мира, и я смогу ночью включать во всю мощь свет, что, собственно говоря, я и без жалюзей и разных там шторок прекрасно делаю.  Ах да, мой друг сказал, что я – при наличии таких шикарных жалюзи, которые он мне принесёт, вы только вслушайтесь – «смогу ходить голым по квартире»!

Обаньки! Про этот плюс я даже и не подумал. А ещё под писателя чищусь! И даже иной раз даю народу советы – где набраться таких впечатлений, чтобы Вдохновение (а это прекрасная дама, хоть и среднего рода) само находило тебя и вставляло бы тебе перо… в руку, в руку, гусиное… – это моё представление правильного писателя… И наполняло бы тебя чернилами по самые уши, и вообще сидело бы на тебе и в тебе, насиловало бы тебя вдоль и поперёк, как извращенка с фантазией, а ты, хоть и не «лесбиян», и не поэт, и не грубил с перформансами, а чуть-чуть необыкновенный графоман, и даже с некоторой ленцой… только покряхтывал бы от удовольствия и причитал бы по-писательски, и по-английски: «О! Е! Фак! Как хорошо! Давай, давай! Ещё, ещё. Подлей-ка красочки, теперь розовенькой, а теперь чёрной-причёрной, как у Малевича, с разводами и тремя слоями под ней, и ополоснуться после – холодной водицы ковшик, а еподайте-ка, мадамочка Вдохновение… А отдохнём, попробуем с веничком, в саунке, если Вы не против. А она не против…»

И так далее, словом.

– А что, – в тот раз спросил я, притворяясь совсем невинным, – это так нужно делать – ходить голым по квартире? В чём тут интерес? Может все люди ходят голыми по квартире, когда одни... а я, будучи давно сиротливым, то есть разведённым дяденькой, этой пикантной и полезной тонкости одиночества даже не знал? Может чаще надо общаться, чтобы перенимать опыт?

На что мой друг сказал мне тогда что-то очень умное насчёт натуризма и особых чувств, которые появляются, когда ты становишься голым. На что я, разумеется, ответил что-то вроде того, что обязательно над этим вопросом задумаюсь, и, может быть, даже попробую поэкспериментировать. Ибо мне, как бумагомарателю, новые ощущения, вполне могут пригодиться.

Например, при описании нудистского пляжа. Хотя до этого я и не думал писать про нудистский пляж. Так сказать, для вхождения в образ. А что! Нормальная идея: все персонажи голые. Особенно это будет интересно при переводе этого голого рассказа… а лучше целого романа… в кино. Два часа кряду голые люди расхаживают по экрану и… чем же они занимаются? Любовью? Так надоест. За два часа-то. Это ж не порнуха. Перепирательствами о чистой любви? Или кого-нибудь грохнуть, чтобы получился детектив, а потом искать среди своих друзей преступника… С жилистыми руками… Ведь они же голые и убить вроде бы даже нечем… хотя, можно камнем… по башке. И следов не останется. Камень-то выкинут в море. Или… Во! Акулой! Акула неожиданно выскочит из моря и утащит прекрасную девушку, не оставив даже следов… А в море девушку заманят, заранее прочитав в прессе, что де в эти дни обычно сюда заплывают акулы-убийцы и чисто ритуально утаскивают на дно по одному человеку… И так каждый год, а руководство пляжа об этом не говорит… Ну, вы понимаете… А один из голых людей был на самом деле полицейским и он специально разделся, но только не успел никого спасти, потому что преступник оказался проворнее… Вау! Будучи голым… Голым… Голым! Нормальный ход! Да-а-а! Я хочу жалюзи!

Даже ещё не имея жалюзи, уже разыгрывается настроение! А что будет, когда жалюзи принесут! Жалюзи-жалюзи! Мои любименькие жалюзи! Несите же мне их скорей!

Приятель мой в тот раз надо мной посмеялся, заявив, что я ничего не понимаю в хождении голым, а в отношении писательского возбуждения ничего не сказал.

Видимо подумал, но решил промолчать. Ну, да и ладно.

В общем, я думаю так, что немного темноты днём мне совершенно не помешает.

Это будет вроде такого неожиданного вечера в разгар белого дня, что точно писателю не навредит.

Ещё я подумал о художественном туманчике, и об особой атмосфере, которая край как нужна... иногда, конечно... писакам вроде меня, и... Короче, завершаю. Просто я подумал, что все последующие мои книжки будут писаться под этот искусственный жалюзийный туманчик-темноту, и таким образом мой товарищ повлияет на моё творчество, и таким образом оставит свой след в литературе. Ведь стану же я когда-то, если и не известным в мире, но хотя бы для своих-то уж всяко выдвинусь на шагов на 365 вперёд, а это один оборот вокруг самого Солнца, это уже по себе приятно, и не зря, стало быть, будет прожита жизнь.

Итак, Гугл меня подождёт. Вот ещё одна из приятных особенностей путешествовать в Гугле: путешествие можно прервать в тот момент, когда тебе приспичит…

Вот и приспичило. Звонят.

До завтра!

(Продолжение последует, но не раньше, чем кончится лето. А потом я подумал немного мимо кассы: "А что если глава назвалась бы не "Без жалюзи", а "Бес жалюзи". Что бы изменилось? И напишу об этом в следующем посте".)


Спасибо! Вообще-то это не пост, а как-то по глупости начатое чтиво (практически без плана, если не считать планом какую-то совершенно неоформленную фабулу). Что из этого получится не знаю сам, ибо и времени-то, по большому счёту, не хватает. И приходится отвлекаться на какую-то бытовую ерунду, которая заполняет всё полезное для чего-то более важного время, и от чего невозможно отказаться, так как оно всегда приходит внезапно и делать это приходится безотлагательно. Иначе крах, швах, копец света. Интересно, это у всех людей так, если писательство для них не составляет профессию?