Адидже, Верона

ПАЛЬТО ОТ ТУЗИКА. Часть 1/Глава 3

архитектура под лупой.png
1.3

Например, для того, чтобы правильно быть понятыми своими работодателями и архитектурно необразованными деятелями, распределяющими суммы с большим количеством нолей на воплощение мощных российских проектов, претендующих на новизну и место в истории, приглашаются известные зарубежные ценители мирового масштаба.

Даже первые места для наших внутренних российских конкурсов определяют всё те же приезжающие из-за границы звезды. А наши члены жюри при этом скромно помалкивают.

Следует сказать, что после "перестройки" выпущено не так уж много критических российских статей, где бы аргументировано была разложена по полочкам плохая и хорошая заграничная архитектура, ведь безошибочность иностранщины не может быть бесконечной.

Тут я «стебаюсь» над постулатом либералов и пополизов, которые считали и до сих пор считают: "раз зарубежное, следовательно хорошее; и напротив: если наше, то обязательно дерьмо".

Мы успели совершить заметные всему миру архитектурные открытия за несколько лет после революции, пока вождям было не до архитектуры.

Затем революционность исчезла (от бедности технологий и общей разрухи) и на 20 лет заменилась на вкусовые предпочтения второго вождя всего пролетариата. Речь тут о так называемом "сталинском ампире", где в ходу были классические ордерные композиции, применялось картинно-перспективное классицистическое градостроительство, древняя символика поменялась на пролетарскую, богов заменили рабочие и крестьянки и т.д..

Хотя надо отдать должное точным инженерным наукам, связанным со строительством: там люди не зря ели пролетарский хлеб.

Но вот с архитектурой, как вещью ориентированно-политизированной, было гораздо сложнее. Практически это был тупик, как и многое, что творилось в искусстве.

Архитектурой, к превеликому сожалению, «крутили» лица, в основном без специального образования.

Основным способом руководства был выпуск политических и псевдоэстетических деклараций, основанных на бедах страны (Гражданская и Отечественная войны). Это понятно и оправданно: надо было быстро и много строить. В этой ситуации и на самом деле как-то не до стилей. Иное мнение архитекторов считалось враждебной крамолой. Кое-кто из архитекторов того времени пострадали.

Возврат к принципам современной архитектуры произошёл в 1960 годы после долгого нигилистического отрицания европейского аналитического искусствознания и базирующейся на этих принципах новой архитектуры.

К сожалению, принципы удобной для тиражирования "современной" техницистической архитектуры были восприняты Компартией и зависимой от неё официальной, архитектурной науки за панацею от всех бед, и совершенно бездоказательно декларировались партией как единственно правильным и всенародным методом построения общества равного благоденствия.

А на самом деле произошёл крен в абсолютно негибкую и неприспособленную к социальным изменениям строительную унификацию.

Кто тут виноват, и виноват ли лидер, или дело было сложнее, пока не разобрались: по одним источникам – это генсек Хрущев, по другим – председатель Совмина, по-третьим, это некоторые либо неграмотные, либо «подлизывающие» правительственные задницы академики.

После падения железного занавеса тем, кто не читал редко переводимую зарубежную архитектурную публицистику, вдруг открылась истина: мы все эти годы шли собственным путём с известными граблями, которые щёлкают по лбам, наперевес.

И это невзирая на наличие мирового, изменяющегося во времени и пространстве опыта планеты, реагирующего на эволюционные события в обществе.

Наша страна шла собственным путём.

Вспомните любую книгу советских времён, где любой зарубежный текст предварялся предисловием-путеводителем с обязательной ссылкой на труды Ленина, с цитатой из съезда, с пугалкой от Дзержинского – большого ценителя массовых свобод, защитника партийного "общака" и архитектора детских домов. Пользовались спросом для применения в качестве предисловий выдержки из Капитала или из Политэкономии немецких сиамцев Маркса-Энгельса (они же – большие юмористы, любители пива и воспитатели студенческих вшей, как оказалось позднее). Любили напутствия Лазаря Кагановича, извращенца Берии, напуганного писателя Фадеева, интеллигентной Фурцевой. Позже применялись округлые донельзя фразы Горбачёва (этот точно архитектор, правда перестройки). Этим товарищем от власти позволялось-таки читать переводные иностранные тексты, но полагалось также между строк видеть наши очевидные перестроечные "преимущества"...

Где эти преимущества? Какому заокеанскому дяде распродал эти преимущества наш капитан Горбачёв со своей немного таинственной супругой, смахивающей на рулевого и штурмана слабенького государственного Горбачёвского корабля. У штурмана же – и откуда же это взялось, неужто одни наговоры? – какая-то чуть ли не английская выучка по «правильной» навигации.

Да ладно, мы же, кажется, сами отклонились от курса на архитектуру, что уж тут говорить о целом государстве! Никто из вас не пробовал рулить государством? А женой?

Ну-у-у, «тады ой», как говорится.

Арх. Чен Джу Ченджу
2006
(продолжение следует)
fрэндить автора pol_ektof       

Метки: