pol_ektof (pol_ektof) wrote,
pol_ektof
pol_ektof

У ПОПА БЫЛА СОБАКА. Глава 2 (фр.2.2)

голый однако ж почти голый 100х100.jpg(2.2)

А главпоп выказывал ей очередную взаимность. И опять всё было хорошо. Но, не до полной же бесконечности можно терпеть взаимность, которой более присуща «приятная во всех смыслах одноразовость»! Любая взаимность надоедает, когда становится однообразной до приторности.

Итак, неполная бесконечность длилась до тех пор, покудова собачка снова не переходила границу приличий и не выпрашивала у попа чего-нибудь этакого для себя, от чего на поповские гладиолусные газоны обильными росами выпадали и проистекали, избыточно струились, изливались, тупо, но при этом нежно, источались утренние и вечерние слюни, мусоль, мусли, а также иные тезаурусы, включая синонимы. О некоторых из них мы даже не знали.

Вот такие мы мощные писатели!

Вот такова сила воздействия на всех собачек шашлыкового запаха из татарских шашлычен. Честь им и хвала.

Но, этого типа татарского явства, не перед постом будет сказано, попу самому не хватало. Уж не полюбилась ли православному мухлеванская кухня?

И он православно еврейничал и питерски гапонил, и мусолил тему и просто мухлеванил, дурача собачку, мол, якобы в шашлыках из татарских шашлычных слишком много канцерогенов, что приведёт к образованию в сосудах холестерина, а здоровье домашних животных надо беречь, ведь попы так же в ответе за тех, кого приручили, хоть они и не Экзюпери.

И не летают попы без оглядки в военных самолётах над океанами, как некоторые католические папы, и сами они не дроны с вертиляториями, не драконы вонючие огнием, не птицы-говоруны, а обыкновенные попы, любящие произносить проповеди рядовому народу и собирать с паствы деньги на свечки, которые нужны не для освещения церкв, а им же самим, то есть зауряднейшей пастве, для почитания хоть чего-либо, ради памяти к Кому-чему-либо-кое, и для разнообразных заклинаний по всему списку поводов.

А крыльев у попов поэтому нету, хотя бы они и желали крыльев, чтобы подняться к богу повыше, и, по азбуке сих возвышенных дум, не доставлял собачке радости полакомиться, при всём при том клянясь в безмерной симпатии и даже любовном пристрастии к ней лично и ко всей науке собаководства в частности».

Там ещё было про мясо, но это совсем уж пО'шло и к делу поэтому не пришито, хоть некоторая логическая связь несомненно присутствует.

И вообще четвероногой братии, особливо касаемо той дружественной совсем недавно, но удивительно нерукопожатной страны теперь, что раскинулась по берегам Днепра, пора переходить на диету.

Право, могу вас уверить в чём-нибудь более полезном, чем просто старомодные заверения в почтении, а пока – также со спешкой – не без сомнений могу предположить лишь то, что, судя по бешеному старту, к своим текстам мне придётся обращаться неоднократно.

Почему я так считаю? Да потому, что литература это не стадион, где требуется мчать вперёд без оглядки и без поправки на ветер. Особенно на боковой. В литературе такой ветер случается. Он может не только помешать, а вообще сдуть бегуна с дорожки!

И похоже на то, что, не смотря на публикации, отдающие «торопкостью», или преждевременностью, если бы речь шла об обыкновенном случае писательской инициативы, а именно по этой причине, мне придётся эти тексты нещадно править.

Это будет, вероятно, касаться как самой фактуры письма, так и сюжетных перипетий. 

Так-что не обессудьте на частые републикации.

«Сырые» вещи рано или поздно просто обязаны обрести и стиль, и сюжетику. Это главное. Тут я несколько отличаюсь от совсем уж буйных (безбашенных) графоманов. Безбашенно буйный графоман и графоман перфекционистского толка, а также так называемые «ленивые графоманы» (всё это термины вашего непокорного слуги) это три типа совсем разных графоманов. Они чуть ли не по разным сторонам баррикад, если бывают, конечно, треугольные баррикады.

В нашем графоманском деле такое, пожалуй, случается, как и в любом другом деле, где собираются адекватно заблуждающиеся люди, настаивающие на чём-то одном, невзирая на многопрофильность жизни в целом и переливания одной константы в другую, едва ли не противоположную, так же запросто, как пустое место переливается в пространство порожнее.

Наша прошедшая жизнь это наша жизнь, её никто не в силах изменить задним числом, однако то, что мы знаем о нашей прошлой жизни, это слова историков, а не сама жизнь.

У историков имеется право как на ошибку, так и на интерпретацию, это не «чистая» физика со стопроцентными доказательствами в виде подтверждающих теорию практических опытов, и даже не математика, которая также изобилует ошибками.

И даже сами доказательства порой страдают ошибками, причём добрая половина ошибок, это не действительные ошибки, а сознательные фальсификации.

Нужно с осторожностью относиться к нашему «якобы доказанному» прошлому.

Но к чему-то всё-равно придётся прислониться, ибо нельзя всю жизнь ничему не верить и никому не доверять: надо от чего-то оттолкнуться и изучить это, хотя бы для того, чтобы при необходимости опровергнуть наверняка и доказать это несчастному человеку, безответственно верующему во всё, что ему скажут якобы «умные» люди, и что напишут в таких же «заумных книжках».




Продолжение читать тут:
http://pol-ektof.livejournal.com/5313.html

заcтолбить freundа

Tags: pol_ektof_creativity, pol©ektof, У_попа_была_собака, книги_отличные_от_других
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments