Литтл Маунтинмэн

Глава 10.1 Тайна псевдонима

Old Childhoot 500.jpg

Теги иллюстрации:

Доблестные шкурки эпосов, флаг с черепом Чена, пулиуры, пулилова

10.1

Друзья Кирьяна Егорыча супер как часто интересуются количеством.

Товарищи его вообще любят количество.

Качество их интересует меньше.

По ихнему: мятое бабло – тоже бабло.

К.Е. совсем не такой: он настоящий ферт, франт, хлыщ и пшют. Он любит выглаженные двухсотевровки, старается их не складывать вдвое и, тем более, обожает экономить. А если и тратить, то в самую последнюю очередь и со слезами на глазах.

Тем более любить количество, наваиваемое не ими самими, а бесплатным трудоголиком в должности кассира – Кирьяном Егоровичем, совсем не трудно.

***

За бесплатно вырвавшееся слово – а оно не воробей – как в любом джентльменском базаре требовалось отвечать делом.

***

В отношении реальности написания в меру несмешного и не особо длинного романа у графомана сомнительных колебаний нет: он на твёрдую тройку с плюсом знал правила расстановки запятых. А это в романописании едва ли не главное.

В исполнении договорного срока исполнения редкой по бессмысленности письменной угрозы человечеству он покамест сомневался.

Но и плевал бы он на этот договор так же изящно, если бы за каждой непридусмотренной договором лишней строкой или просранным днём стояли твёрдые бонусы перекупщика. Качество запятых и точек в таком случае обещало бы перейти в количество бабла.

Тем не менее, пришлось заняться некоторыми предварительными расчётами.

Ещё до начала путешествия написано тексту впрок, впрок, впрок страниц сорок.

Впрок вмещал предстартовое состояние и суетливый быт, вообще не имеющий отношения к круизу.

Из пользы: лишние страницы очерчивали характеры будущих героев.

Эти страницы вы скоро станете листать не глядя, по просьбе писателя. А Бим прочтёт ВСЁ! Потому, что это ВСЁ посвящено ему.

Что они (путешественники) – 100%ые (правда, в будущем) герои, никто из них не сомневался. Каждый готовился на героя, примеряя доблестные шкурки эпосов, штудируя Сервантеса, Гашека, Рабле-Пантагрюэля, Джерома, Дефо, Свифта.

Угадайгород, узнав готовящееся – почти взрыв литературы – взбудоражен не на шутку.

А вдруг они стопроцентные твари?

Чёрт с ней, с литературой: как была в некоторой попе, так в попе и останется, разве что поглупеет или похорошеет едва заметно. А вдруг они вообще расслабятся простотой нравов и уронят престиж города Угадая, а за ним и страну в целом? Вай-вай-вай, какая вредная, какая антипатриотичная книжка!

«Характер» в любом романе – один из столпов книгонаписания. Поймаешь характер, и сюжет уже не нужен! – так наивно считал Кирьян Егорович, конченый прозаик, возможно графоманист, счётовод девичьих ошибок и настоящий поэт путешествий.

Характеры на этапе подготовки он оставил: «Читатель заранее будет знать, на что идёт».

У Джерома уже в начале забивания дядюшкой гвоздей читатель понемного знакомился с племянником.

Читателя в Джероме интересовало содержимое чемоданов, количество вёсел, длины верёвок и размер лодки.

Полезные рецепты, печень, бесполезные рецепты, состояние коленной чашечки, возраст Монморенси, – всё интриговало любознательного читателя в самой смешной книге какого-то века!

Кстати, сами англичане к этой книге относятся без ажитации. Именно Россия раскрутила Джерома.

Понятно дело, книга Кирьяна Егоровича с Бимом в качестве центрального героя претендовала на первенство в веке двадцать первом.

Сорок заранее заготовленных страниц были неплохой форой Кирьяну Егоровичу.

Благодаря форе он спал совершенно спокойно и всё меньше сомневался за благоприятный исход.

– Шестьсот разделить на сорок это будет пятнадцать, – следовательно, часть романа уже написана, – думал он.

Когда за ночь приплюсовалось двадцать страниц, стало шестьдесят – это уже одна десятая. – Вау! Как быстро растут проценты!

– Дотяну до ста через пару суток и станет одна шестая, – радовался он как ребёнок.

– Какая скорбь человечеству и какой кайф в быстрописании!
(продолжение следует) fрэндить автора pol_ektof